31.08.2010 23:18
    Поделиться

    В главном конкурсе Венецианского фестиваля Россию представляет фильм Алексея Федорченко "Овсянки"

    Режиссер Алексей Федорченко снова в конкурсе Венецианского фестиваля

    В главном конкурсе Венецианского фестиваля Россию представляет фильм екатеринбургского режиссера Алексея Федорченко "Овсянки".

    Премьера картины предполагалась в июне на сочинском фестивале "Кинотавр", но в последнюю минуту фильм был снят с программы: продюсеры узнали, что им заинтересовалась Венеция, которая "право первой ночи" соблюдает неукоснительно. Поэтому премьера состоится 4 сентября, когда "Овсянок" будет смотреть международное жюри под председательством Квентина Тарантино.

    Алексей Федорченко в Венеции желанный гость: в 2005 году он уже взял здесь главный приз за лучший документальный фильм в конкурсе "Горизонты". Курьез был в том, что его "Первые на Луне" на самом деле игровая картина, она относится к редкому жанру "мокументального" кино - хитроумной и очень похожей на правду мистификации. Теперь режиссер, уже в главном конкурсе, делает заявку на Золотого льва.

    Сюжет фильма прост: его герой (Юрий Цурило) едет по бесконечным дорогам России из Костромской области в Ивановскую, чтобы навестить могилу жены. Но на этой грустной канве нам обещают вышить зрелище яркое, красивое и нежное.

    Перед фестивалем мы связались с Екатеринбургом. Вот что нам рассказал по телефону дебютант главного венецианского конкурса Алексей Федорченко.

    Российская газета:  Как вы определяете жанр фильма, который, судя по всему, снова будет необычным?

    Алексей Федорченко:  В пресс-релизе его определяют как "эротическая драма". Но - с этнографическим уклоном и элементами мистики (смеется). Кроме того, это road movie - "дорожное кино". Там будет все: и сказка, и эротика, и любовь, и смерть.

    РГ: Овсянки - это что, "птица певчая"? Какую роль вы отвели им в фильме?

    Федорченко:  Это лесные певчие птицы. Такие лесные воробьи - зеленые, маленькие. Их подсаживают в клетку к молодым канарейкам, и овсянки их учат петь.

    РГ: Они попытаются чему-нибудь научить и героев вашего фильма?

    Федорченко: От них очень многое зависит в развитии событий.

    РГ: Вы теперь постоянно работаете с казанским писателем Денисом Осокиным. Что вас привлекло в его прозе, какое ее качество вы хотели бы сохранить в фильме?

    Федорченко: Небанальность взгляда. Он говорит об очень близких и простых вещах совершенно самобытным языком - так сейчас никто не пишет.

    РГ: В вашем фильме очень важны этнические мотивы. Расскажите об этом не существующем уже народе - меря.

    Федорченко: Он исчез где-то в начале XVII века. Растворился в русских, влился в русскую кровь. Готовясь к фильму, я читал исследования генетиков. Они утверждают, что в северных русских более половины финской крови.

    РГ: Но вместе с народом канули в вечность и его обряды, и стиль жизни - вам пришлось все это реконструировать? На основании каких документов?

    Федорченко: Эти древние обряды в жизни героев существуют как некий зов крови, как эхо прошлого. Сохранились артефакты. Раскопок много, народ меря распространялся по территории нынешней России достаточно широко - к северу от Москвы все принадлежало ему. Его существование отразилось и в названиях этих мест. Профессор Ткаченко в книге "Мерянский язык" утверждает, что и слово Москва - мерянское. Хотя есть и другие версии: это слово мордовское. А названия рек северного Поволжья - все мерянские.

    РГ: Вы собирались использовать в фильме песни Таркана - почему они понадобились?

    Федорченко: О его музыке говорят персонажи, и она должна была звучать в фильме. Его самая известная песня "Ду-Ду" очень точно передает состояние души героев. Мы попросили у Таркана разрешение ее использовать, но он потребовал совершенно неподъемную сумму. И мы обошлись своей музыкой. Так что Таркана в фильме нет.

    РГ: Вы привлекли к съемкам Михаила Кричмана - оператора, который прославился изобразительной мощью своих картин, мы видели это в фильмах Андрея Звягинцева.

