28.08.2022 19:19
    Поделиться

    Проверка с шумом на всю Удмуртию

    В непростой для страны период силовики "кошмарят" коллектив крупного предприятия ВПК
    Эксперты и общественность обеспокоены ситуацией, которая возникла на одном из системообразующих предприятий Удмуртии. Дело в том, что работники флагманского завода авиаотрасли СЭГЗ бьют тревогу и просят федеральный центр обратить внимание на их проблему. Недавно они направили открытое письмо главе правительства, а также депутатам Госдумы. Люди боятся потерять работу и сообщают, что страна может лишиться основного производителя критически важных агрегатов для боевой авиации, флотa, РВСН и космоса.

    Напомним, что Сарапульский электрогенераторный завод - это основной российский производитель бортовых систем генерирования, управления и защиты электропитания, светотехники для отечественных самолетов и вертолетов, приводов для ракетной техники и систем электропитания, стартовой автоматики для комплексов ПВО и механизмов для межконтинентальных баллистических ракет. На предприятии освоен выпуск широкой номенклатуры российских общепромышленных и взрывозащищенных двигателей для критически важных отраслей промышленности, таких как нефтегазодобыча, атомная промышленность, пищевая промышленность и другие сферы производства, где нужны надежные российские электродвигатели. Предприятие запустило несколько важных импортозамещающих производств, что особенно важно в условиях санкций. Они позволили российской строительной отрасли и сфере ЖКХ получить полностью отечественную лифтовую лебедку, а также российский тяжелый тяговый двигатель ДАТ-72 для современных низкопольных трамваев.

    В марте 2020 года глава Удмуртии Александр Бречалов внес СЭГЗ в перечень 120 системообразующих предприятий республиканской промышленности. Сейчас предприятие обеспечивает работоспособность инфраструктуры самого большого микрорайона города "Южный поселок". В 100-тысячном Сарапуле от работы СЭГЗ зависит благополучие 20 тыс. человек. И сегодня все эти люди крайне обеспокоены сложившейся на заводе ситуацией.

    Коллектив подготовил открытое письмо к главе правительства - люди хотят помогать армии и заниматься импортозамещением, но сейчас боятся потерять работу. Как следует из письма, на предприятии проводились масштабные обыски. Коллектив не знает, кого и в чем могут подозревать проверяющие. В своем открытом письме трудящиеся Сарапульского завода сообщают, что выемка документов во время обысков якобы проводилась при поддержке бойцов ОМОНа.

    Одновременно с "масками-шоу" на самом заводе шли обыски в доме бывшего директора СЭГЗ, депутата Государственного Совета Удмуртии, почетного гражданина Удмуртии и Сарапула Сергея Мусинова, а также у его сына Василия и целого ряда бывших и действующих сотрудников предприятия. По данным руководителя пресс-службы АО "СЭГЗ" Григория Глухова, предметом интереса силовиков стали документы, связанные со взаимодействием завода с контрагентами в период с 2012 по 2019 годы.

    "28 июля 2022 года сотрудники управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Удмуртии при силовой поддержке ОМОНа изъяли документы, касающиеся взаимодействия предприятия с различными государственными и коммерческими организациями в период с 2012 по 2019 годы, - рассказал Григорий Глухов. - По информации, которую представили полицейские, возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных лиц. Кого и в чем именно подозревают представители удмуртского ОБЭП, коллективу предприятия правоохранительные органы пока не сообщают".

    Руководитель пресс-службы АО "СЭГЗ" также отметил, что на заводе постоянно работает военное представительство Министерства обороны России, все договоры и рабочую документацию СЭГЗ регулярно проверяют представители ФСБ, Минобороны России, Ростехнадзора, Прокуратуры по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах, налоговой инспекции и других надзорных ведомств.

    В 100-тысячном Сарапуле от работы СЭГЗ зависит благополучие 20 тыс. человек. И сегодня люди крайне обеспокоены сложившейся на заводе ситуацией

    "Учитывая специфику своей деятельности, работу на обеспечение обороноспособности Военно-космических сил, Военно-морского флота, Ракетных войск стратегического назначения России, а также важнейшую социальную миссию градообразующего предприятия, Сарапульский электрогенераторный завод на протяжении всей его 80-летней истории вел абсолютно прозрачную законную деятельность. Никаких решений суда, оспаривающих это утверждение, на сегодняшний день нет", - подчеркнул Григорий Глухов.

    Он также рассказал, что за годы работы завод проходил разные периоды. Был и простой производства с задержкой зарплаты в 90-е, и смена собственников, и многое другое. Однако в течение последних 10-15 лет на предприятии отмечался период стабильности, развития и модернизации производства. По сути, СЭГЗ стал флагманом промышленности Удмуртии, одним из ведущих предприятий авиастроительной отрасли России. Кроме того, завод сохранил собственную турбазу "Чайка", санаторий-профилакторий "Озон" с возможностью приобретения льготных путевок, сотрудникам выплачивается 13-я зарплата и надбавки за стаж работы. Предприятие помогает с льготными кредитами на ипотеку, сохранены все возможные социальные программы. Неудивительно, что в свете обысков и проверок работники предприятия всерьез обеспокоены его дальнейшей судьбой.

