27.01.2011 00:30
    Поделиться

    Дмитрий Медведев признал почти полное отсутствие успехов в борьбе с коррупцией

    Президент предостерег тех, кто надеется, что экономику выручат растущие цены на нефть

    Президент РФ Дмитрий Медведев дал интервью газете "Ведомости". Как планировалось вначале, разговор должен был идти о проблемах экономики. Однако теракт в Домодедово внес свои коррективы.

    Говоря о предпринятых антитеррористических мерах, он сообщил, что сейчас на особый режим работы переведены практически все транспортные узлы. "Люди, может быть, отчасти от этого страдают, потому что происходит исключительно детальный досмотр багажа, - посочувствовал он. - Но это вынужденная необходимость". Президент напомнил, что некоторое время назад, после того, как самолеты, вылетавшие из Домодедово, подверглись террористической атаке, было изменено законодательство в сторону ужесточения ответственности за данный вид преступлений. "Но, к сожалению, - у нас есть эта беда, - мы далеко не всегда применяем даже самое важное законодательство", - сделал вывод Дмитрий Медведев. Посему он дал поручение Генеральному прокурору разобраться с тем, как в Домодедово эти законы исполняются. Нарушения в обеспечении безопасности там явные, и за это должны ответить все, кто в этом виновен. Он также выразил надежду, что правоохранительные органы смогут быстро провести расследование этого тяжкого преступления.

    Далее беседа перетекла к экономической тематике, в частности, к участию России в работе Всемирного экономического форума в Давосе. Дмитрий Медведев пояснил, что в связи с трагическими событиями его программа пребывания в Давосе сильно сокращена. Но он тем не менее принял решение участвовать в форуме, так как "это очень важная мировая площадка для того, чтобы предъявить нашу позицию".

    Оценивая экономическую ситуацию в России, Дмитрий Медведев в очередной раз предостерег тех, кто, видя рост цен на нефть, "уже начал потирать руки" и говорить, что все будет хорошо, как в 2007 году. "Не будет, - подчеркнул он. - Я надеюсь, что основная часть граждан осознала: у нас исчерпаны возможности сырьевого роста". И выход здесь один - модернизация. Уже намечены конкретные ее направления, меняется законодательство, устаревшие технологические нормативы. Процесс, по словам главы государства, шел трудно. По признанию президента, ему пришлось "в достаточно жестком ключе заставить и правительство, и наши организации предпринимателей взяться за эту работу". Так появился Закон "О техническом регулировании". "Я, по сути, продавил решение о том, чтобы в России можно было применять законодательство Евросоюза", - отметил он, пояснив, что делал это, чтобы страна не теряла время, пока будет обновляться своя законодательная база. В результате появились такие консолидирующие проекты, как "Сколково". "Конечно, "Сколково" не решит всех проблем, не поднимет всю страну, - считает Дмитрий Медведев. - Но мы должны показать, как можно организовать инновационный бизнес". В целом же результаты модернизации президент оценил как скромные. Вину за это он возложил также и на институты власти. "Они зачастую тормозят ее (модернизацию. - "РГ"), и в этом пороки нашей власти, причем снизу доверху", - считает он.

    По мнению президента, проводя модернизацию экономики, следует обратить взор и на политические институты. "Я не имею в виду, что у нас вся политическая система требует замены, - уточнил он. - В конце концов, она еще молодая, есть и недостатки, и определенные достоинства". Глава государства не разделяет мнение, что достаточно поменять политические институты, привести их в порядок и у нас будет другая экономика. "Это иллюзия, что возникнут хорошие чиновники, которые не будут брать взяток, государство, которое не будет вмешиваться в экономическую жизнь, суды, которые будут всегда последовательны и будут выносить абсолютно правосудные и мотивированные приговоры, - и будет создано общество всеобщего благоденствия, - полемизировал он. - Здесь нет прямой зависимости, это разные слагаемые успеха". И сослался на примеры жестких, авторитарных обществ с успешной экономикой, где мало коррупции. "Но политические институты в этих странах развиты весьма слабо", - подчеркнул президент.

