14.03.2023 18:22
    Поделиться

    Денис Мацуев: Все стало сложнее, но наши лауреаты имеют приглашения, они на слуху, гастролируют

    Россия продолжает крупные международные музыкальные проекты
    Весь нынешний музыкальный год, объявленный Годом Рахманинова по случаю 150-летия композитора - это марафон концертов, оммажей, фестивалей, которые пройдут во всех российских залах. Но эксклюзивным событием года станет новый, учрежденный к юбилею Международный юношеский конкурс пианистов имени С.В. Рахманинова, который впервые пройдет в Великом Новгороде с 21 по 26 марта . Худруком нового конкурса стал Денис Мацуев, глава и "мотор" крупных молодежных музыкальных проектов и международных конкурсов, в том числе - Grand Piano в Москве и Astana Piano Passion в Казахстане, конкурса Рахманинова и фортепианной номинации конкурса Чайковского. В эксклюзивном интервью "РГ" Денис Мацуев рассказал о формате нового юношеского конкурса, о новых центрах "силы" российской фортепианной школы, о феномене пианизма самого Рахманинова.
    Один из самых памятных концертов Дениса Мацуева - в театре Сандерса в Кембридже.
    Один из самых памятных концертов Дениса Мацуева - в театре Сандерса в Кембридже. / GettyImages

    Вы открываете новый международный конкурс, в прошлом году провели первый Международный конкурс Рахманинова для пианистов, композиторов и дирижеров. А летом уже состоится конкурс Чайковского, объявивший недавно сбор заявок. Как в такой сложной обстановке в мире удается делать в России крупные международные проекты?

    Денис Мацуев: Конечно, трудности есть, но конкурс Рахманинова, который мы провели прошлым летом, стал одним из главных музыкальных событий года, его трансляции смотрели более 10 миллионов зрителей в 74 странах мира! Мы, кстати, потому провели его на год раньше 150-летия Сергея Васильевича, что надо было как-то развести по времени два больших конкурса - Рахманинова и Чайковского - две наши музыкальные Олимпиады, которые невозможно делать в одно время, сбивать внимание с одного на другое. Я считаю, что это решение было абсолютно правильным. Рахманиновский конкурс произвел колоссальное впечатление в мире своим необычным форматом, своей программой, тем, что не только пианисты, но и дирижеры, и композиторы участвовали в нем.

    Учитывая сегодняшние обстоятельства, лауреатам Рахманиновского конкурса удается организовать международное продвижение?

    Денис Мацуев: Все стало сложнее, но наши лауреаты имеют приглашения, они на слуху, гастролируют, развиваются, продолжают дальше идти вперед. Все они выступили с лучшими российскими оркестрами и не только с российскими, они ездят за рубеж, великолепно выступают - и Иван Бессонов, и Александр Ключко, и Ева Геворгян, и другие. Знаю, что кое-кто из "рахманиновских" будет пробоваться и на конкурс Чайковского.

    Там, где Денис Мацуев, - всегдановые имена! Фото: Евгений Евтюхов

    Как завоевать НАТО

    Но буквально через неделю вы откроете новый конкурс Рахманинова. Чья это идея и как сложилась ситуация, что фактически вы стали "патроном" молодых пианистов, причем не только в России?

    Денис Мацуев: Не скрою, что идея конкурса в Великом Новгороде возникла для меня спонтанно. Это было предложение от губернатора Новгородской области Андрея Никитина и от Министерства культуры. Само место символично для юношеского конкурса - в Новгородской губернии прошло детство Сергея Васильевича. К сожалению, самой усадьбы Рахманиновых "Онег" не сохранилось, но в последнее время появились меценаты, которые изъявили желание не только ее восстановить, но и построить там школу, летний кампус, концертный зал. Это потрясающая идея, и место для конкурса - идеальное.

