04.09.2011 23:09
Поделиться

На Венецианском кинофестивале показали новый фильм Стивена Содерберга

Женщина расплатилась за кофе - кредитка перешла из рук в руки и запустила цепь человеческих контактов. Через две недели от пандемии умерла пятая часть жителей земли. Это внеконкурсный фильм Стивена Содерберга "Зараза".

В Припяти играют свадьбу, молодые мечтают о путешествии в Одессу, но что-то случилось на Чернобыльской атомной, и жизнь планеты пошла по другому руслу. Это франко-украинский фильм режиссера Михаль Боганим "Земля забвения", его показали в "Неделе критики".

Первый фильм рассказывает о гипотетическом нашествии неизвестного вируса, от которого люди умирают с засохшей пеной на губах. Авторы, впрочем, напоминают, что такое уже случалось в реальности: в 1918 году "испанка" выкосила пятую часть населения планеты.

Заявив, что он не покидает кинематограф, Содерберг в свой последний фильм собрал звезд: здесь Гвинет Пэлтроу, Кэйт Уинслет, Марион Котийяр, Мэтт Дэймон, Джуд Лоу… Причем Пэлтроу умирает на пятой минуте. Так звезд не транжирят - значит, будут флэшбеки, и нас вернут к началу истории. А пока мы должны напряженно наблюдать за стремительным распространением недуга. Нас бросает из Чикаго в Нью-Йорк, Филадельфию, Токио, Атланту, Сан-Франциско, Женеву, Лондон, Касабланку… В мире паника, толпы штурмуют аптеки и супермаркеты, города пустеют, люди боятся друг друга. Герой Джуда Лоу, онлайновый журналист Алан Крумвид, пытается в своем блоге открыть людям правду о масштабах беды и неутомимо ищет сведения, скрываемые властями и масс-медиа. Через два часа на том же фестивале нам покажут фильм о трагедии Чернобыля, где люди гибли из-за отсутствия информации, и станет еще очевиднее: пандемия секретности - родовая болезнь любой власти.

Стивен Содерберг хотел, по его словам, "затронуть тему, резонирующую с каждым человеком, и в то же время сделать развлекательный триллер". На мой взгляд, не получилось ни то, ни другое. Мы увидели помесь кинокатастрофы с "производственным фильмом" о работе врачей-исследователей, ежесекундно рискующих жизнью. Звездам нечего играть: с Гвинет Пэлтроу уже на старте сюжета снимут скальп, Кэйт Уинслет должна изображать крайнюю усталость, Джуд Лоу - "человека из народа" в демократической кепке и с плохими зубами. Иных задач у актеров нет, драматургия практически отсутствует. Ни одна линия не развита, ни одну нам не дают прочувствовать, - правда внесут пикантную деталь насчет того, что героиня Пэлтроу перед смертью изменила мужу (Мэтт Дэймон). Сюжетные ходы и пугающие пассы, рассыпанные в фильме, так банальны, что с трудом ассоциируешь это вялое произведение с автором "Секса, лжи и видео". Сними этот фильм режиссер с менее громким именем, вряд ли его заметили бы венецианские отборщики. Но, увы, с каждым годом фестивали все более напоминают диаграмму увядания былых талантов.

По формальным показателям скромный фильм дебютантки Михаль Боганим о Чернобыле невозможно поставить рядом с блокбастером Содерберга: и амбиций особых нет, и бюджет несопоставимо меньше, и из звезд только Ольга Куриленко, прославившаяся как "девушка Бонда". Но по контрасту особенно чувствуешь новую важную краску: искренность. Не набившее руку ремесло, а высказывание. Не стремление напугать, а потребность выразить любовь и сочувствие к этим людям на экране. В маленьком, не слишком заполненном фестивальном зале мы словно вернулись в то кино, от какого отвыкли: кино как способ поделиться.

Очень наивное, какое-то первозданное желание - поделиться. Но для кино - важнейшее. От этой добродушной наивности, этой доверчивости могут быть перехлесты - в сентиментальности, в однозначном восхищении своими персонажами. Но именно поэтому от героев картины нельзя оторваться. Словно заработав авитаминоз на гастрономических изысках, возвращаешься к жизнетворной античной простоте.

Ольга Куриленко играет девушку Аню, которая выходит замуж за хорошего парня Петю, но в разгар свадьбы Петю отрывают на какое-то неотложное дело. И он не вернется. У Ани будет еще много способов устроить свою жизнь, но мертвая Припять, где похоронена ее любовь, Аню уже не отпустит. Вот и весь сюжет, но он населен таким количеством прекрасных (без красивостей и сусальностей) лиц и таких щемяще правдивых коллизий, что выбор Ани понимаешь не умом, а сердцем.

Михаль Боганим - из Тель-Авива, училась в Париже, по Украине много путешествовала, и ее потрясла заброшенная Припять, некогда красивый культурный город с парками и школами, уютный и хлебосольный. Теперь это призрак, и образ мертвого города, как тень былой нормальной, а значит, счастливой жизни, - еще один главный герой фильма. Я не знаю, каким образом заезжему человеку удалось так точно передать дух той жизни, но в фильме он есть. Он даже сообщает всей истории второй, параллельный смысл: ведь и СССР теперь страна-призрак, она мертва, и в ней похоронено то наивное, но прекрасное добродушие. И миллионы людей, лишившись привычных стен, живут вот так же неприкаянно - без будущего и с нежными воспоминаниями об утраченном.

Это второй за год фильм о Чернобыле. "В субботу" Александра Миндадзе катастрофу использовал как повод рассказать об иррациональности славянской души. В "Земле забвения" иррациональность - повод рассказать о нескончаемой человеческой трагедии.