27.07.2023 19:08
    Поделиться

    Торможение

    Подольский завод держит оборону
    Оборонные предприятия нарастили выпуск продукции. О том, с какими трудностями они порой сталкиваются, в Совете Федерации недавно дискутировали члены Экспертного совета, обсудившие проблемы и риски для стабильной работы стратегически значимых предприятий РФ.
    Пресс-служба АО "ПТС"

    По словам сенатора Елены Афанасьевой, такие заводы, увы, сталкиваются с прессингом со стороны силовых структур. На это надо реагировать, искать пути их поддержки, в том числе посредством развития нормативной базы. В качестве примера в СФ рассмотрели ситуацию с подольским АО "ПТС". Завод 25 лет выпускает сертифицированные дыхательные аппараты для спецподразделений. Это один из основных производителей спасательного и защитного снаряжения. Президент АО "ПТС" Сергей Барбулев говорит: продукция зачастую превосходит мировые аналоги, некоторая - уникальна. И вдруг в 2021 году заводится уголовное дело...

    Адвокат Юрий Ширинян сообщил, что оно было "возбуждено при отсутствии какой-либо претензии или какой-либо переписки со стороны госзаказчика", по 159-й статье УК РФ. Ее можно применить и при споре, который мог бы рассудить арбитраж. "Уголовное дело - это всегда грань банкротства", - считает депутат Госдумы Артем Кирьянов. Предприятие попадает под силовой прессинг: изъятие документов, арест счетов, разрыв контрактов, невозможность восстановить технологический процесс...

    Уголовное преследование в сегодняшних реалиях должно быть последним шагом

    Завод заподозрили в завышении цен при исполнении контрактов с Росгвардией. В соответствии с условиями контрактов прибыль поставщика не должна превышать 20% от их цены. АО "ПТС" инициировало ряд экспертиз, в частности, аудиторской организацией ООО "КСК АУДИТ". В мае-июне 2023-го ЭКЦ МВД России по городу Москве провел дополнительную судебно-бухгалтерскую экспертизу. Выводы: ни по одному из спорных контрактов АО "ПТС" не получило прибыль выше 20%. Она составляла примерно 15-17%, завод даже недополучил то, на что имел право. Несмотря на эти заключения и ходатайства защиты, дело не прекращено.

    Неужели госструктурам проще просить о возбуждении дела, чем идти в арбитраж? У экономических споров срок исковой давности - 3 года. Дождись, пока он истечет, иди к силовикам, и вот тебе дело по 159-й статье. Часть госаппарата, подметил депутат Госдумы Михаил Делягин, привыкла "решать хозяйственные споры уголовными атаками, заниматься "рейдерством" под предлогом... "споров хозяйствующих субъектов".

    Фото: Пресс-служба АО "ПТС"

    Декриминализация отношений между госструктурами и предприятиями гособоронзаказа видится в том, чтобы споры о цене решались в арбитражных судах. Иначе задача достижения технологического суверенитета может остаться невыполненной - бизнес не рискнет работать даже с оборонзаказом. Может, ввести норму о неприемлемости обращений о возбуждении уголовных дел в случаях, когда есть возможность решить вопрос в арбитражном процессе?

    "Уголовное преследование в сегодняшних реалиях должно быть последним шагом, - резюмирует член Совета при президенте по правам человека Шота Горгадзе. - Иначе мы не дадим возможности работать тем добропорядочным подрядчикам, тем компаниям, которые повышают обороноспособность нашей страны".

    Поделиться