от первого лица

Страсти по баллам

Ректор МГТУ им. Баумана Игорь Федоров: Многие абитуриенты уже забыли, куда подали документы

Ректор МГТУ им. Баумана Игорь Федоров: Многие абитуриенты уже забыли, куда подали документы
У абитуриентов одно желание - попасть в вуз. Многим не важно, в какой. Фото: Ксения Егорова
У абитуриентов одно желание - попасть в вуз. Многим не важно, в какой. Фото: Ксения Егорова

Тринадцатого августа вузы опубликуют список абитуриентов, зачисленных во "второй волне". Среди таких учебных заведений - МГТУ им. Баумана, один из самых престижных технических вузов России. О том, как стать студентом Бауманки, корреспонденту "РГ" рассказывает ректор Игорь Федоров.

Российская газета: Игорь Борисович, какой конкурс в Бауманку в этом году?

Игорь Федоров: Мы предлагаем 75 специальностей высшего проф образования. Средний конкурс - более 10 человек на место. Подано больше 30 тысяч заявлений на 3300 мест. Но этот конкурс, к сожалению, не отражает реальную ситуацию. Абитуриенты подают заявления в разные вузы, на разные специальности. Дело доходит до того, что они и сами не помнят, куда сдали копии. Это грустно наблюдать, поскольку существует негласное правило профессионализма - будущий хороший специалист ориентируется на определенную специальность, на определенный вуз. А тут такое броуновское движение... У абитуриентов одно желание - попасть в вуз. Очевидно, что нынешняя схема поступления требует доработки. Хотя я считаю, что ЕГЭ в целом позволяет отобрать достойных абитуриентов.

РГ: У вас много льготников?

Федоров: Больше, чем в прошлом году. Но справкам, которые они предоставляют, мы обязаны верить. Количество бюджетных мест, которые надо отдать льготникам, - не катастрофическое. И у тех, кто поступает на общих основаниях, немало шансов стать студентами. К тому же нам увеличили план приема на 100 мест.

РГ: Нижний порог по русскому и математике для абитуриентов такой же, какой предложил Рос обрнадзор - 37 и 21 балл?

Федоров: Мы ничего не меняли. Можно прийти к нам и с таким количеством баллов, но для того, чтобы стать студентом, надо иметь не ниже 60-65 баллов по русскому, математике или физике. С меньшим количеством нет смысла пытаться поступать в Бауманку. 1200 мест уже отдано победителям нашей олимпиады "Шаг в будущее", это очень подготовленные, целеустремленные ребята, с которыми трудно состязаться.

РГ: Из-за того, что результаты ЕГЭ можно послать по почте, во всех вузах выросло число иногородних абитуриентов. А общежитий для них не хватает. У вас как с койко-местами?

Федоров: Есть 750 мест для первокурсников. К декабрю вводим в строй новое комфортабельное общежитие, куда поселим 200 человек. Семейным студентам, а их у нас немало, предоставляем отдель ные блоки.

РГ: В Бауманке есть факультет, который принимает на учебу слабослышащих абитуриентов. Туда тоже конкурс увеличился?

Федоров: Вы имеете в виду центр медико-социальной и профессиональной реабилитации? Там все сложилось удачно. На 44 места, которые выделены в этом году, 45 претендентов. Так что никому не придется отказывать. И пустых мест тоже не будет. К сожалению, несмотря на нынешний наплыв льготников, инвалиды, в частности, слабослышащие, все же не привыкли получать высшее образование. У нас есть уникальная возможность дать им престижную профессию и диплом, созданы все условия для обучения, но многие из тех, кто мог бы учиться, считают: школу окончили - и хорошо. Хотя постепенно число тех, кто поступает в центр, становится больше. Единственная особенность в том, что эти студенты учатся на один год дольше - не шесть, а семь лет. Но главное, все они потом востребованы. Факультет работает с 1934 года, и за это время мы накопили огромный опыт. Можно сказать, лучший в мире. Когда американцы увидели, как и чему мы учим слабослышащих, предложили на нашей базе создать международную программу, чтобы делиться знаниями с другими странами.

РГ: Только что подписан закон, который дает вузам право создавать малые предприятия. Как Бауманка воспользуется такой возможностью?

Федоров: Наш вуз был одним из тех, кто особенно ходатайствовал за принятие такого закона. Существующее законодательство фактически отрезало вузы от инновационной системы, которую мы пытаемся строить. Но без вузов это невозможно. Наука, знания, молодежь, у которой самые большие возможности следовать инновациям, - в вузах, и начинать коммерциализацию надо с учебных заведений. Чтобы внедрить разработку, вуз должен стать учредителем малого предприятия, теперь такое право у него есть. Думаю, мы могли бы открыть 30 малых предприятий, работу в них получат 500 человек. Потребителям можем предложить, к примеру, системы водоочистки. Когда-то они разрабатывались для военных целей, но вполне годятся и для гражданских нужд. Есть передовые информационные технологии. На факультете биомедицинской техники тоже множество возможностей для инноваций, на его базе, не сомневаюсь, будет открыто много малых предприятий.

РГ: Приведите пример изобретения и назовите его стоимость?

Федоров: Не могу, разработки пока не оценены. У нас есть десять проектных групп, которые имеют опыт коммерческих разработок. Для работы малых предприятий при вузах еще очень многое предстоит сделать: создать венчурные фонды для разработки изобретения на начальном этапе, заключить договора о разделе доходов между малым предприятием и вузом, найти оценщиков.

РГ: Получается, что ректор теперь должен быть не только ученым и администратором, но и удачливым коммерсантом?

Федоров: Хороший вопрос - кто должен быть ректором технического вуза? Менеджер или ученый? Я считаю, что ученый. Не раз видел, как люди умные, образованные, но без технического образования, начиная разбираться в вузовских проблемах, "плыли" и не находили эффективных решений.

РГ: А кто будет руководить малым предприятием?

Федоров: Малым предприятием должен руководить менеджер. И если он еще при этом разбирается в технике, которую продает, - прекрасно!

РГ: Ваш вуз получил право по указу президента РФ устанавливать свои собственные стандарты обучения. Что это вам дает?

Федоров: Особенность учебных планов Бауманки - развитая фундаментальная подготовка выпускников. Выше, чем это предусматривают федеральные стандарты. Ни один фундаментальный курс не будет сокращен. Для подготовки высококвалифицированного инженера это крайне важно. Еще одна особенность нашего стандарта - серьезное внимание к изучению иностранных языков. Они у нас идут не два года, а четыре. Кроме того, наши студенты имеют возможность на 5-м и 6-м курсе в рамках платного образования изучать другие дисциплины - экономику, информационные технологии, лингвистику по программам бакалавриата. И, естественно, получают потом степень бакалавра по прослушанной специальности, т.е. выходят из стен университета с двумя дипломами.

РГ: Нас ведь призывают овладевать прикладными навыками. "Чистые" физики, химики, математики сегодня стране вообще не нужны.

Федоров: Тут какое-то смешение понятий. Я никак не могу взять в толк, как можно говорить: "не надо изучать так много фундаментальных наук, пусть будет больше практической подготовки". Это, видимо, тезисы экономистов, а не тех, кто работает в инженерной сфере. Если снижать уровень фундаментальной подготовки, наши инженеры превратятся в ремесленников. А ценность инженерной подготовки в России - в ее фундаментальности, незауженности.

Ссылка: Вузы жалуются на небывалое количество льготников, которых надо принимать вне конкурса

Комментарии (0)
Добавить комментарий
новости партнеров
новости партнеров
Наверх