22.01.2012 23:05
    Поделиться

    На первом канале стартует сериал о непростой личной жизни маршала Жукова

    Имя Георгия Жукова еще при жизни обросло слухами и легендами. После войны маршал обрел огромную популярность в армии и в стране. Однако был предан забвению и без малого тридцать лет находился в опале. Именно этому периоду - с Парада Победы в июне 1945 года до 1974-го, года смерти маршала, - посвящен новый многосерийный фильм "Жуков", который стартует на Первом канале 23 января.

    Картина Алексея Мурадова рассказывает о непростой личной жизни Жукова. Жену маршала, Александру Диевну Зуйкову, которую по выражению продюсера картины Алексея Пиманова "рвет на части от любви и обиды на мужа, встретившего другую", сыграла Елена Яковлева.

    Российская газета: Елена Алексеевна, вы довольны своей ролью?

    Яковлева: Мне кажется, что она получилась. Но дело в другом. Как мне кажется, если пытаться рассказать историю такого человека, как Жуков, нужно больше правды. Но родственники маршала еще живы, что-то из того времени по-прежнему хранится в тайне - и в результате о многом приходится умалчивать. В этом смысле я не очень довольна работой. Но с другой стороны, эта правда в отношении Жукова несет какой-то нездоровый налет сенсационности.

    РГ: Вы знали о нелицеприятных сторонах личной жизни Жукова? О том, что он жил на две семьи? Малоизвестный факт - еще в 29-м году Жуков получил выговор по партийной линии с формулировкой: "…за пьянство и неразборчивость в связях с женщинами".

    Яковлева: Когда тебя утверждают на роль исторического персонажа, естественно, начинаешь собирать как можно больше информации о своей героине. И от того, что я узнавала…

    РГ: Растерялись?

    Яковлева: Ну, в общем-то, да. Это несколько разнится с тем, что написали авторы… И даже относительно личной жизни Жукова нельзя было добиться большой откровенности, потому что дочь Жукова и Александры Диевны утверждает, что мама любила только папу, папа любил только маму. И это при том, что он вовсе не хотел жениться на Зуйковой, она его практически заставила (их отношения начались в 1920-м году, а официально расписались лишь в 1953-м году - прим.ред.). Я попыталась ее для себя оправдать тем, что она действительно очень любила Георгия Константиновича и прощала ему все его измены.

    РГ: А может, это была вовсе не любовь, а желание быть генеральской, а потом маршальской женой, быть близкой к Кремлю?

    Яковлева: А как бы она жила, отказавшись от этой борьбы за Жукова? У нее ведь своего практически ничего и не было. Ни пенсии, ни имущества. Трудно отказаться от благополучия, согласитесь. Не знаю, как на самом деле, но ведь говорят же о трофейных вагонах, о мехах, коврах, гобеленах, антиквариате, найденных в квартире и на даче Жукова (в июне 1946 было начато расследование по так называемому "трофейному делу" - прим.ред.). Кто-то наверняка знает всю голую правду, но не мы. И слава богу, может быть, потому что от ужаса волосы зашевелились бы на голове. Представьте себе висящие в туалете полотна чуть ли не из Дрезденской галереи? Да такое представить себе невозможно! И вот как при этом всем оставаться человеком?

    Даже мемуары отчасти - фантазии автора

    РГ: С трудом, но можно объяснить необходимость колоссальных жертв советских войск, на которые шел Жуков-полководец, но как объяснить картины в туалете…

    Яковлева: Накануне дня рождения Жукова во всевозможных телевизионных программах историки сидели с умным видом и пытались что-то доказать друг другу - прав был Жуков, не прав. Но ведь и они до конца не знают всей правды. К тому же не надо забывать о сталинской "шапке", которая висела над всеми персонажами истории, о которой мы с вами говорим.

    РГ: Елена Алексеевна, вы любите читать мемуары?

    Яковлева: Не то, что люблю, но почитываю.

