25.08.2014 23:21
    Поделиться

    В Берлине с молотка пустят коллекцию космических раритетов

    В Берлине пройдет онлайн аукцион космических раритетов
    Все лоты, выставленные на аукционе, из коллекции немецкого художника Андреаса-Георга Хоге, работающего в стиле поп-арт. Его творческий псевдоним Андора. Об истории своего уникального собрания и о том, как ему в 1992 году доверили раскрасить внешнюю поверхность российской ракеты "Протон", художник рассказал в эксклюзивном интервью "РГ".

    Господин Хоге, говорят, у вашей космической коллекции очень необычная история?

    Андреас-Георг Хоге: Да. В начале 90-х годов мой спонсор выдвинул идею проекта по раскрашиванию российской космической ракеты. Мне она дьявольски понравилась. Я же вырос в ГДР и впитал удивительную атмосферу русской культуры. Связался с российским послом в Берлине, а в 1992 году в городе Бергиш-Гладбах неожиданно встретил Раису Горбачеву и поделился идеей. Результат оказался ошеломляющим: уже через полгода "Космическая миссия Андора" приехала на космодром Байконур.

    Я был удостоен чести разрисовать ракету-носитель "Протон" на сюжет "дружба народов в космосе и на Земле". Помню, было условие: использовать не более 1 килограмма краски. На ракете также написали строки писателя Чингиза Айтматова. 30 октября 1992 года ракета с моим рисунком была запущена в космос. Об этом мечтает, наверное, любой художник, а моя мечта осуществилась!

    А кто финансировал эту миссию?

    Андреас-Георг Хоге: Мой спонсор. На Байконуре я был очарован космической тематикой, подружился с космонавтом Владимиром Джанибековым. Он спросил, что бы я хотел получить в подарок? И я попросил о возможности прикоснуться к звездной профессии - потренироваться по программе космической подготовки в Звездном городке. Однако я не собирался лететь в космос. Это обучение я рассматривал как часть моей жизненной философии, хотя обошлось оно недешево. Но я хорошо зарабатывал как художник.

    Я познакомился со многими замечательными людьми, которые участвовали в подготовке космических полетов, строительстве кораблей. Знал лично космонавтов Павла Поповича и Алексея Леонова. Леонов подарил мне одну из своих картин. В 1997 году мне выпала еще одна честь - нарисовать логотип международной экспедиции на орбитальную станцию "Мир", в которой участвовал и немецкий космонавт Райнхольд Эвальд.

    Цифра: 100 космических раритетов будет выставлено на предстоящем онлайн аукционе

    Я так понимаю, что в России вы и приобрели те предметы, которые сейчас выставляются на аукцион?

    Андреас-Георг Хоге: Никакого секрета в том, что 90-е годы были очень непростыми для вашей страны. Поэтому я покупал вещи, которые мне очень дороги, у своих друзей и знакомых, чтобы как-то помочь им. Заплатил, естественно, кучу денег, но это на самом деле настоящие реликвии. Хотел открыть музей в Гамбурге. Однако после поисков строительного подрядчика и архитектора понял, что теперь мне этого не осилить. Даже моих средств не хватит.

    Сколько всего экспонатов будет представлено?

    Андреас-Георг Хоге: Немногим более ста, из 60-х-70-х годов. Причем не только российские, но и американские, связанные с полетами кораблей США. Кроме книг с автографами космонавтов, альбомов с медалями, орденами, марками, личными фотографиями, оригинальными рисунками космонавтов выставляется и несколько очень любопытных вещей.

    Например, специальный компрессионный скафандр, который использовался для тренировок собак Белки и Стрелки, личное папье-маше Сергея Королева, маленькая частичка капсулы "Восток-1"... Мне ее продал один из техников, подобравший фрагмент и попросивший Юрия Гагарина на нем расписаться.

    Как зеницу ока хранил все эти годы бутылку коньяка с автографом Гагарина. Из нее вместе с Гагариным выпил космонавт Владимир Комаров незадолго до своей трагической смерти. Есть и "диссидентская", запрещенная почтовая марка, на которой Гагарин изображен как падающий Икар.

    Интересно, а как вам удалось вывезти все эти экспонаты из России?

    Андреас-Георг Хоге: Все абсолютно легально. У меня сотни сертификатов о купле-продаже и таможенной документации на каждый предмет.

    Почему вы продаете, а не хотите просто вернуть космические ценности в Россию?

    Андреас-Георг Хоге: Я заплатил очень много денег за почти двадцать лет хранения на специально защищенных складах. Поэтому просто так я никому ничего отдавать не буду. Если российские структуры хотят получить их, они должны просто предлагать свои цены на аукционе. Сам я не буду звонить чиновникам из Роскосмоса. И пока никто из российских структур со мной в контакт не вступал, хотя подобные мероприятия становятся сразу известны. Думаю, что большой интерес к этим объектам есть не только с российской стороны.

    Себе ничего не оставите?

    Андреас-Георг Хоге: Только мой документ о "космическом образовании", тапочки, которые носил во время тренировок в Звездном городке, и пепельницу с корабля "Восток-1". В моей жизни происходило много интересного, однако время, проведенное в России, без преувеличения, лучший период биографии.

    Поделиться