06.11.2023 18:07
    Поделиться

    Эксперты: Школы ждет дефицит преподавателей русского языка

    Учителей-словесников готовят в 162 вузах России. Но их все равно катастрофически не хватает. Дефицит преподавателей русского языка и литературы чувствуется не только в сельских школах, но и городах-миллионниках. Тревожно, что бюджетных мест на региональных филфаках становится все меньше, сокращается и количество учебных часов на профильные предметы. Почему выпускники филфаков не хотят работать в школе? Где тот педагог, который учит не только правилам орфографии, но и правилам жизни вместе с великой литературой? Об этом мы говорим с экспертами "Российской газеты".
    Чему научат школьников выпускники вуза, которые "Войну и мир" читали в сокращении?
    Чему научат школьников выпускники вуза, которые "Войну и мир" читали в сокращении? / Владимир Смирнов / ТАСС

    Душа моя, орфография

    Начнем с автора романа взросления "Душа моя Павел" Алексея Варламова. Алексей Николаевич, так ли уж важны уроки литературы во времена, когда наблюдается колоссальный спрос на айтишников, инженеров, финансистов?

    Алексей Варламов: Я воспитывался на словах Альберта Эйнштейна: "Достоевский дал мне много, необычайно много, больше Гаусса". Напомню, что работы Карла Гаусса помогли физику разработать математическую основу теории относительности. Представить себе состоявшего в своей профессии ученого, не знающего литературы, мне довольно сложно. С моей точки зрения, литература - это предмет, который дает возможность развивать себя, совершенствовать свою личность, тренировать свое воображение, память, ум, чувства, эмоции. То есть это не просто какая-то информация об окружающем мире, а нечто, что человеку необходимо как витамин, без которого он будет хилым и ущербным.

    Не знаю, как на это смотрит нынешнее поколение айтишников, может быть, они прекрасно без таких витаминов обходятся. Можно же жить без путешествий, быть равнодушным к звездному небу, природе, миру книг. Но я не пойму, зачем? Ведь это прежде всего удовольствие. Мне очень жалко людей, которые воспринимают литературу как что-то лишнее, ненужное, пытку и муку какую-то.

    Константин Ушинский вообще считал, что "русский язык" - это главный школьный предмет. Однако при всей безусловной важности профессии словесника цифры приема свидетельствуют, что бюджетных мест в вузах страны, где их готовят, становится все меньше. Прошло уже четыре года с резонансного Совета при президенте России по русскому языку, где шла об этом речь. Есть сдвиги?

    Людмила Кольцова, профессор Воронежского госуниверситета, член Совета при президенте РФ по русскому языку: С моей точки зрения, разрушение филологического, особенно университетского, образования продолжается. Скоро не только детей некому будет учить русскому языку, но и в самих университетах филологов не останется. Когда в нашем университете, например, на филологическом факультете учится всего (на всех формах обучения) 300 студентов, а на экономическом и юридическом - по 2,5 тысячи. Как было 21 бюджетное место на отечественную филологию, так и осталось. Кто учителей учить будет?!

    На плечи словесника - единственного предметника в школе - выпадает 5 форм итогового контроля, три из которых являются обязательными

    В этом году в магистратуре у нас будет учиться 30 человек. Из них - 20 граждане Туркмении, которые заплатили за учебу, но русский язык знают пока плохо. Мы прилагаем серьезные усилия для того, чтобы для начала научить читать. Справимся, конечно, но проблема есть.

    Радиф Замалетдинов, член президиума Совета при президенте РФ по русскому языку, директор Института филологии и межкультурной коммуникации Казанского федерального университета (КФУ): Я начну с того, что наш институт является крупнейшим в регионе научно-образовательным центром, готовящим специалистов и педагогов в области русского языка и литературы. И если говорить о бюджетных местах, то все же есть положительная динамика в последние два-три года. Особенно это касается педагогического образования.

    Но в то же время все еще испытываем их дефицит по направлению "Филология", прежде всего для бакалаврских программ. Еще большая нехватка бюджетных мест в аспирантуре по филологии и педагогике.

    Приведу такие данные. В 2021 году КФУ было выделено на эти направления 19 и 21 бюджетных мест соответственно, в 2022 году - 14 и 14 мест, а в 2023 году - всего 8 и 6. Это, конечно же, явно недостаточно, даже для простого воспроизводства научно-педагогических кадров.

    Однако министерство утверждает, что распределение общих цифр приема по регионам исходит из потребности в выпускниках, а не в абитуриентах. Исходя из этой логики, дефицита в русистах нет?