    РГ: Зачастую эта литература грешит приукрашательством, как и биографические фильмы, как мы видим…

    Яковлева: Да, даже мемуары, как мне кажется, отчасти - фантазии автора. И кто-то, безусловно, приукрашивает свою жизнь - вроде тех воспоминаний, которые пишут сегодня артисты, или певицы: меня муж бил-бил-бил, а я все равно пела и пела. Вот про такое читать не хочется. Но ведь бывают мемуары совершенно потрясающие. Вы читали Кору Ландау? Сколько она вынесла! Кора написала про своего гениального мужа с любовью, но в некоторых моментах он открывается как самый настоящий моральный урод, просто какой-то разложившийся не-человек!

    РГ: Я вспоминаю мемуары пианистки Полины Осетинской, в которых она рассказала всю правду про своего отца - насколько ужасны их взаимоотношения. Надо ли выносить все эти откровения на публику?

    Яковлева: Во-первых, всю правду все равно ведь никто не выносит - у каждого своя правда.

    РГ: И какая правда была у академика Льва Ландау?

    Яковлева: Ну, вот если бы он написал историю своих взаимоотношений с Корой, почему он так поступал…

    РГ: Извините, перебью, тогда мы сможем оправдать и Чикатило, у которого ведь тоже своя правда?

    Яковлева: Про Чикатило я бы не стала читать - его правда меня не интересует. А вот если бы Ландау написал мемуары, мне было хотелось узнать его представление о его жизни, и сравнить с видением Коры.

    РГ: Но все же почему вам хочется знать о жизни реальных людей?

    Яковлева: Наверное, мне просто интересно сравнить нашу жизнь, наши чувства, наши поступки с жизнью и поступками великих людей. Или найти что-то общее - к примеру, кто-то говорит, что при ходьбе заносит левую ногу немножко внутрь, - и я замечаю, что тоже это делаю, или порадоваться тому, что мои мысли по тому или иному поводу совпадают с мыслями известных людей. Или ужаснуться какому-то поступку: неужели так бывает?!

    РГ: Но в этом есть та "желтизна", которую вы так не любите. Если бы Кора рассказала о своих отношениях с мужем в каком-нибудь газетном интервью, все бы это оценили как желтую прессу.

    Яковлева: Желтая пресса, в общем-то, состоит из лжи. Или это жесткий пиар, чтобы о тебе узнали и прошел слух. А такие люди, как Кора Ландау пишут свои воспоминания из других побуждений.

    РГ: Для чего они пишут?

    Яковлева: Кора после смерти мужа буквально сходила с ума, и психоаналитики посоветовали ей выплеснуть все наболевшее на бумаге. Это был такой сеанс психотерапии. Но у каждого свой путь, свой порыв взять ручку и бумагу.

    РГ: А у вас его нет?

    Яковлева: Боже упаси!

    Комментарий

    Мы позвонили дочери маршала Жукова Эре Георгиевне и попросили ее прокомментировать выход сериала:

    - Создатели фильма не только не консультировались с нами во время съемок, но даже не сочли необходимым сообщить, что такая картина снимается. Обо всем этом я узнала из публикации в журнале "Семь дней". По случаю мне удалось ознакомиться с первоначальным сценарием картины. Он привел меня в ужас. Все перевернуто с ног на голову! От крупной неправды до таких ляпов: отец в картине сам едет за рулем, а ведь он вообще не умел водить машину. Я высказала свое мнение о том, что прочитала, но не знаю, учли ли его создатели. Когда я прочла сценарий, мне стало очень обидно за маму. Они не просто так прожили с отцом сорок два года. А в сценарии ее выставили в очень некрасивом виде! Я всегда очень хорошо относилась к актрисе Елене Яковлевой. Не знаю, как это все будет выглядеть в фильме. Но Александра Балуева в роли папы я пока не вижу. В юности отец был худым и даже в зрелые годы смотрелся не так, как этот актер на снимке в журнале. Не понимаю цели фильма. Если хотели рассказать о великом полководце, то зачем это копание в "грязном белье"? Если хотели показать его биографию, нужно было лучше ее изучить. Конечно, отец был, прежде всего, человеком. Но зачем все это вытаскивать, смаковать? Вот это меня всегда возмущало, ведь он имеет право на личную жизнь! Конечно, можно считать мое отношение предвзятым, но ведь это я прожила эту жизнь и могу кое о чем судить. Тем более что и я есть среди героев этой картины.

    Подготовила Ариадна Рокоссовская