    Отметим, что в июле этого года Удмуртию посетили высокие руководители из правительства. Во время своей поездки в республику они ознакомились с достижениями СЭГЗ в области импортозамещения и получили от властей региона исчерпывающую информацию о его деятельности. На этом фоне история с обысками предприятия стала для города полной неожиданностью. Ситуация уже получила огласку в прессе.

    "Безусловно, когда предприятие неожиданно подвергается, можно так сказать, "атакам" со стороны правоохранительных органов, сразу же возникает сомнение, не является ли это способом решения конфликта с руководящими лицами и собственниками данного предприятия. Когда на предприятии в течение определенного периода времени проводятся масштабные проверки, обыски, следственные действия, это не может не оказать негативного воздействия и на экономическую составляющую, и на состояние коллектива. Обыск - это следственное действие, направленное на собирание доказательств по уголовному делу. С одной стороны, такие действия допустимы и являются одними из важных на пути раскрытия преступлений. С другой - они должны применяться с учетом ситуации, обстановки и действительной значимости для сбора доказательств. Часто бывает, что данное следственное действие проводится для запугивания и негативного морального воздействия. Даже если оно проводится в так называемом лёгком режиме, когда документы не изымаются коробками и компьютеры не вывозятся газелями, все равно предприятию наносится экономический урон, который трудно восстановить. Бывают случаи, когда после таких действий организация не может восстановить свою первичную документацию, и в итоге проверки приводят к банкротству компании. Что говорить, когда это делается постоянно и масштабно. Как следует из доступной информации, в данном случае сотрудники изъяли документы за значительный период времени, который при этом до настоящего момента не вызывал вопросов. В данной ситуации правоохранительные органы должны были бы учесть значимость предприятия для региона, то, что оно относится к градообразующим. И исходя из этого, предполагаю, можно было бы найти иные способы взаимодействия и получения доказательств. Например, есть такое следственное действие, как выемка, когда документация предоставляется по запросу компетентных органов. Результат его такой же, как при обыске, но вот последствия для предприятия совершенно иные. Не страдает хозяйственная деятельность, производство не останавливается на сутки или более. Поэтому сложившаяся ситуация, конечно, требует внимания властей, чтобы не нарушались права предпринимателей и прежде всего были защищены права обычных работников, которые получают на предприятии заработную плату", - говорит управляющий партнер МКА "ЮрСити" адвокат Виктория Шакина.

    Вопросов данные проверки вызывают немало. Возможно ли такое, что в течение десяти лет сразу несколько федеральных ведомств не замечали нарушений на предприятии ВПК? При том, что все эти годы предприятие успешно функционировало, выполняло задания гособоронзаказа вовремя и в полном объеме, работало над реализацией задач по диверсификации производства, поставленных президентом и правительством России. Кроме того, на предприятии было разработано и запущено серийное производство стратегически важной гражданской продукции. Никаких серьезных претензий к работе СЭГЗ со стороны многочисленных контролирующих органов в течение десяти лет не было. Почему проверки начались именно сейчас, в столь сложный для страны период?

    "Сегодня на оборонно-промышленный комплекс России легла колоссальная нагрузка, многие предприятия работают в три смены без выходных. В это время приходить с автоматами на завод, который обеспечивает критически важным оборудованием нашу боевую авиацию, просто преступно", - комментирует ситуацию депутат Государственной Думы, генерал-полковник Владимир Шаманов.

    Совершенно очевидно, что в условиях санкций и ухода из России западных поставщиков оборудования от стабильной работы Сарапульского электрогенераторного завода зависит не только обеспечение необходимыми комплектующими вооруженных сил, армии и флота страны, но и работа целых отраслей промышленности. Речь идет и о строительстве, и о жилищно-коммунальном хозяйстве, и о транспорте. На фоне прекращения работы в РФ зарубежных производителей лифтов и лифтового оборудования, а также с учетом запрета на поставки западного оборудования (на трамваи ставили австрийские двигатели), на Сарапульский завод сейчас возложено решение стратегически значимой государственной задачи.

    Выступая на Петербургском экономическом форуме, президент предложил отменить большинство плановых проверок компаний и выступил за пересмотр крупного и особо крупного ущерба для уголовных дел против предпринимателей. Михаил Мишустин подписал постановление правительства о моратории на проведение проверок бизнеса до конца 2022 года. Неужели об этом не слышали те, кто сегодня "кошмарит" коллектив оборонного предприятия? Хотелось бы знать их имена и услышать их аргументы, почему в непростой для страны период они заняты решением только им понятных задач.

    Поделиться