31.08.2010 23:05
    Поделиться

    В Краснодаре суд отобрал детей у матери и отдал их на воспитание отцу

    Только потому, что у него выше доход и больше квадратных метров

    Краснодарский краевой суд оставил без изменения решение суда Центрального района Сочи, который при бракоразводном процессе определил местом жительства двух малолетних детей квартиру отца, разрешив матери лишь видеться с ними.

    Телеграмму матери, просившей отложить рассмотрение дела в связи с ее болезнью, во внимание не приняли.

    Двойняшки, рожденные в США

    Параллельно с завершившимся на такой ноте бракоразводным процессом в том же сочинском суде тянется и другой - уже по уголовному делу. Причем фигуранты одни и те же: теперь уже бывший муж Агил Магеррамов и бывшая жена Кристина Магеррамова. Кристина заявила, что в феврале муж избил ее, нанося удары в том числе и предметом, похожим на пистолет. Побои были зафиксированы, а отношения супругов дали трещину.

    Кристина утверждает, что Агилу не нравилось ее увлечение Интернетом, а по версии мужа, она вела себя, мягко говоря, слишком легкомысленно. Камнем преткновения стали и дети: ведь их появление во всех смыслах далось Магеррамовым слишком дорого. Как было сказано на суде, у Агила были некоторые физиологические проблемы, и поэтому дети появились лишь после того, как его супруга прошла несколько курсов искусственного оплодотворения сначала в российской, а потом и в зарубежных клиниках. На это ушло почти три года. Последняя попытка увенчалась успехом, и вскоре у четы появились двойняшки: сын Мурад и дочь Сабина. Причем случилось это радостное событие не где-нибудь, а в США, куда Агил отправил беременную супругу. И в соответствии с американскими законами младшие Магеррамовы вместе с жизнью получили и гражданство США.

    В семье Кристину не признали

    Когда они начали подрастать (сейчас малышам около трех лет), отношения между супругами стали портиться. Агил утверждает, что молодая жена оказалась не готовой к семейной жизни, грубо обращалась с детьми и даже била их. А Кристина убеждена: как только муж получил наследника, его отношение к ней сразу изменилось, и прежде обходительный супруг стал вести себя жестко.

    - Я понимала, что вошла в мусульманскую семью, старалась соблюдать азербайджанские обычаи, даже гардероб поменяла, - рассказывает теперь Кристина. - Все напрасно. А после моего избиения пошли заявления от зависимых от мужа людей, что я плохая мать.

    Свидетели мужа, выступавшие на суде, подтвердили эти обвинения: да, детей лупит, запирает в темной ванной комнате и даже кроет малюток матом почем зря. Но часть очевидцев таких воспитательных действий явно зависели от Магеррамова, работали в его обслуге, были земляками или приятелями. Выступали в суде и свидетели жены. Рассказывали они, разумеется, противоположное: Кристина детей любит, ухаживает за ними, а отец с семьей даже гулять не хотел.

    Но показания свидетелей отца суд признал убедительными, а свидетелей матери - наоборот. Городское управление по вопросам семьи и детства тоже оказалось на стороне отца.

    Хотя, судя по актам обследования, условия для воспитания и развития детей и по месту жительства мужа, и по нынешнему месту жительства жены, переехавшей после скандала с двойняшками к своим родителям, были признаны удовлетворительными. Однако, как заявил представитель управления, у отца выше доход и квадратных метров на душу побольше, а значит, детям с папой будет лучше. С кем детям будет лучше - не простой вопрос.

    Наблюдая местные судебные процессы, не раз убеждаешься, что если богатый судится с бедным, ведомство - с рядовым гражданином, а замшелый монополист - с тем, кто умеет делать лучше и дешевле, но не в дружбе с властями, то исход процесса предопределен: побеждает, как правило, тот, у кого или деньги, или власть. И нынешний случай не стал исключением.

    Агил Магеррамов, попавший в Сочи после распада Советского Союза, по его собственным словам и представленным справкам о доходах, - человек довольно состоятельный. И его сочинские родственники также состоятельные и влиятельные люди. Упомянутому городскому управлению по вопросам семьи и детства богатый родич Агила, ведущий здесь успешный бизнес, как выяснилось, своевременно оказал спонсорскую помощь. Но не чиновникам, разумеется, а воспитанникам детских дошкольных учреждений...

    К тому же у Агила, по его словам, много не только денег, но и времени для воспитания детей: бизнесом он управляет по телефону. Утверждает, что ведет здоровый образ жизни, занимается спортом. Хотя адвокат Кристины представила сведения, что тридцатишестилетний Магеррамов числится инвалидом второй группы, имеет соответствующую пенсию и льготы. По словам Агила, болезнь ("что-то там с щитовидкой, кажется") на его самочувствие никак не влияет. Суд и это не смутило. Не стали изучать и другой вопрос: в начале процесса доход мужа, по справкам, был куда скромнее, а когда нужно было найти какие-нибудь аргументы для "изъятия" детей у мамы, он заметно вырос.

    Кристине, которая на работу собиралась выйти только через несколько месяцев, когда двойняшкам исполнится по три года, трудно тягаться с ним! Родители ее хоть и не нищие, но до доходов Агила им далеко. Квартира трехкомнатная, но в ней еще живет старший сын с женой. Все - обыкновенные трудяги, "нужных" связей не имеют. Но тем очевиднее при таком экономическом неравновесии положений двух этих семей нужда в беспристрастном и справедливом суде.

    Последний шанс

    Кристина сейчас в полном отчаянии. О новом судебном разбирательстве в краевой столице она узнала случайно, по словам ее адвоката, извещение о его месте и времени не пришло. У матери двойняшек остался только один шанс: подать жалобу в порядке надзора теперь уже на решения судов обеих инстанций.

    Поделиться