31.08.2010 23:05
    Поделиться

    Погорельцы: Мы больше всего тоскуем по фотографиям

    Что нужно погорельцам, чтобы начать жизнь с нуля

    На месте сгоревших поселков и деревень уверенно прорастает новая жизнь. Огонь лишил людей крыши над головой, денег и имущества, но не лишил поддержки соотечественников. Неравнодушные стараются помочь самым необходимым - лекарствами, едой и моральной поддержкой.

    В деревне Требухино Рязанской области только потемневший песок, смог и одиноко торчащие печные трубы. Пожар, обрушившийся на деревню, всего за 10 минут уничтожил как хиленькие деревянные дома, так и дорогие кирпичные постройки. Небольшие таблички с названием ныне несуществующих улиц - вот и вся география, которая осталась от унесенной огнем рязанской деревни. Погорельцы признаются, что тоскуют больше по фотографиям - драгоценным осколкам далекого или близкого прошлого.

    Сейчас на пепелище идут строительные работы: пара гастарбайтеров стирают следы трагедии. К зиме обещают построить новую деревню лучше прежней - дома будут возводить из современных стройматериалов, проведут трубопровод. Жилье для погорельцев - это, пожалуй, самое главное. Те, кого не приютили родственники, живут в общежитии физкультурного техникума. Начнется учебный год, и снова появятся проблемы с размещением.

    - Уже сейчас многие коммерческие организации предлагают погорельцам крышу над головой. Но, как бы странно это ни звучало, люди отказываются, - удивила Наталья Жунева, первый заместитель главы администрации Рязанского района.- Погорельцы, распределенные по общежитиям, пообвыклись. Им вместе хорошо - семьей, можно сказать, стали.

    Рассказывают, что на долю местных жителей уже выпадало подобное несчастье. Почти 80 лет назад из-за пожара люди кидались в колодцы. Если же огонь позволял хоть что-то спасти - спасали всей деревней. В этот раз не успели, но, похоже, командный дух не дал опустить плечи. О том, что недавно эти люди потеряли дом, узнаешь только со слов, сказанных подчас абсолютно будничным тоном:

    - Дом-то возведут. Хороший, надеюсь, только попрошу, чтобы стоял на другом месте, - говорит Елизавета Измайлова. - Если б я еще не видела, как он горит, тогда, может, и на прежнем захотела бы... Я ж тогда только собаку отвязать успела да икону прихватить - остальное исчезло в огне. Мы потом с мужем уехали, а когда вернулись, деревни уже не было.

    Помощь приходила с первых дней и отовсюду. Участие проявляли соседи, родственники, государство, Церковь, а теперь даже ОМОН. Везли в основном еду и одежду. Последней было во много раз больше, чем требовалось. Пальто, юбки, огромное количество обуви, причем зимней. Некоторые погорельцы этому откровенно не рады. Оно и понятно - одежда хотя и новая или во всяком случае не заношенная до дыр, нужна она в основном пенсионерам.

    - Донашиваем чьи-то обноски! - жалуются погорельцы, стоя у дверей местного клуба - временного центра выдачи гуманитарной помощи. - Как бомжи ходим. Обещали холодильник, микроволновку, а нет ничего. Растащили - ясное дело.

    Надо сказать, что перед камерами журналистов все обиженные искренне благодарили за помощь, а про несправедливое распределение техники и продуктов почему-то промолчали. Люди, которые занимаются раздачей благотворительности, внимания на них уже не обращают. Пока хватает сил и нервов, к работе своей относятся как к священному долгу.

    - Некоторые погорельцы заглядывают подозрительно часто: набирают про запас. Теперь ведем строгий учет, - рассказывает работник центра Наталья Ванюшина. - Кто-то жалуется, но чаще благодарят. Была у нас бабушка. Дом сгорел. На лице горе, в глазах отчаянье. Мы с ней беседуем, водим по рядам с одеждой, и вдруг среди белья находим ей прекрасную норковую шубу! Знаете, как она обрадовалась? Слов нет!

    Поделиться