07.12.2023 10:20
    Поделиться

    В СФО создадут девять кластеров для привлечения инвестиций

    Распоряжением правительства РФ N 2846-р от 16 октября 2023 го-да утвержден "План реализации Стратегии социально-экономического развития Сибирского федерального округа до 2035 го-да". Документ предусматривает более 150 мероприятий. О том, что даст реализация стратегии регионам СФО, в интервью "РГ" рассказал председатель исполнительного комитета Межрегиональной ассоциации "Сибирское соглашение" (МАСС) Геннадий Гусельников.
    Задача кластера - глубокая переработка сырья, выпуск товаров с высокой добавленной стоимостью
    Задача кластера - глубокая переработка сырья, выпуск товаров с высокой добавленной стоимостью / Павел Бедняков/ РИА Новости

    Геннадий Геннадьевич, зачем потребовалось отдельно принимать план реализации стратегии?

    Геннадий Гусельников: У всех федеральных округов есть утвержденные правительством страны стратегии. Что касается СФО, то документ был принят в январе этого года, но он плохо учитывал мнения сибиряков. Развернулась дискуссия, мы предложили разработать план реализации стратегии, в котором будет то, чего нет в основном документе, - это развитие социальной сферы, науки, образования, инфраструктуры.

    К сожалению, с планом вышло так же, как и со стратегией, - проект нам спустили сверху, из федеральных министерств. У нас же на тот момент было подготовлено более шестисот предложений. Ни в каком другом федеральном округе столько не появилось.

    На совещании под руководством вице-премьера Виктории Абрамченко, курирующей Сибирский федеральный округ, было решено взять наши предложения в работу. Мы провели их инвентаризацию и защитили каждую позицию на федеральном уровне.

    Там логика была простой: не включать в план мероприятия, не обеспеченные финансами. Нет денег на строительство детсадов, мостов - убираем их из документа. Но мы настояли на том, чтобы все объекты инфраструктуры, необходимые для развития территорий, в стратегии остались. Это дает возможность заложить средства на них в федеральный бюджет на ближайшие три года. Поэтому в плане есть железная дорога "Кызыл - Курагино", Северо-Сибирская железная дорога, автотрассы, транспортный коридор "Абакан - Бийск", социальные объекты.

    По поручению вице-премьера были сформированы рабочие группы по четырнадцати направлениям. Какие-то мероприятия объединили, скорректировали показатели. Но наши предложения были учтены.

    План утвержден. Что дальше?

    Геннадий Гусельников: Нужна координация работы. На Восточном экономическом форуме губернаторы предложили поручить эту функцию МАСС. Но "Сибирское соглашение" - общественная организация, и у нее недостаточно полномочий.

    Есть мнение, что необходимо создать федеральное министерство - наподобие министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики. На мой взгляд, целесообразнее организовать штаб. Предложение поддержал координационный совет МАСС по экономике и инвестициям. Штаб будет встроен в межведомственную рабочую группу, которую формирует Министерство экономического развития РФ.

    В него предложено включение высших должностных лиц и специальных представителей субъектов РФ в СФО, сотрудников аппарата полпреда президента России в СФО, исполкома МАСС и, по согласованию, федеральных кураторов координационных советов МАСС, назначенных вице-премьером Викторией Абрамченко.

    Начинаем решать задачи, условно поделенные на три группы: за часть мероприятий отвечает федеральные органы власти, за другую - региональные. Более тридцати мероприятий требуют большой аналитической работы и на сегодняшний день не имеют определенных исполнителей.

    Все нужно сделать слаженно и быстро, потому что первые отчеты исполнителей должны поступить в минэкономразвития России уже в январе 2024 года.

    А чего не хватало в самой стратегии?

