12.04.2011 23:10
    Поделиться

    Иэн Андерсон: Я вовремя понял, что не смогу играть на гитаре так же, как Хендрикс или Клэптон

    В Москве выступит легендарная английская группа Jethro Tull

    Сегодня, как ее называют критики, "самая британская группа мира" отыграла в Перми, послезавтра выступит в Санкт-Петербурге, а завтра  - выйдет на сцену столичного Крокус-сити холла. Причем - вместе с российским оркестром классической музыки Opus Posth. Накануне лидер и певец Jethro Tull Иэн Андерсон ответил на вопросы "Российской газеты".

    Российская газета: Мистер Андерсон, вы приезжаете в Россию в год 40-летнего юбилея самого знаменитого диска Jethro Tull - "Акваланг". Вы изменились в сравнении с теми временами?

    Иэн Андерсон: Знаете, не сильно, если  брать мой характер и мои убеждения. Я все такой же сумасшедший и все не устаю исследовать свою музыку со всех сторон. Музыканты, скажу вам, это Питеры Пэны навсегда.

    РГ: Когда-то вы выходили на сцену в образе бездомного бродяги. А какой образ вам ближе сегодня, десятки лет спустя?

    Андерсон: А я и сегодня иногда кажусь себе бездомным со всеми этими гастролями и ночевками в пустых гостиничных номерах... Но у меня есть все-таки возможность  хорошо питаться, удобно спать и всякий раз возвращаться домой к жене и семье. Нет слов, меня волнует печальное положение людей без крыши над головой в наших городах,  я даже  в свое время устраивал концерты в пользу бездомных.

    РГ: Многим до сих пор странно видеть во главе рок-группы человека с флейтой в руках. А правда ли, что в один прекрасный момент вы обнаружили, что играете на ней неправильно - и переучились?

    Андерсон: Я просто вовремя понял, что не смогу играть на гитаре также, как Хендрикс или Клэптон и решил научиться играть на флейте. Но, как выяснилось, многое делал неправильно, например, не так, как надо ставил пальцы и все такое. Лет двадцать назад мне пришлось переучиваться, и знаете  -  после этого я как-то по-новому взглянул на инструмент, увлекся им с новой силой!

    РГ: На концертах вы всегда добавляете новые краски в  свои самые известные песни, даже, иной раз меняете инструменты, звук которых мы уже привыкли слышать в тех или иных местах, на другие….

    Андерсон: Я человек непостоянный и  поэтому, действительно, люблю  варьировать динамику, тональности, темп звучания песен,  и каждому концерту  стараюсь придать свою драматургию. Некоторые песни начинают казаться слишком уж "привязанными" к определенным инструментам и мне хочется иногда сменить их на гитару, мандолину, губную гармошку, да на что угодно - лишь бы это оказалось адекватным  смыслу песни, как я его понимаю сейчас.  В той же Thick As A Brick сегодня  вместо флейты звучит металлофон - и ведь песня играет совсем другими красками! Впрочем, на концерте вы это сами услышите.

    РГ: В каждом шоу вы играете что-то из Баха. По-вашему, Бурре или та же прелюдия До-мажор сочетается  с  музыкой Jethro Tull?

    Андерсон: А, вы о вступлении к Бурре, которое я не так давно начал играть в концертах! Да, я написал мелодию, чтобы предварить фортепианные арпеджио прелюдии (арпеджио  - это когда ноты аккорда берутся не одновременно, а поочередно.- прим.ред.) и дать пьесе концертное продолжение. Надеюсь, Иоганн Себастьян на нас не обижается ...

    РГ: В России вы играете вместе с московским ансамблем классической музыки Opus Posth. Какую роль вы отводите этим музыкантам?

    Андерсон: Они  на сцене почти весь концерт. У нас есть несколько песен, которые играются с оркестрами и  мы всегда предварительно высылаем им основные аранжировки и партитуры. А в этот раз, перед концертом в Перми у нас с Opus Posth  было даже несколько часов на репетицию. Писать эти оркестровки, скажу вам,  дело очень муторное, трудоемкое, но мы все-таки каждый год пополняем их список. Наши аудитории по всему миру очень разные по возрасту, на концерты в основном приходят люди постарше, но случаются и молодые. Такие же, как мои ребята!

    РГ: Jethro Tull уже довольно давно не записывал новых песен. В свое время один наш рок-музыкант, как-то сказал, что новые песни пишут те, у кого старые не получились…

    Андерсон: Этот парень, пожалуй, прав! Ничто так не заводит, как ощущение, что ты бьешь мимо -  и ты начинаешь пробовать снова и снова. После каждого концерта я  всегда спрашиваю себя, что я мог бы сделать лучше и что стоит поменять к следующему шоу.

    РГ: Вы не случайно называете себя странствующим музыкантом -  за свою 40-летнюю историю Jethro Tull дал тысячи концертов в десятках стран. Вам что-то интересно в России?

    Андерсон: Вы знаете, я очарован Россией, и хочу видеть ее  еще и еще. Но очень уж она велика, без самолета тут не обойтись, а я не очень люблю летать. За время после холодной войны годы ваша страна очень поднялась - Горбачев, начиная свое дело, о таком возрождении, думаю, и не мечтал. Надеюсь, что он гордится своей ролью в этом процессе и тем, что значение России  в западном мире продолжает расти. Владимир Путин - это человек, оказавшийся в нужное время в нужном месте, уверен, и президент Медведев, сыграет свою роль в становлении в России демократической и ответственной власти.

    РГ: А в принципе - насколько вас волнует то, что происходит в мире? Должен ли артист  как-то отзываться на происходящее - или его дело только развлекать публику?

    Андерсон: Я, конечно, наблюдатель, а не политический активист. И, мне кажется, что артисты должны заниматься тем, чтобы подавать людям новые идеи и заставлять их думать. Но уж никак не втолковывать, как себя вести и за кого голосовать!

    РГ: Мистер Андерсон, некоторым музыкантам сегодня кажется, что время рок-н-ролла уходит и вот-вот должна прийти какая-то новая музыка...

    Андерсон: Думаю, что рок сегодня стал чем-то вроде классики или джаза, в нем так же все уже расставлено по полочкам. В последние 40 лет перемены в этой музыке касались, скорее, технологий исполнения, нежели ее самой и те, кто ждет совершенно нового рока  -  не дождутся его. Да, молодые музыканты всегда будут плести свои кружева, но лишь вокруг идей, до которых дошли их предшественники. В гамме всего 12 нот, набор ритмов и темпов, доступных Хомо сапиенс, тоже весьма ограничен. Ты можешь по-всякому огранять и полировать бриллиант рок-музыки, но в своей основе он останется все таким же блистательно завершенным.

    Поделиться