05.05.2011 23:10
    Поделиться

    Пол Беттани представил в Москве новый вампирский боевик "Пастырь"

    Исполнитель главной роли в фильме "Пастырь" приехал в Москву

    Те, кто отпраздновав Пасху, пойдут на фильм "Пастырь", чтобы подумать о высоком и духовном, не найдут того, что искали.

    Фильм - о вампирах, как ни банально в наше время это звучит. И сделан по мотивам комиксов. В 3D. В нем прорисован целый мир - героев и нечисти. И когда обозреватель "РГ" все-таки попыталась вывести исполнителя роли Пастыря - голливудского актера Пола Беттани, который приехал в Москву, на разговор о том, что любая сказка - лишь аллегория, и спросить, нужны ли в реальной жизни пастыри, отгоняющие от людей тех, кто их "вампирит", актер пресек все попытки найти высший смысл.

    - Если и есть аллегория в этом фильме, - сказал Пол Беттани, - то я не совсем ее понимаю, поскольку я - актер, и я - блондин. Я снимался в этой картине лишь с желанием развлечь зрителя. Есть аллегория в таких фильмах как "Догвилль", где я тоже играл. Вот там я ее вижу. Но в "Пастыре"? Это же другая реальность. И я не думаю, что мы можем провести параллели с нашим миром. Но - вдруг задумался Беттани, - мало ли…

    - Тогда расскажите подробнее о фильме "Догвилль". Как вам работалось с Николь Кидман?

    - Это было стихийное бедствие. Сумасшествие! И это все, что я скажу на этот счет.

    - Хорошо. Но что думают о вашей работе представители церкви и духовенства? Помнится, когда вы играли религиозного фанатика в картине "Код да Винчи", она не была ими принята.

    - Это скорее были не взаимоотношения между церковью и авторами фильма, а разногласия в журналистской среде. Никто из представителей церкви или из верующих людей не подходил ко мне на улице и не говорил о том, что я сделал что-то плохое. Когда режиссер фильма "Код да Винчи" спросил меня, читал ли я книгу, то я отправился ее покупать в книжный магазин в отдел художественной литературы - не религиозной! И это говорит о том, что книга была написана для развлечения - не более того. Однако, если я кого-то обидел своей работой, то хочу попросить прощения за то, что сделал.

    - Раны на вашей спине, которые вы демонстрируете в фильме, остались после "Кода да Винчи"? Вы не жалеете себя во время исполнения трюков. Берегите себя - мы вас любим, - такие вопросы уже задавали журналисты из других изданий на встрече с актером.

    -  Навсегда! (Это слово Пол Беттани говорит по-русски). Я люблю делать трюки, потому что чувствую себя акробатом. Мне нравится падать с крыши поезда на землю. Вы видели эту сцену, когда я прыгаю и втыкаю кинжал в вампира? Но на самом деле ты летишь сквозь голубую пелену, а лишь потом она станет вампиром. И это довольно унизительно - кидать кинжал в подушку, если вы только не ненавидите голубой цвет.

    Но должен признаться, что мне нравится драться в безопасной обстановке, когда в реальности ты никого не бьешь. Когда я был маленьким мальчиком, то бегал по игровой площадке и представлял себя кем-то, и это были мои первые актерские потуги. А  когда ты - на съемочной площадке, а вокруг тебя - команда, которая помогала делать невероятные вещи, испытываешь удовольствие ребенка.

    В фильме много спецэффектов, и есть сцена, где я прыгал с мотоцикла на поезд. Один вагон поезда тянул грузовик в пустыне, рядом с Лос-Анджелесом. Остальная часть поезда дорисовывалась потом. И вот я на огромной скорости мчусь на мотоцикле, на нем - проводок, который тянется к поезду, и в такой момент думаешь только о том, что тебе уже сорок лет, у тебя - жена и двое детей… И приходит мысль: "А что же я делаю?" Так что ты просто пытаешься не умереть в данный момент - вот и все.

