14.04.2013 23:55
    Поделиться

    В КС считают, что Гражданский кодекс лучше растить медленно

    В Конституционном суде обсудили Гражданский кодекс
    Если кодекс готовится пять лет, то не следует ожидать легких решений всего лишь от одной конференции в Конституционном суде. На девятых Сенатских чтениях в КС выступал профессор Александр Маковский, входящий в Совет по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при президенте РФ.

    - Не каждый день говорят о Гражданском кодексе, хотя весной лучше бы о других вещах рассуждать, - заметил председатель Конституционного суда Валерий Зорькин, - но поскольку весенняя погода все же задерживается, думаю, мы можем поговорить и о таких выдающихся законодательных памятниках, которые называются Гражданскими кодексами.

    Он напомнил пророческую шутку создателя наполеоновского кодекса о том, что труд готов и теперь императору Франции предстояло его объяснять: "Как только политик начинает действовать вне рамок права и кодекса в гражданских делах, следовательно, уже он сам тогда должен объяснять всем другим, почему ничего не получается. Теперь мы конструируем и развиваем наше законодательство, всегда, наверное, это идет трудно, но никогда большие задачи не решались легко".

    Его последнюю реплику профессор Александр Маковский явно принял близко к сердцу: "Реформа Гражданского кодекса тянется уже пятый год, и является одним из самых крупных деяний в нашей постсоветской истории. По существу, мы никогда еще не затевали реформу такого крупного закона в столь больших масштабах, причем закона, принятого уже в постсоветское время. Реформа эта идет плохо". Он переживал, что опять в очередной раз отложено было рассмотрение довольно крупной части ГК в Госдуме с 12 апреля на 16 апреля.

    Как таковая подготовка Гражданского кодекса стартовала в июле 2008 года по президентскому указу. "Проект появился в конце 2010 года и вызвал резкую критику сразу же", - и Маковский признается, что особенно строгим критиком тут оказалось минэкономразвития. В МЭРТе сочли, что новый ГК не создаст привлекательных условий ни для отечественного бизнеса, ни для иностранных инвесторов. "В первую очередь под удар попала глава 4 о юридических лицах", - и докладчик сообщил, что вместо 13 форм организации юрлиц теперь их уже 20, включая такие экзотические, как казачьи общества или общины фермеров. Маковский также признал, что в ходе многочисленных доработок и переработок число диспозитивных норм выросло на треть. Мало того, по мере прохождения различных стадий согласования кодекс, в процессе его подготовки, помимо минэкономразвития, все активнее стал звучать, по мнению Маковского, "голос крупного бизнеса, и голос нескольких адвокатских кампаний, которые его представляют". "И я почти не помню, чтобы появились рекомендации на проект со стороны представителей потребителей или представителей малого и среднего бизнеса, - признается разработчик, - Они высказывались, в основном, по поводу недопустимости нотариального удостоверения договоров, регистрации. Других идей мы от них не слышали и не получали".

    Бурные споры были вокруг обязательного увеличения уставного капитала. Не говоря уже о трех нормах, которые касались оффшоров, например, о том, что коммерческие организации, осуществляющие свою деятельность в России, но зарегистрированные в оффшорах, должны зарегистрироваться в России в уполномоченном госоргане и указать своих учредителей и своего бенефициара. "Никакого наказания или санкций за несоблюдение этого правила не было, но была вторая норма, в которой было сказано: если они этого не сделали, то ответственность по обязательствам такой кампании возникшим после того как они допустили это нарушение, несут солидарно с компанией ее бенефициары и учредители", - рассказал Александр Маковский.

    - Какие вокруг этих норм происходили игры - я не буду говорить, - улыбался докладчик, - С одной стороны никому не хотелось сказать прямо, что их надо исключать. С другой стороны - все время шли разговоры о том, что "знаете это будет только вред", "мы, в общем, потеряем привлекательность", "мы будем белой вороной". А вот если бы сегодня пусть даже в проекте, не в действующем кодексе, но в проекте были бы эти нормы - насколько достойнее, мне кажется, мы бы выглядели как страна на фоне и кипрской истории, и на фоне британских Виргинских островов!