    Геннадий Гусельников: В процессе подготовки предложений для стратегии ученые СО РАН провели исследование, выявив ключевую проблему Сибири. И это не отсутствие инвестиций, рабочих мест, а дефицит человеческих ресурсов. Основная угроза - экономически активного населения становится меньше. На это есть объективные демографические причины. Но если не будет комфорт-ных условий для жизни и работы, точек притяжения, мы стремительно потеряем тех, кто сейчас учится в школах и вузах - они же просто уедут. Эту проблему нельзя игнорировать, ею надо заниматься - в первую очередь, создавать условия для проживания, чтобы молодежь оставалась в Сибири. Если мы этого не сделаем, все остальное - пустой разговор.

    Таким образом, наши предложения направлены на решение ключевой задачи - улучшение качества жизни, формирование комфортной среды проживания. А это развитие инфраструктуры, сфер здравоохранения, образования, транспортной доступности - малой авиации, железных и автомобильных дорог.

    Еще одна серьезная проблема, на которую обратили внимание ученые, связана с тем, что в результате инвестиционной деятельности бенефициаров, как правило, зарегистрированных за пределами СФО, регионы Сибири ничего не получают в свои бюджеты. Налоги уходят в Москву, Санкт-Петербург. Возникает вопрос: а как нам решать задачу по удвоению ВРП, увеличению количества высокооплачиваемых рабочих мест, не имея доходов?

    Сколько средств потребуется для реализации плана?

    Геннадий Гусельников: Три с половиной - пять триллионов рублей. Но цифра эта не конечная. Пока не посчитаны затраты на строительство Северо-Сибирской железной дороги, социальных и других объектов.

    Мы добились от минэкономразвития дофинансирования мероприятий за счет приоритетного использования инфраструктурного меню. Минстрой РФ пошел навстречу.

    Мы видим, что правительство страны признает необходимость исполнения плана. Поручениями президента РФ подкреплены фундаментальные проекты. Прежде всего это создание двух транспортных коридоров в КНР - Северо-Сибирской железнодорожной магистрали (Севсиба) и так называемой Тувинской, которая свяжет Курагино и Кызыл и пойдет далее на юг, до границы России и Монголии, а потом через погранпереход "Цаган - Толгой - Арс-Сурь". Ответственные за эти проекты - федеральные министерства, РЖД и органы власти регионов. Понятно, что в региональных бюджетах средства на такие капиталоемкие проекты не предусмотрены.

    Мы солидарны с минэкономразвития в том, что на данном этапе нужно показать образ будущего. Как изменится жизнь в той же Туве? Железная дорога даст увеличение ВРП, налогооблагаемой базы, транзитного потенциала, покупательской способности, повлияет на деловую активность, появление новых видов деятельности.

    Тувинская железная дорога вместе с Севсибом сформируют каркас, обеспечивающий дружественным нам государствам выход к Северному морскому пути.

    В рамках стратегии мы говорим о фундаментальных вещах, экономические последствия которых оценить сложно, но недооценивать нельзя. В то же время наша задача - по максимуму добиться конкретных результатов от каждого мероприятия.

    Планом предусмотрено создание восьми кластеров. На первый взгляд, все они ориентированы на добычу природных ресурсов.

    Геннадий Гусельников: Губернаторы настаивали на включении в план девятого кластера - научно-образовательного. Но здесь сложно определить показатели результативности. Поэтому нам в этом пока отказано, но мы продолжаем готовить документы для формирования кластера.

    Остальные восемь - это "Лес, лесопереработка и лесохимия", "Переработка алюминия", "Драгоценные металлы", "Цветные и редкоземельные металлы", "Туризм", "Сельское хозяйство и пищевая промышленность", "Нефть и газ", "Уголь". Их выход на проект-ную мощность запланирован на 2026-й, а полное развертывание - на 2030-2035 годы. Указаны конкретные предприятия, инвесторы, готовые работать в рамках кластеров.

    На координационном совете МАСС по экономике и инвестициям мы обсудили инструменты господдержки инвестпроектов. Они есть в каждом регионе и успешно применяются.