    - Поскольку вы - британец, вы, конечно же, верите в привидения? И, наверное, не только в них, иначе чем объясняется интерес и ваш, и молодежи к вампирским фильмам?

    - Думаю, что бояться, но в безопасной обстановке, это то, что привлекает детей. Когда я был маленьким, то любил смотреть фильмы, которые запрещали родители. Мои дети обожают привидения. Это безопасно для них и будоражит их воображение.

    Вампиры привлекают детей тем, что развенчивают их детские страхи. Я люблю вампиров, и всегда их любил. С детства, с того момента, когда посмотрел "Дракулу" Брэма Стокера. Я горжусь, что наш фильм  "Пастырь" снова сделал вампиров страшными. Потому что в последнее время в кино много вампиров, которые "блестят на солнце". И все больше таких "блестящих" вампиров, которые любят танцевать. Я не понимаю этого - когда кто-то хочет пойти на дискотеку с вампиром. Вампиры могут быть разными для зрителя, но они должны быть пугающими.

    - Читали ли вы в детстве комиксы?

    - В Англии, где я родился, комиксы не были таким культовым явлением, как в Америке. Будучи ребенком, я их читал, но больше любил смотреть вестерны. И когда я смотрел фильмы, например, с Джоном Уэйном, то был маленьким американцем в Англии. Так что считаю, что персонажи комиксов происходят из вестернов.

    - Ваш Пастырь не очень-то любит разговаривать. И он агрессивен.

    - На самом деле в сценарии было много лишних диалогов, но я их беспощадно вырезал. Было очень много слов - писатели любят создавать стоического персонажа, но при этом он у них говорит, не переставая.

    Действительно мой герой не любит говорить. Ему не нужно смягчать словами свои действия, он - солдат. Действие фильма происходит в среде, где нет разделения между церковью и государством. Глава церкви - президент мира. Моему герою особо нечего сказать, война закончилась, о нем забыли, и вдруг он получает дело и снова чувствует себя нужным. Все что он умеет - это делать больно. Так что я не думаю, что он любит читать книги, не представляю себе Пастыря, который сидит дома и читает Льва Толстого. Он говорит кулаками, а не словами.

    - Вы назвали своего ребенка в честь коллеги - Стеллана Скарсгорда. Других детей тоже назовете в честь ваших партнеров по фильмам?

    - Скоро, через месяц, у меня родится еще один ребенок. На данный момент мы между собой называем его Бисквит -  даже не знаю почему. Когда я впервые встретил Стеллана, то буквально влюбился в него. Он знает, как жить красиво, и он - чемпион по выпиванию водки. После работы мы ходили по барам. Я оставлял его там. На следующее утро Стеллан был на площадке, как огурчик - а он на 20 лет старше меня. И я подумал - разве  не может стать лучшим началом жизни ребенка схожесть с таким человеком? (Смеется).

    - Когда хороший артист-интеллектуал начинает играть в комиксах и блокбастерах, у нас шутят: у него закончились деньги…

    - Я понимаю, что есть работа, которую делаешь ради денег, либо та, за которую берешься, чтобы остановить голоса в твоей голове. Но бывает, что влюбляешься в фильм, и понимаешь, что его нужно снять... В прошлом году студии произвели около трехсот картин или даже больше. А актерам нужна работа. Конечно, финансовые соображения при моем нынешнем выборе тоже играли роль. Но мне всегда нравились книги и фильмы о вампирах. И я готов защищать свое право сниматься в фильмах, в которых я хочу.

    Я могу концентрироваться на небольшой период времени - напоминаю: я - блондин, и я  - актер. Но когда снимаюсь в бюджетном фильме, думаю, хорошо бы сделать небольшой фильм о Чарльзе Дарвине, например. А когда мне подворачивается подобная работа, думаю: хорошо бы сняться в картине о Пастыре. И, чтобы в руках у меня был Калашников…

    Поделиться