    Что касается моих "молодежных" проектов - все они рождены из "Новых имен", созданных в свое время Иветтой Николаевной Вороновой. Это абсолютно уникальное явление в нашей культуре, и я всегда помню, что они значили лично для меня, помню, как в 90-м году Иветта Николаевна приехала в Иркутск, где тогда жила наша семья, и перевернула мою жизнь. Так совпало, что в тот день отбора в "Новые имена" у меня был ответственный футбольный матч во дворе, и я сказал папе: "Не пойду ни в какую филармонию, я капитан команды, к этому финалу мы шли полгода!". Но папа как мудрый человек нашел для меня аргумент: "Денис, может, успеешь и туда, и туда? Ты ведь у нас виртуоз!" В итоге я забил в матче решающий гол - в девятку, с передачей с фланга, а потом, взмыленный, взбежал на сцену Иркутской филармонии и сыграл, как сейчас помню, две прелюдии Рахманинова и свою джазовую импровизацию. Иветта Николаевна тут же подошла ко мне и сказала: "Мы хотим пригласить тебя в Москву!".

    А потом я поехал в Москву, поступил в ЦМШ, и началось прекрасное "сумасшествие". За семь лет, остававшиеся до моего конкурса Чайковского, мы объездили с "Новыми именами" 45 стран мира! Мы были у английской королевы, у Папы Римского в Ватикане, выступали на Генассамблее ООН, в ЮНЕСКО, в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Сейчас этого невозможно представить себе, чтобы русские дети приехали в штаб-квартиру НАТО, жили в семьях, и чтобы тогдашний генсек НАТО Манфред Вёрнер аплодировал нам стоя! Брюссельские газеты писали тогда, что "русские завоевали НАТО!", а Вёрнер говорил: "Мы не против такого завоевания!". Это я только про свою историю рассказываю, но многие музыканты моего поколения и младше - прошли через уникальную семью "Новых имен". Поэтому все мои проекты - Grand Piano и Astana Piano Passion, и Конкурсы Чайковского и Рахманинова - все это один круг музыкантов, одна музыкальная семья, одна наша большая команда.

    Этого музыканта знают на всех континентах. Фото: из личного архива Дениса Мацуева

    Вы ведь не только лауреатов, но абсолютно всех участников этих конкурсов поддерживаете, вовлекаете в свои проекты?

    Денис Мацуев: Да, только что в Перми на фестивале "Денис Мацуев представляет" со мной и с Российским национальным молодежным симфоническим оркестром выступал победитель нашего первого конкурса Рахманинова Филипп Селиванов. Он дирижировал Первым и Четвертым концертами и Рапсодией на тему Паганини Рахманинова. Кстати, хочу сказать, что Пермь сегодня подняла высочайшую профессиональную планку. Здесь работает уникальный пул педагогов, которые из года в год готовят нам удивительных ребят. Один из них будет играть на конкурсе в Великом Новгороде - Лев Бакиров, теперь он учится в Гнесинке у Бориса Березовского.

    Почему вдруг Пермь оказалась в лидерах, ведь в городе нет даже консерватории?

    Денис Мацуев: У них нет пока и спецшколы-десятилетки. Но в этом году отмечается 300-летие Перми, и в городе происходят знаковые события. Когда я сейчас выступал там, мы ездили с губернатором Дмитрием Махониным на стройку школы-десятилетки, которую инициировал в городе Павел Милюков - пермяк, мой друг, замечательный скрипач. В последнее время пермские юные музыканты очень часто получают стипендию "Новых имен". Достаточно назвать лауреата Grand Piano Захара Внутских из маленького поселка Полазна, ярчайшую виолончелистку Марию Слащеву, которая выступала уже с Российским национальным оркестром как солистка, уникального баяниста Всеволода Якубовского, ставшего лауреатом последней "Синей птицы" и стипендиатом "Новых имен". Мы все прошли школу "имен" - от Аркадия Володося до юного Елисея Мысина. И сегодня, если вы видите русское имя моего возраста или младше, то это на 99% выходцы из "Новых имен".

    Рахманиновские записи для меня - эталон по сей день, они все закачаны у меня в телефон

    Легенды великих конкурсов

    У вас и жюри на конкурсах сформировалось в формате команды, с постоянным составом: Фредерик Кемпф, Владимир Овчинников, Валерий Пясецкий, Максим Могилевский?

