19.07.2023 10:37
Поделиться

Джонни Депп вернулся плотоядным монархом: на экраны выходит "Жанна Дюбарри"

Франция создана для съемок исторических фильмов: у нее есть Версаль. Королевская резиденция с ее фантастической роскошью плюс 22,5 миллиона долларов бюджета - первый и главный аттракцион костюмной драмы "Жанна Дюбарри" о девушке из низших слоев общества, ставшей модной куртизанкой в верхах и в конце концов - фавориткой Людовика XV. Версаль придает фильму необходимый шик, а симметрия фронтальных планов, умело выстроенных оператором-поэтом Лораном Дайяном - изысканность.
Фантастическая роскошь Версаля плюс 22,5-миллионный бюджет - главный аттракцион фильма.
Фантастическая роскошь Версаля плюс 22,5-миллионный бюджет - главный аттракцион фильма. / КиноПоиск

Вторым важнейшим и, возможно, решающим аттракционом стало приглашение на роль плотоядного монарха Луи XV голливудского суперстара Джонни Деппа. Как известно, бывший Джек Воробей попал на родине в опалу после обвинений в семейном насилии, предъявленных его бывшей супругой Эмбер Херд - как установил суд, они оказались наветом. Роль Луи таким образом ознаменовала первое за три года появление 60-летнего актера на больших экранах. Это появление само по себе стало скандальной сенсацией: феминистки, проигнорировав решение суда, экс-кумира так и не простили, после чего актер публично отмежевался от предавшего его Голливуда. В фильме Депп играет на французском, которым владеет, он здесь почти неузнаваем, и, хотя он появляется на экране не слишком часто, эта лаконичная по метражу работа, на мой взгляд, вошла в число лучших в его практике. По крайней мере, самых неожиданных.

Поначалу он - как восковая маска. Напудренная, бесстрастная, безжизненная. Не идет - движется, не жесты, а мановения, взгляд в глубокой заморозке. Замеченная в толпе девушка его сражает не столько красотой, сколько не принятым при дворе бесстрашием. У нее независимый взгляд. Королю эту мадам Дюбарри практически подложили. Зная о выдающемся таланте куртизанки к эротическим пассам, ее высокородный супруг (Мельвиль Пупо) поддался уговорам герцога Ришелье (Пьер Ришар), и она оказалась в толпе, приветствующей появление в зале Людовика. Приняв какое-то прошение о помиловании и рассеянно шествуя по дворцовому залу, король обращает внимание на призывную полуулыбку незнакомой дамы, и вскоре она получит приглашение посетить императорские покои.

Оказавшись при дворе, Жанна стала последовательно разрушать весь устоявшийся этикет, что снабжает фильм несколькими забавными комедийными эпизодами - скажем, когда она первой добилась права, уходя, поворачиваться к королю спиной. Именно это в ней и нравится Луи - смелость идти против пышных ритуалов, делающих королевский двор подобием театра комичных напыщенных марионеток. Ее непосредственность возвращает ее высочайшему любовнику нормальное человеческое измерение - за маской начинают проступать черты личности живой и в чем-то даже страдающей от эмоционального вакуума. К концу фильма, когда короля сразит оспа, это почти трагедия.

Третьим аттракционом должна была стать сама "виновница торжества" Жанна Дюбарри, которую сыграла Майвенн Ле Беско - актриса, известная большинству зрителей только по имени - Майвенн. Она же написала сценарий и поставила картину, что обычно не идет на пользу актерскому исполнению, лишенному объективного стороннего взгляда. Майвенн неплохая актриса, но для этой роли весь ее арсенал исчерпывается интригующим взглядом искоса и как бы эротическим прищуром. Женщина, когда-то сумевшая взбаламутить французский императорский двор, кроме обезоруживающей юности, богатого опыта великосветской проститутки и выдающихся внешних данных, по идее должна обладать чертами личности яркой, сильной и своевольной - ничего этого в экранной Жанне Дюбарри нет. Поэтому и выбор короля, сделанный сразу и едва ли не на всю отведенную ему жизнь, остается необъяснимым. Из актеров окружения запоминается Бенжамен Лаверн в роли камердинера Ла Борда - доверенного лица императора, корректно и артистично оркеструющего его интимные похождения.

Сценарий, написанный Майвенн в соавторстве с Тедди Лусси-Модесте и Николя Ливекки, предлагает линейное развитие событий, характерное для байопиков, - начиная с юности Жанны Дюбарри и заканчивая ее возвращением в монастырь, откуда ее когда-то изгнали за чтение слишком фривольных книг; закадровый голос вскользь сообщает биографические данные, не вошедшие в фильм, включая смерть на гильотине. Драматургия сосредоточена на главной героине, делая картину практически монофильмом: Майвенн строит свой бенефис - все остальное выглядит ее окружением по принципу "короля (в данном случае королеву) играет свита".

Мне кажется, в присутствии самого короля, да еще в исполнении Джонни Деппа, такое распределение акцентов выглядит странновато и не вполне убедительно: конечно, любовница манипулировала королем, но ведь и король манипулировал ею, причем весовые категории в этой дуэли несопоставимы. В трактовке Майвенн, однако, Людовик XV выглядит безвольной игрушкой в руках высокопоставленной блудницы, лишь однажды позволив себе невнятный бунт. Матч, который в более остроумной драматургии мог бы быть захватывающим, предстал игрой в поддавки.

Фигура королевской куртизанки в фильме оставляет привкус торта, выпеченного во славу феминизма

Короче говоря, фильм при всей его завораживающей пышности оставляет массу вопросов, и в этом смысле сия историческая личность была более убедительной у Азии Ардженто в фильме Софии Копполы "Мария Антуанетта" и уже тем более - в фильме Кристиан-Жака "Мадам Дюбарри" 1954 года, где героиню играла Мартина Кароль, а история любовного увлечения стареющего монарха подана в почти водевильных тонах. Здесь же, мне кажется, Майвенн не смогла противостоять соблазну устроить из Версаля подобие подиума для демонстрации экстравагантных туалетов, а из героини - вариант высокопоставленной модели. Отсюда возведение фигуры королевской куртизанки на торжественный пьедестал и привкус грандиозного торта, выпеченного амбициозным кондитером во славу мирового феминизма.