    Радиф Замалетдинов: Да, казалось бы, при таком подходе вопрос кадрового голода не должен стоять. Однако на практике все не так. По данным Министерства образования и науки Республики Татарстан, потребность образовательных учреждений республики в учителях русского языка на 2023/24 учебный год составила порядка 470 педагогических работников. Для сравнения, в 2023 году наш институт выпустил всего лишь 91 бакалавра и магистра, чья квалификация позволила бы им трудоустроиться в школы и преподавать русский язык. Еще некоторое количество учителей русского языка в нашей республике готовят Елабужский филиал КФУ и Набережночелнинский педуниверситет. Однако, даже все эти образовательные организации вместе взятые на сегодняшний день не закрывают потребность региона в учителях по предмету.

    Пять экзаменов на одних плечах

    Людмила Дудова, член Совета по русскому языку при президенте России, председатель координационного совета "Ассоциации учителей литературы и русского языка": Недостаток выпускников вузов и сокращение контрольных цифр приема - лишь одна из многих причин нехватки школьных литераторов и русистов. Да, словесников обучают в 162 вузах нашей страны. Но все равно учителей, которые ведут с 5 по 11 класс предметы "русский язык", "литература", "родной (русский) язык" и "родная (русская) литература", не хватает. Совершенно очевидно, что дело не только и не столько в количестве выпускников, получивших квалификацию учитель русского языка и литературы, а в том, сколько выпускников приходит в школу и кто из них остается в ней работать.

    Радиф Замалетдинов: По нашим данным, порою только половина выпускников педагогических вузов идут работать школьными учителями.

    Словесник учит человека главному - умению читать и размышлять над прочитанным. Фото: Владимир Аносов

    Помните учителя словесности, который разочаровался во всем, в том числе и педагогике, из одноименного рассказа Антона Чехова? Но скажите, как не разочароваться сегодня при той зарплате и нагрузке, которая есть у словесника?

    Людмила Дудова: Могу рассказать, как сами учителя оценивают причины дефицита учителей-словесников в школах России. Это, прежде всего, неравенство в оплате труда в разных регионах страны: разница порою в несколько раз, ведь зарплата привязана к средней по региону. Это приводит к явлению, которое в последние годы приобрело довольно массовый характер, - оттоку словесников из регионов с низким уровнем заработной платы в регионы с более высокой заработной платой.

    На втором месте пресловутая бюрократизация работы педагога. По исследованиям, проведенным РАНХиГС, учителя тратят на заполнение отчетов от 1 до 6 часов в неделю, подготовка к урокам занимает у трети учителей 6 часов в неделю, а еще почти 6 часов в неделю на проверку работ учащихся! И это все сверх нагрузки учебной, из которой оплачивается дополнительно только проверка тетрадей, но от количества проверенных работ эта оплата не зависит никак. И еще. С недавних пор зарплата учителя зависит и от количества детей. Поэтому наполняемость классов особенно в городских школах может доходить до 40 человек вместо 25 по нормам СанПиНа. И это тоже причина ухода из школы.

    Людмила Кольцова: И в Воронеже не хватает учителей-литераторов, в школы берут даже студентов. Беда еще и в том, что оттуда уходят самые талантливые, самые способные учителя, которые могут где-то себя применить. Ведь литература и русский язык - самый трудоемкий предмет. Он требует раздумья, размышления, чтения...

    Людмила Дудова: Учитель русской словесности в школе - это педагог, который на своих плечах несет ответственность за итоговую аттестацию по двум предметам: русскому языку - обязательный экзамен в 9 и 11 классах, обязательном итоговом сочинении в 11 классе и экзамену по предмету "литература" - экзамен по выбору. Итого на плечи словесника - единственного предметника в школе - выпадает 5 форм итогового контроля, три из которых являются обязательными. Ни у одного из учителей-предметников такой нагрузки в школе нет.

    Русский и литература - это то, что человеку необходимо как витамин, без которого он будет хилым и ущербным

    Людмила Кольцова: К слову, то же самое касается и вузовских словесников. Нагрузка у российского преподавателя в 10 раз больше, чем у западного, работающего в Болонской системе, а зарплата - в 10 раз меньше. Для сравнения, итальянские коллеги были возмущены, когда их годовая нагрузка увеличилась с 90 до 120 часов. А у нас 950 - для преподавателя вуза и 1200 - для тех, кто работает в этой системе общего профессионального образования, которую сейчас открыли при университетах.

    "Война и мир" в сокращении

    Недавно закончился российский конкурс "Учитель года". Победил литератор посольской школы в Иране. Блеск и восторг, иных слов не подберешь, чтобы охарактеризовать его уроки. Но положа руку на сердце - такие звезды скорее исключение из правил. Не секрет, что в школу приходят и откровенные недоучки, читавшие "Войну и мир" по краткому пересказу.