    Федорченко: Он снял фильм очень просто, лаконично, глубоко и очень красиво. Михаил оператор от Бога, и он замечательно выполнил труднейшую задачу - создать мир, который рядом, но которого нет.

    РГ: В год финансового кризиса и новой системы финансирования кинопроизводства как вы решали бюджетные проблемы?

    Федорченко: Госкино в этом не участвовало, картина полностью снята на частные деньги. Продюсер Игорь Мишин на свои средства заказал и снял этот фильм.

    РГ: Расскажите об актерах вашей картины.

    Федорченко: В главных ролях Юрий Цурило и Игорь Сергеев из Петербурга, женскую роль играет актриса и режиссер из Москвы Юлия Ауг, в очень важной роли снялся Виктор Сухоруков. Героя в детстве сыграл екатеринбургский школьник Иван Тушин, он уже обладатель приза за лучшую роль в фильме "Двенадцатое лето" Павла Фаттахутдинова. Он сын моих друзей - вот я его и снял. Очень похож на главного героя и внешне и по состоянию души.

    РГ: В Екатеринбурге благоприятные условия для кинопроизводства?

    Федорченко: Там мой дом, а снимать можно в любой точке планеты. В Москву переезжать не хочется - это не тот город, где я хотел бы жить. Предложения есть, и из Москвы и дальше, но я пока держусь за Екатеринбург.

    РГ: Что будете снимать после "Овсянок"?

    Федорченко: Есть очень хороший сценарный портфель. Четыре сценария Дениса Осокина, еще один мы сейчас пишем. Работаем сразу по нескольким направлениям, и я пока не знаю, какой сценарий "выстрелит" первым. Одну заявку я подал к Госкино - там ведь обещали поддержку артхаусным проектам. Но снимать очень хочется - давно не снимал!

    РГ: Как давно - вот же новая картина, "Овсянки"!

    Федорченко: Ее съемки закончились в 2008-м, а потом кризис все остановил на целый год. Мы показывали материал фильма на разных фестивалях, включая Каннский, - искали партнеров по "постпродакшн". А в начале 2010 года стали ударными темпами заканчивать и успели к "Кинотавру". 

    РГ: Насколько я знаю, "Овсянками" уже заинтересовались и другие фестивали.

    Федорченко: Сентябрь и октябрь расписаны полностью. После Венеции фильм поедет на "Киношок" в Анапу и на "Меридианы Тихого" во Владивосток, затем международные фестивали в Торонто, Нью-Йорке, Салониках, Варшаве, Тегеране. Есть еще ряд приглашений.

    РГ: С какими ожиданиями едете в Венецию?

    Федорченко: Я даже подумать об этом пока не успел: много хлопот с оформлением виз на все эти многочисленные фестивали. Не люблю это дело: отнимает массу времени и нервов.

    РГ: По крайней мере одна союзница у вас в жюри, надеюсь, будет - Ингеборга Дапкунайте вряд ли останется равнодушной к картине. Все-таки она и наша актриса тоже.

    Федорченко: Я надеюсь, что и другие члены жюри не останутся равнодушными. Но "Овсянки" действительно нравятся женщинам - такое получилось женское кино.

    РГ: Сентиментальное?

    Федорченко: Сентиментальное, чувствительное, а главное, говорит о вещах, о которых раньше молчали. В фильме всплыла тема недолюбленности. При бешеной страсти. Женщины, которых недолюбили.

    РГ: Когда фильм выйдет в России?

    Федорченко: В октябре премьера в Москве и начнется прокат по стране. Фильм понравился французской дистрибьюторской компании Memento, она взялась прокатывать его за рубежом. Уже идут продажи.

    РГ: До "Овсянок" вы сняли очень хорошую картину "Железная дорога", она получила приз "Серебряная ладья" и премию критики в Выборге. Куда она канула?

    Федорченко: Был запланирован и кинотеатральный и телевизионный прокат, но кризис все порушил, и для фильма закрылись все двери, его никто не видел. Я очень надеюсь, что показ "Овсянок" в Венеции проторит дорогу и этой картине, и у нее будет даже не второе, а по сути первое рождение.

    Поделиться