    Например, как сообщила заместитель министра экономики и регионального развития Красноярского края Олеся Ардасова, в регионе реализуется более 180 инвестиционных проектов на общую сумму свыше пятнадцати триллионов рублей, из них 38 включено в план реализации стратегии. В крае действует несколько механизмов региональной поддержки инвесторов - налоговые преференции, субсидии, стимулирующие налоговые условия, инфраструктурная поддержка и другие. В Новосибирской области, по словам министра экономразвития региона Льва Решетникова, ежегодно на господдержку инвесторов в виде налоговых льгот и субсидий выделяется более пяти миллиардов рублей.

    Так что в кластерном развитии уже есть большой задел. Задача - выйти на глубокую переработку, выпуск товаров с высокой добавленной стоимостью. Таких проектов пока немного. Возьмем кластер "Лес, лесопереработка и лесохимия". Здесь нужны как меры господдержки, так и прозрачный рынок. По оценке экспертов, один рубль, заработанный на лесозаготовке, дает шестнадцать рублей ВРП в других отраслях, три рубля налогов. Это приличные цифры.

    Вместе с минпромторгом РФ мы отстояли создание окружной программы развития рынка деревянного домостроения. Надо развивать спрос на такое жилье, возводимое застройщиками. Чтобы были гарантии качества, стабильности. Деревянный строительный материал научились так обрабатывать, что он стал пожаробезопасным и долговечным.

    Из дерева можно строить ФАПы, дома культуры, типовые отели. Все это вполне укладывается в программу комплексного развития сельских территорий, направленную на повышение качества жизни в селе.

    То же самое - кластер "Уголь". У Кузбасса колоссальные наработки в этой сфере. Экономика Сибири по-любому будет связана с угледобычей. Но мы должны научиться использовать уголь необременительным для природы способом.

    Несколько лет назад МАСС разработала программу использования золошлаковых материалов. Это было в новинку, а сейчас ЗШМ применяют в разных отраслях хозяйства. Следующий шаг - более активно развивать экологичное направление.

    В кластер "Туризм" вошли не все регионы Сибири - например, Новосибирская область там вообще не представлена. Почему?

    Геннадий Гусельников: К сожалению, о туризме в Сибири знают по нескольким местам - это Байкал, Алтай, Шерегеш, Горная Шория. Когда мы на заседаниях рабочей группы говорили, что в Хакасии есть горнолыжный курорт "Гладенькая", в Новосибирской области - водохранилище (Обское море) и так далее, многие удивлялись. Можно зайти на сайт "Посети Сибирь", разработанный по инициативе "Сибирского соглашения", и увидеть немало крупных проектов, каждый из которых достоин статуса национального туристского маршрута.

    С другой стороны, надо признать, что вклад сферы туризма в ВРП в ряде регионов невысок. Мало где эта отрасль представляет собой определяющее значение, как, например, на Алтае.

    Но, опять же, мы говорим: нельзя эту сферу сбрасывать со счетов, так как на одно рабочее место в туризме приходится пять мест в смежных областях. Борьба за турпоток влечет за собой развитие инфраструктуры.

    Меры поддержки туристской сферы приняты во всех регионах, они работают, в том числе на увеличение въездного потока. В регионах знают свои сильные стороны. Сейчас стоит задача уменьшить влияние сезонности на турпоток. Этому способствует единый событийный календарь, где указаны мероприятия, которые будут проводиться в Сибири и которые могут быть привлекательны для туристов.

    В целом при подготовке плана и формировании кластера регионы слабо заявили свои проекты. Мало готовых проектов и в Новосибирской области. Бизнес крайне неохотно в этом участвует из-за больших рисков.

    Я считаю, что эту работу можно проводить в рамках бренда "Большая Сибирь". Он уже стал узнаваемым. На Восточном экономическом форуме к стенду "Большая Сибирь", объединившем все регионы СФО, подошла делегация КНР. И у нас появилась идея в следующем году подготовить стенд "Большая Сибирь - Китай". Мост дружбы".