    Людмила Кольцова: Сокращение количества часов на профильные предметы на региональных филфаках (я не говорю о столичных вузах) - это еще одна наша боль. Меня как-то наш знаменитый "классик" Николай Николаевич Казанский спрашивает: "Людмила Михайловна, а сколько у вас в университете в неделю древнегреческого языка?" Что я могла ему ответить, если у нас на втором курсе раз в две недели бывает лекция по русскому языку и один раз - практическое занятие! И чему мы можем научить студентов?

    Радиф Замалетдинов: Конечно, всегда хочется, чтобы часов, выделяемых на профильные предметы, было бы больше. В то же время при разработке учебных планов мы не можем отклоняться от требований, прописанных в Федеральных государственных образовательных стандартах (ФГОС). В целом, считаю, что часов вполне хватает, чтобы подготовить высококвалифицированных специалистов в своей области. Но при этом очень важно и отношение к учебе самих студентов, их мотивация к самостоятельной работе.

    Людмила Дудова: Между тем, в последние годы все чаще публикуются сведения о катастрофических показателях по русскому языку, которые демонстрируют на диктантах и на первых занятиях в вузе студенты-первокурсники. Но учителя, которые учили этих студентов, - выпускники этих самых вузов. Однако только 8 процентов из них говорят, что им недостаточно предметных знаний. 27 процентов педагогов отмечают дефицит знаний и навыков в области применения компьютерных и информационных технологий в преподавании предметов "русский язык" и "литература", 22 процента испытывают недостаток знаний и навыков в работе с детьми, имеющими проблемы в поведении, а 17 процентов в работе с одаренными детьми. И 19 процентов отмечают слабое знание основного документа, которым должен руководствоваться учитель в своей профессиональной деятельности - ФГОС.

    А вот еще одна новость, которая всполошила не только профессиональное сообщество, но и родителей. Учителей средней школы (с 5-го по 9-й класс) будут готовить в колледжах. Об этом говорил глава минпросвещения Сергей Кравцов на Петербургском международном экономическом форуме.

    Людмила Дудова: Я отношусь к этому отрицательно. Мое мнение основано не только на том, что я неплохо знаю систему среднего профессионального образования и имею опыт работы в педагогическом колледже. Мы провели экспресс-опрос среди педагогов-словесников в нашей ассоциации, и они высказались категорически против. Согласно квалификационным требованиям учителя основной школы должны иметь только высшее образования. А именно в основной школе, то есть с 5 по 9 класс, фактически осваивается основной курс русского языка, и кадровый состав колледжей не может обеспечить качественную подготовку учителя русской словесности. Я уже не говорю о том, что они не смогут обеспечить соответствующую подготовку и по предмету "литература". Есть вопросы к уровню подготовки тех, кто поступает в колледжи. Мы можем говорить, что и на филологические факультеты вузов у нас порою идут не самые лучшие, а уж что говорить о колледжах.

    Кроме того, встает вопрос финансирования подготовки учителей для основной школы, вузы получают финансирование из федерального бюджета, а колледжи - это региональный бюджет. Там есть такие средства?

    Алексей Варламов: Экспертному сообществу, конечно, виднее, но если речь идет о том, чтобы сократить подготовку учителя, давать ему меньше знаний и навыков, то, на мой взгляд, ничего хорошего в этом нет. Школьное образование - это поле боя. И мы ведь помним фразу о том, когда прусаки побили австрийцев, "это была победа прусского учителя над австрийским школьным учителем". Мы полетели в космос благодаря отличной системе образования. То, чему мы учим в школе, это вопрос стратегический. Прежде чем что-то решать радикально, ну проведите эксперимент в одном регионе. Наша беда - шараханье из крайности в крайность. А такие решения должны приниматься на основании серьезного и вдумчивого разговора. Это не может быть какая-то директива: собрались чиновники и решили. Идея эта мне не кажется симпатичной, вот если бы предложили углубить подготовку учителей - другой вопрос.

    Чиновники с филфака

    Алексей Николаевич, вот вы говорите: "Собрались и решили". Как вы считаете, пригодились бы нашим сановникам навыки филфака?

    Алексей Варламов: Не уверен, что само по себе филологическое образование даст достаточно информации, чтобы управлять государством, но понимать суть главного инструмента, который формирует национальный характер, а это русский язык, поможет. Насколько мне известно, по первому образованию филологами являются бывший зампредседателя правительства РФ Игорь Сечин и экс-министр обороны России Сергей Иванов, а также губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев. С моей точки зрения, для человека такого уровня ответственности особенно важно соблюдать чистоту речи и блюсти языковую норму. Филолог принадлежит не только современности, но и встраивается в историческую вертикаль. А сегодня, в эпоху глобализации и других тревожных мировых событий, сохранение национальной физиономии и национального характера выходит на первый план. Борьба за язык, сохранение языка в сегодняшнем мире приобретает не только значение каких-то ритуальных фраз, но и становится чем-то чрезвычайно важным для существования государства.

