29.05.2013 23:22
    Поделиться

    Дети в Киргизии стали живым товаром

    Малышей на черном рынке оценивают по полу, возрасту и наличию документов
    В прошлом году, по данным правозащитных организаций, в стране бесследно исчезло около 40 ребятишек, а прокуратура возбудила 12 уголовных дел по статье "Торговля людьми" в отношении случаев, когда товаром стали дети.

    За последние несколько дней правоохранительные органы КР зафиксировали сразу два факта, когда матери продавали новорожденных практически сразу после выхода из родильного дома.

    В первом случае сделку заключили на 45 тысяч сомов (чуть более 900 долларов). О ней "РГ" сообщили сотрудники Государственной службы национальной безопасности (ГКНБ). По информации спецслужб, две жительницы города Каракол Иссык-Кульской области при посредничестве работника родильного дома и ведущего специалиста Джети-Огузского районного управления социального фонда продали неизвестным новорожденную девочку. Администрация клиники поспешила отрицать причастность их сотрудника к данному преступлению, но чекисты уверены, что без посредничества медицинских работников здесь не обошлось.

    Буквально уже на следующий день МВД дало информацию об аналогичном случае, произошедшем в Ошской области. По их данным, 38-летняя женщина продала своего младенца за 50 тысяч (1045 долларов). Оперативникам удалось выяснить, что о будущей купле-продаже она договорилась с потенциальной покупательницей, еще находясь в роддоме. Малыша приобрела 49-летняя сельчанка.

    Выяснилась и еще одна пикантная подробность. Оказалось, что незадолго до появления на свет малыша биологическая мать пообещала его еще двум покупательницам и даже получила с них предоплату: 9 тысяч сомов (около 200 долларов) от одной, 30 тысяч сомов (625 долларов) - от другой. Передав малыша на руки третьей покупательнице, роженица скрылась. Сейчас она объявлена в розыск. Примечательно, что у сбежавшей женщины дома осталось шестеро детей.

    Представители правозащитных организаций утверждают: в республике действуют целые коммерческое структуры, конкретно специализирующиеся на торговле малышами. На одном из заседаний парламента КР глава общественного объединения "Родители пропавших без вести детей" Бакыт Эгембердиев озвучил факты, которые шокировали народных избранников. По его словам, на одной из окраин столицы есть места, где идет бойкая торговля маленькими ребятишками.

    - Я не знаю, информировано ли МВД об этом или нет, но за семь тысяч долларов продают новорожденных, а детей 3 - 5 лет - за 12 тысяч. В течение 10 дней оформляют все необходимые документы. Один раз мы даже вышли на продавца, которым оказалась 50-летняя женщина. На встречу с нами она привела с собой шестилетнего мальчугана и сказала нам, что он - на продажу, а еще есть девочки. Поинтересовалась, какого возраста и пола нужен ребенок. В милицию обращаться было бесполезно, мы ведь все равно ничего доказать не сможем. Кроме того, не исключаю, что подобный криминальный бизнес курируют высокопоставленные покровители, - заявил Эгембердиев.

    Кстати, у самого Бакыта Эгембердиева в Нарыне два года назад продали двоих детей. Их поиски до сих пор не дали никаких результатов.

    Своего коллегу по правозащитной деятельности поддержала председатель общественного фонда "Лига защиты прав ребенка" Назруль Турдубекова.

    - Нам известны случаи пропажи детей в Ленинском и Первомайском районах столицы. Мы убеждены, что необходимо улучшить взаимодействие сотрудников угрозыска, участковых и служб пограничного контроля. Следует также ввести систему централизованного оповещения среди различных под-разделений МВД, создать департамент по делам детей, - говорит правозащитница.

    В правоохранительных органах утверждают, что в 2012 году в розыске находилось 822 несовершеннолетних и 814 из них найдено. В первом квартале текущего года разыскивалось 225 детей, в 184 случаях их местонахождение установлено.

    Мыктыбек Абдылдаев, депутат парламента Киргизии:

    - В 90 процентах случаев ребенок не может заявить в правоохранительные органы о том, что его похитили, - как в силу возраста, так и потому, что этого не позволят сделать те, кто его украл. В ближайшее время мы намерены рассмотреть проблему на пленарном заседании и поручить соответствующим структурам проработать этот вопрос. Я знаю, что в России каждый факт исчезновения ребенка берет под личный контроль детский омбудсмен Павел Астахов. Кроме этого, к поиску пропавшего присоединяются местные власти, волонтеры. У нас же пока подобной системы нет. Розыском занимаются только милиционеры.

    Поделиться