    Денис Мацуев: Да, мне удалось собрать команду, которая может и технически, и морально оценивать не только взрослых конкурсантов, но и детей. Но, конечно, у нас будут и новые представители. Это Жания Аубакирова, выпускница Московской консерватории, одна из самых знаменитых пианисток Казахстана, замечательный музыкант, обожающая Рахманинова. Я пригласил в жюри изумительного пианиста Виктора Ересько, лауреата Третьего конкурса Чайковского в 1966 году, одного из ярчайших представителей нашей русской фортепианной школы. Я слушал его пластинки с детства, прекрасно помню его знаменитые записи. А познакомились мы с ним лично прошлым летом, когда он пришел слушать финал конкурса Рахманинова.

    Вообще, мы не должны забывать музыкантов, которые олицетворяют наши великие конкурсы. Например, прошлым летом на Рахманиновском конкурсе у нас в жюри был китайский пианист Лю Шикунь, лауреат Первого конкурса Чайковского в 1958 году. Я очень надеюсь, что у него получится приехать в жюри на конкурс Чайковского в июне. Это все знаковые фигуры, живые легенды, которых осталось не так много.

    Ваш юношеский конкурс Рахманинова задуман по какой-то новой модели? Что будете оценивать в исполнении рахманиновского репертуара, сложного для юного музыканта 10-11 лет именно из-за своего содержательного объема?

    Денис Мацуев: К слову "конкурс" я отношусь трепетно, тем более, когда речь идет о юных артистах - детях. Идеальная концепция детско-юношеского конкурса для меня - Grand Piano. Его главное достижение, которым я горжусь, что все участники, прошедшие отборочный тур, не слетают между турами, а играют оба тура - сольный и с оркестром. Именно на таком формате я настоял и в новом юношеском Рахманиновском, и Оргкомитет согласился. Вы правильно заметили в отношении "детскости" в исполнении Рахманинова. Но ведь и взрослые не всегда доходят до сути произведения.

    Первый Международный конкурс пианистов, композиторов и дирижеров имени С.В. Рахманинова. Денис Мацуев и члены жюри Владимир Овчинников и Валерий Пясецкий. Фото: Евгений Евтюхов

    В основном прошли на конкурс те, кому 15 - 17 лет, и им точно по силам играть и Этюды-картины, и Прелюдии, и Вариации, и Музыкальные моменты, и транскрипции, не говоря уже о Первом концерте. Рахманинов будет звучать и в первом, и во втором турах. Кстати, я тоже буду исполнять Рахманинова на конкурсе: на открытии - Третий концерт, а на закрытии - Четвертый концерт.

    Для некоторых конкурсантов на сцене филармонии состоится дебют с оркестром?

    Денис Мацуев: Да, мы пригласили на конкурс Московский государственный академический симфонический оркестр, которым будет дирижировать Юра Ткаченко, выступавший с нами и на Grand Piano, и на конкурсе Рахманинова. Он понимает специфику подобных конкурсов и очень деликатно аккомпанирует, что важно в финале, особенно с молодыми музыкантами. Времени для репетиций у всех будет достаточно. У нас все выстроено тщательно, рассчитано буквально по секундам: кто когда приезжает, где заселяется, кто переводит иностранным участникам, графики репетиций, прослушиваний и так далее. Это организация уровня конкурса Чайковского.

    А что уже можете сказать о конкурсантах по результатам отборочного тура?

    Денис Мацуев: Уровень будет высочайший. Хотя могут быть самые неожиданные открытия. Мы знаем случаи, когда человек проходил по видеоотбору последними номерами в основную сетку конкурса, а потом выстреливал так, что это был абсолютный триумф. Скажем, на конкуре Чайковского Мао Фудзита и Александр Канторов прошли не первыми номерами, а в итоге стали сенсаций конкурса. Но на сегодняшний день видеоотбор является единственной возможностью провести предварительный тур. Каждый член нашего жюри голосовал в своем часовом поясе, потом все голоса складывались и по сумме баллов определились участники. Мы не договаривались, не обсуждали, но человек 11-12 у нас прошли практически единогласно. У некоторых балл был одинаковый, и мне пришлось добавлять от себя еще балл, на который я имею право как председатель жюри. Это, конечно, не самая завидная миссия. Но что будет реально, мы ждем сами с огромным любопытством.

    Фото: Наташа Разина

    Рояль гения

    У каждого пианиста свой путь к композитору. Как менялся со временем ваш Рахманинов?