    Будущий преподаватель русского языка встречается со своим предметом два раза в месяц. И чему научится такой студент?

    Мне кажется внимание к языку и его функционированию должно быть важнейшей государственной задачей. И если у нас будет какой-то процент чиновников-филологов, которые вынесли из своей учебы понимание, что язык - это ресурс, не менее важный, чем нефть, уран, золото, алмазы, вот это будет очень здорово.

    Людмила Кольцова: Не мешало бы напомнить о любви к русскому языку тем чиновникам, кто придумывает невообразимые для слуха образовательные аббревиатуры. Кроме упомянутых уже здесь ФГОсов, появились ФОСы. Вслушайтесь, дорогие коллеги, вдумайтесь, пожалуйста, если это возможно, в то, что "в ФОСы должны входить все КОЗы в рамках ФГОСов". А по требованию тех, кто управляет образованием, "преподаватели не должны почивать на лаврах, а активнее внедрять в учебный процесс КОЗ и вырабатывать знаниевые компетенции". Это не шутка, это вопрос об использовании государственного языка в общественно значимых сферах.

    Откуда будем брать разбирающихся во всех КОЗах и других чудо-существах чиновничьего словотворчества, а также отлично знающих свой предмет, успевающих читать классику и новинки, посещающих театр учителей?

    Радиф Замалетдинов: Я объясню все на цифрах. Подготовка квалифицированного педагога занимает не менее четырех-пяти лет, если студент учится очно, и пяти-шести лет у заочников. Пройдет еще как минимум два-три года, пока мы сможем выпускать необходимое для образовательных учреждений Татарстана количество учителей русского языка.

    162 вуза в России готовят учителей-словесников

    По прогнозам минобрнауки, потребность в русистах по республике на 2025/26 учебный год составит 314 человек. К этому времени наш институт подготовит и выпустит около 150 бакалавров и магистров, готовых учить детей русскому. В 2026 году, при потребности в 303 учителях русского языка по республике, наш институт выпустит уже порядка двухсот специалистов с соответствующей квалификацией. Казалось бы, все постепенно налаживается. Но рано радоваться. Важно проводить постоянную и системную работу по повышению престижа профессии педагога, возрождения ее былого авторитета, думать над улучшением материального положения школьных учителей. Только в этом случае выпускники педагогических вузов пойдут работать в школы, и появится гарантия, что они там останутся.

    Людмила Дудова: Согласна. Еще бы добавила, что нужно подумать о введении дополнительной оплаты учителям русского языка и литературы за работу в классах с детьми, которые плохо знают русский, или вообще им не владеют, если таковых насчитывается не менее 25%. Вспомнить и о классах выравнивания для школьников, не владеющих русским языком.

    С моей точки зрения, нужно начинать готовить учителя-словесника уже в старшей школе. Поможет задержать выпускника вуза в школе и продление статуса "молодой специалист" хотя бы до 5 лет. Это обеспечит доплату к окладу в размере 5-10%. В это время начинающего учителя должен курировать опытный коллега.

    И еще. Нужно пересмотреть ограничения на возможность повышения квалификации учителя русского языка и литературы на бюджетной основе. Сейчас она предоставляется один раз в три года. А учитель русского языка и литературы ведет два совершенно разных предмета.

    Официально

    В Минпросвещения России "Российской газете" рассказали, что в 2022/23 учебном году примерно 10 процентов всех новых бюджетных мест в педвузах было отведено на обучение учителей русского языка и литературы. При этом средний конкурс в педагогических вузах в рамках приемной кампании по этим направлениям и профилям подготовки составил более 7 человек на место.

    В вузах, подведомственных Минпросвещения, по нескольким направлениям велась подготовка учителей русского языка и литературы. Всего обучалось более 18 тысяч студентов. Общее количество выпускников педвузов по этим направлениям и профилям подготовки в 2022/23 учебном году составило более 3,5 тысячи человек.

    - Образовательный процесс во всех регионах ведется в полном объеме. При этом благодаря региональным и федеральным мерам поддержки продолжается привлечение в отрасль молодых специалистов, - прокомментировали в министерстве. - По итогам прошедшей приемной кампании педагогические специальности заняли второе место по популярности у абитуриентов, что говорит о высоком спросе на педагогические направления подготовки. Общая ситуация по стране в сфере кадровой потребности учителей находится под непрерывным контролем Минпросвещения России.

    Подготовила Мария Агранович