    Президент однозначно в поддержку политической конкуренции: "Я считаю, что нам в принципе нужно двигаться в сторону общества, основанного на сбалансированном представительстве нескольких партий во власти". А на вопрос, чем он руководствовался, давая разрешение "Единой России" использовать свои изображения и цитаты в агитационной деятельности, Дмитрий Медведев дал следующий ответ: "Президент у нас пока фигура беспартийная, но я все-таки не могу забывать о том, что "Единая Россия" меня поддержала на выборах. Поэтому я ей признателен за ту поддержку, которую она мне оказала тогда и которую оказывает сейчас". Президент не считает, что это подорвет шансы других партий в политической конкуренции.

    Много внимания Дмитрий Медведев уделил теме коррупции. Он вспомнил, как в начале его президентства кое-кто уговаривал его не затевать войны с коррупцией, дескать, ее все равно не победить ни за год, ни за два, даже за весь президентский срок. "Я считаю, что я правильно поступил, когда поднял эту тему на высший уровень, и, что бы там ни говорили, мы борьбу начали", - полагает он. Достижения, правда, оценивает весьма скромно - "успехов почти нет". Но делает это с оговоркой: "Все можно оценивать по-разному. Мы ведь впервые за всю тысячелетнюю историю России создали антикоррупционное законодательство. Работает Совет по борьбе с коррупцией, другие структуры, которые эту ситуацию мониторят". Позаимствован опыт других стран, в том числе декларирование доходов. "Рассуждали так: ну, будут все подавать декларации, но ведь будут врать, будут занижать свои доходы, - вспоминал президент. - Что я на это ответил? Да, некоторые будут, но это приучит к порядку. Когда человек что-то подписывает, а у него есть еще дом, на теще машина, на приятеле еще что-то, это на подсознательном уровне у большей части людей создает ощущение дискомфорта". Это во-первых. А во-вторых, как считает глава государства, это подтолкнет людей легализовывать свои доходы. Но, признает он, не все, что действует в других странах, легко пересаживается на нашу почву.

    Дмитрий Медведев не относит себя к идеалистам, но убежден, что любой экономический строй должен быть в целом морален. "Только тогда он может быть успешен, - считает он. - А у нас эти критерии в 90-е гг., да и в прошлом десятилетии, были очень сдвинуты. И любой денежный успех стал восприниматься как абсолютная ценность". Поэтому в борьбе с коррупцией нравственный момент имеет значение.

    Глава государства также вступил в заочную полемику с теми экономистами, которые считают, что кризис в России не сыграл очищающей и оздоравливающей роли из-за того, что руководство страны выбрало стратегию мягкого прохождения кризиса. Да, признает Дмитрий Медведев, такой роли кризис не сыграл, осталось много неэффективных производств. "Но я считаю, что это все-таки гораздо лучше, чем заплатить за эффективную экономику ухудшением жизни людей", - считает он, добавляя, что для России в силу разных причин "это абсолютно неприемлемая цена". По оценкам президента, страна довольно быстро восстанавливается после кризиса, даже есть около 4 процентов роста ВВП - это с учетом того, что 0,5 - 0,7 процента потеряно из-за пожаров. "Это хорошие цифры в масштабах Европы", - считает он. При всех трудностях государство выполнило все свои социальные обязательства, поэтому "никто не имеет права кинуть камень в правительство".

    Дмитрий Медведев также рассказал, по каким критериям он оценивает свою работу на президентском посту. "Прежде всего - это качество жизни людей, - отметил он. - Наша способность победить кризис, который пришелся на период моего президентства, наша способность отвечать на наиболее жесткие вызовы, с которыми сталкивается наша страна, включая борьбу с преступностью, терроризмом, экстремизмом. И наконец, общее доверие людей. Для любого политика, как это ни банально прозвучит, доверие - самое главное".

    Поделиться