    Денис Мацуев: Для меня Рахманинов - это икона во всех отношениях: как композитор, пианист, дирижер. У него остались записи Третьей симфонии с Филадельфийским оркестром, поэмы "Остров мертвых", "Вокализа", доказывающие, что как дирижер он был не менее великим, чем как пианист и композитор. Конечно, рахманиновские записи для- эталон по сей день, они все закачаны у меня в телефон. Сам же никогда не забуду состояния, когда в 15 лет я впервые сыграл на сцене Иркутской филармонии Третий концерт Рахманинова и сказал, что теперь я самый счастливый человек на земле! Сейчас я понимаю, что, наверное, играл тогда ужасно. Но с того момента начались мои "археологические экспедиции" в музыку Рахманинова, и сегодня почти каждый день я играю какой-то из его концертов, и каждый раз случаются открытия! Например, его Четвертый концерт до сих пор не разгадан до конца: там такие необычные гармонии, фактура, форма, ритм, даже свинг. Я играю последнюю его редакцию 1941 года.

    Рахманинов был гениальным пианистом, его интерпретации остаются ориентиром?

    Денис Мацуев: От его игры невозможно оторваться: это искусство пения на инструменте. Он, может быть, самый гениальный представитель русской фортепианной школы. Суть в том, что рояль - ударный инструмент, молоточек ударяет по струнам, и заставить инструмент петь - непростая задача. Мне посчастливилось играть и записывать произведения Рахманинова на его личном Steinway. Я играл Третий концерт на Люцернском фестивале, и внук Рахманинова Александр Борисович, с которым мы были очень дружны, впервые в жизни перетащил его рояль из рахманиновской виллы "Сенар" в концертный зал. До сих пор сложно описать те чувства, которые я испытал тогда, потому что звук этого рояля тянется, поет, пальцы сами играют на инструменте. А какие басы, какая бездонная глубина клавиш, позволяющая делать градацию в нюансах от пяти пиано до оркестрового звучания - таких роялей в мире больше нет!

    В наше безумное время слушать бархатный, певучий рахманиновский звук - это терапия

    В наше безумное время слушать бархатный, певучий рахманиновский звук - это терапия. Но в самой его музыке, в его интерпретациях - трагедия жизни, тоска по России. Она проступает даже в произведениях, написанных до отъезда Рахманинова из страны, словно он предчувствовал в душе разрыв с Россией. Для меня Рахманинов - ориентир не только как музыкант, но и как человек, как гражданин, который не мог жить без России. Не так давно нашли документы, которые он оформлял в начале 1943 года для приезда в Россию. Он понимал, что дело уже идет к концу, но не успел вернуться, ушел из жизни раньше.

    В день 150-летия Рахманинова вы, разумеется, будете играть его музыку? Все концертные залы готовят свои программы, но у вас намечается трехдневный рахманиновский марафон в зале Чайковского.

    Денис Мацуев: Да, 1 и 2 апреля мы с Валерием Гергиевым исполним в зале Чайковского все концерты и Рапсодию Рахманинова. А 3 апреля в зале Чайковского у меня будет камерная программа, где прозвучат Элегическое трио, романсы Рахманинова. Все секреты пока не буду раскрывать.

    Но прежде мы все очень ждем конкурс Рахманинова в Великом Новгороде. И я не делаю скидки на то, что Рахманинова будут играть юные музыканты, потому что не раз сталкивался с тем, как они потрясающе играют в 16 лет его "Элегию" или Прелюдию до диез минор, Прелюдию соль минор или Вариации на тему Корелли! Именно поэтому я уверен, что все будет по-настоящему. Держу кулаки и не сомневаюсь - так будет!

    Справка "РГ"

    Открытие первого Международного юношеского конкурса пианистов имени С.В. Рахманинова в Великом Новгороде состоится 21 марта на сцене областной филармонии. Пятнадцать юных конкурсантов выступят в двух турах на сцене филармонии, по результатам которых им будут присуждены 5 премий лауреата конкурса в размере 350 тысяч рублей и 10 премий дипломанта конкурса по 100 тысяч рублей. Главный победитель, обладатель Гран-при конкурса определится на завершающем гала-концерте 26 марта по результатам выступлений лауреатов.

    Поделиться