11.09.2012 23:50
    Поделиться

    Чеснаков: Представители бизнеса всегда с удовольствием "шли во власть"

    Рассмотрение персонального дела Гудкова-старшего на одном из ближайших пленарных заседаний Думы должно стать если не концом истории, как поссорился Геннадий Владимирович с коллегами по палате, то, по крайней мере, ее публичным апогеем.

    Тема лишения видного эсера депутатского мандата на время затмила собой политические проблемы, выглядящие куда актуальнее. Казалось бы, при наличии более подходящих для парламента дискуссий, например о судьбах пенсионной системы или государственного бюджета, на одном депутате свет клином не сошелся.

    Однако пристальное рассмотрение данного дела все же переводит его из разряда локальных, можно даже сказать, местечковых, в принципиальные. А ответы на вопросы, возникающие в связи ним, позволяют по-другому посмотреть на некоторые стороны жизни парламента в частности и страны в целом.

    Позиция депутата, который, заседая в Думе, фактически участвует в управлении собственным бизнесом, заведомо проигрышная. Хотя в отсутствии общепризнанной процедуры лишения мандата за нарушение закона любое решение парламента будет принято с долей скепсиса. Но решать, какой интерес, в конце концов, возобладает - личный или общественный, - думцам все равно придется. Ведь отсутствие механизма активации санкции, следующей за нарушением нормы, остается на совести людей, эту норму устанавливающих.

    Впрочем, судьба отдельного депутата, сколько бы важной она ни была, в нашем случае менее интересна, чем судьба определенного типа политиков, чья "популяция" (термин, введенный недавно одним весьма искушенным знатоком политических животных) слишком разрослась. Речь идет о значительном количестве бизнесменов во власти. Причем настолько значительном, что другие популяции (кроме разве что силовиков) могут оказаться на грани исчезновения.

    Представители бизнеса всегда с удовольствием "шли во власть". И в исполнительную, и в законодательную. С первых думских выборов 1993 года бизнесмены двинулись на Охотный Ряд - кто за неприкосновенностью за предыдущие "заслуги", а кто за возможностью "ставить" вопросы, связанные с будущим своего дела. Эти мотивы были прозрачны, и согласно опросам вездесущих социологов, абсолютным большинством граждан осуждались. Конечно, в конкретном случае лучше разбираться отдельно, но в целом, презумпция виновности в отношении бизнесменов, стремящихся в органы власти, в обществе сложилась довольно давно.

    Мы уже давно не живем в "совке". Иметь бизнес вполне престижно. Но усиливающийся "импорт" бизнесменов, находящихся в самом расцвете сил, во власть, воспринимается обществом как угроза. И этому есть свои причины. Предприниматели - люди передовые. Но часто, кроме новых технологий, бизнесмены приносят с собой во власть управленческую культуру, нормы поведения и мораль, современным демократическим стандартам несвойственные. Бизнесменам нельзя запрещать идти во власть. Но отталкиваясь от примера Гудкова, лучше было бы, чтобы отношения между теми, кто представляет граждан, и теми, кто на них зарабатывает, были приведены в соответствие с духом времени. Общество становится все более открытым. Нормы и стандарты работы органов власти должны быть понятны всем.

    Нынешняя дискуссия мне кажется полезной и своевременной. В конечном счете, вне зависимости от судьбы мандата Гудкова, прозрачными должны стать не только деятельность чиновников и депутатов, их счета и декларации, не только сложные взаимоотношения бизнеса и власти, но общество в целом.

    Алексей Чеснаков

    руководитель научного совета Центра политической конъюнктуры