    ГК безжалостно критиковали и за концепцию закона, короче, дело доходило до того, что президент был вынужден собирать сам совещание по этому поводу. Проект дописывало мэрт, дорабатывали в минюсте и наконец внесли в Госдуму, отчетливо понимая, что ко второму чтению его придется еще раз переделать. 

    "Сегодня любой закон, регулирующий имущественные интересы, рождается и меняется в условиях очень острого противостояния различных групп или в условиях противостояния этих групп и государства. И с этим надо считаться, но считаться, как мне кажется, не столько в поиске компромиссов, сколько в том, чтобы в ряде случаев проявлять волю в достижении результата, - полагает Маковский, - государство, наверное, должно занимать более решительную позицию, потому что сейчас происходит откладывание принятия отдельных частей во втором чтении".

    Вообще, его беспокоит сложившаяся привычка основательно переработать законодательство по частям: "у нас есть четыре или пять реестров, в которых регистрируется недвижимое имущество - наверное, их можно было бы объединить", "у нас есть огромное число поправок в действующие законы и часто принимаются поправки в законы, которые еще не вступили в силу - только в  закон об акционерных обществах внесено более 400 поправок", поправки в Земельный и Градостроительный кодексы, в закон о лицензировании "исчисляются сотнями". "Это говорит о том, что никто не задумывается над системой законодательства, а она не выдерживает этого и с этим мы столкнулись в работе над ГК", - считает Маковский. Не следует забывать, напомнил докладчик, и о соседях. 8 из 12 стран СНГ имели кодексы, близкие к российкому ГК, но время идет, законодательство меняется.

    Впрочем, он полагает, что решение поручить подготовку проекта по существу общественному органу было правильным (совет по кодификации - консультативный орган при президенте, прим. "РГ").

    "У меня сложилось мнение, что проект подвергся вивисекции, - выступил по окончании доклада профессор Юрий Толстой, - роль и значение совета по кодификации должна быть изменена и повышена. Надо, чтобы вас боялись и с вами считались. Дубинка должна быть! Но дубинка, конечно, не сталинская, а петровская".

    Впрочем, судьям КС отсутствие нового Гражданского кодекса работать не мешает. Так, Сергей Князев полагает, что "скорее законы, которые очень быстро принимаются, у меня больше вызывают опасений, чем законы, над которыми обстоятельно трудится сначала юридическая научная общественность, затем государственные структуры, потом парламентские структуры".

    "Я считаю очень важным вопросом необходимость сближения гражданско-правового законодательства не просто по странам СНГ, на первом месте - по странам Таможенного союза, - считает судья КС Николай Бондарь, - потому что Таможенный союз в полноценном варианте трудно представить без унификации гражданского законодательства. Ну, а по всем остальным вопросам ответы надо искать, в конечном счете, в Конституции".

    Судья КС Гадис Гаджиев заметил, оппоненты докладчика - это его же выпускники. "Растет другое поколение, которое читает другие книги, в том числе, и на иностранных языках, поэтому им кажется, что должно быть все не так,- рассуждал Гаджиев, - а люди такие, как Маковский, чувствуют жизнь более тонко, понимают, откуда мы выросли и так быстро, как предлагают молодые юристы, не будет".

    - Кодекс - это результат изменений социально-экономической жизни, и пока мы еще на этапе становления, будет продолжаться его подготовка, - уверен представитель президента в КС Михаил Кротов, -  вообще, кодекс - это, скажем так, энциклопедия хозяйственной жизни, это всегда закрепление уже устойчивых, сложившихся отношений. Кодекс не делается во время революций, кодекс появляется тогда, когда государство приобретает стабильность. 

    Поделиться