13.07.2010 12:10
    Поделиться

    ФСИН: Десятки тысяч российских заключенных больны СПИДом и туберкулезом

    Лечебная система для заключенных Федеральной службы исполнения наказаний России должна быть изменена. Сегодня эту точку зрения правозащитников практически подтвердил заместитель директора тюремного ведомства Николай Криволапов.

     По его словам,  после нескольких смертей в СИЗО врачи должны ежедневно посещать осужденных. В специальной инструкции четко сформулированы действия всех сотрудников медицинских учреждений ФСИН по неотложной помощи и лечению заключенных.
     
    - На базе двух субъектов РФ - Санкт-Петербурга и Тверской области - мы проведем эксперимент, - заявил Криволапов. -  Мы хотим отделить медицину от руководителей СИЗО и колоний и создать там независимые от администрации медучреждения, объединив их с теми, которые были в Тверской области, Петербурге и Ленинградской области.
     По его словам, рабочая группа уже приступила к реализации этой задачи.

    В то же время заместитель директора ФСИН отметил, что Минздравсоцразвития пока к этому вопросу не подключилось. Он с грустью констатировал, что изменить систему лечения осужденных и арестантов, содержащихся в следственных изоляторах, ведомство пока не в состоянии. Затраты на медицинское оборудование и создание медицинской части в двух регионах, где планируется провести эксперимент, составляет 290 млн рублей. В то же время, по его словам, на сегодняшний день лечебные учреждения СИЗО и колоний не испытывают нехватки медикаментов. Но медицинское оборудование устарело.

    - Около 75 процентов этого оборудования просто надо списать, - считает Криволапов

     "Картина остается ужасающей, хотя роста заболеваемости нет по сравнению с прошлым годом. Сейчас в исправительных заведениях России 340 тысяч осужденных страдают различными формами заболеваний", - сказал Криволапов. Он пояснил, что, в частности, 15 тысяч больны сифилисом, 40 тысяч - активной формой туберкулеза, 67 тысяч имеют психические расстройства, 55 тысяч ВИЧ-инфицированы.

    Криволапов отметил, что, несмотря на распространившуюся почти на всю территорию РФ жару, температура в камерах заключенных не превышает норму. "В основном стены заведений имеют толщину до полутора метров, они хорошо держат прохладу. В тех же районах, где есть необходимость дополнительных усилий для поддержания температуры, ставятся кондиционеры. Однако, конечно, поставить кондиционеры во все заведения невозможно из-за недостатка финансов", - сказал Криволапов. Он также сообщил, что содержание одного осужденного обходится ежегодно государству в 33 тысячи рублей, из которых 19,8 тысячи приходится на питание, менее 2 тысяч на медицину и около 7 тысяч на коммунальные расходы.
      
     За последнее время в учреждениях ФСИН произошли несколько резонансных ЧП, связанных со здоровьем содержащихся под стражей людей. Так, 30 апреля 2010 года в палате интенсивной терапии хирургического отделения больницы "Матросской тишины" скончалась Вера Трифонова. По информации УФСИН, она поступила в больницу с диагнозом "сахарный диабет, диабетическая нефропатия и хроническая почечная недостаточность". Прокуратура РФ  дважды настаивала в суде на освобождении Трифоновой из-под стражи, но суд и следствие к доводам надзорного ведомства не прислушались. А 16 ноября 2009 года в следственном изоляторе скончался Сергей Магнитский, обвинявшийся в уклонении от уплаты налогов с организации. По предварительным данным Генпрокуратуры, смерть юриста, которому было 37 лет, наступила от сердечно-сосудистой недостаточности. Его адвокат Дмитрий Харитонов говорит, что Магнитский и он сам неоднократно просили провести обвиняемому медобследование, чтобы установить, может ли юрист находиться в условиях следственного изолятора по состоянию здоровья

    Смерть нескольких человек в следственных изоляторах, в том числе Веры Трифоновой и Сергея Магнитского, породила горячие обсуждения в СМИ и обществе. Кто виноват в случившемся - сотрудники ФСИН, следователи, судьи?

    прямая речь

    Юрий Чайка, Генпрокурор России:

     - По поводу смерти Сергея Магнитского и Веры Трифоновой проводились прокурорские проверки, в ходе которых установлены нарушения их прав на надлежащее своевременное медицинское обеспечение. Оно было допущено сотрудниками уголовно-исполнительной системы. Причем по делу Трифоновой органы прокуратуры изначально заняли принципиальную позицию, а именно: дважды прокуратура настаивала в суде, что ее надо освободить из-под стражи. Однако суд и следствие к мнению прокурора не прислушались.

    Директору ФСИН по результатам проверок вносились представления об устранении нарушений закона. Ряд руководителей ФСИН и следственных изоляторов из уголовно-исполнительной системы уволены, 18 сотрудников УИС, в том числе медицинских работников и сотрудников центрального аппарата ФСИН, привлечены к строгой дисциплинарной ответственности. Материалы прокурорских проверок переданы в следственный орган для уголовно-правовой оценки. В настоящее время следователями Следственного комитета при прокуратуре РФ возбуждены и расследуются уголовные дела.

    Понятно, что медицина в исполнительной системе не на должном уровне. Но это еще и черствость некоторых работников СИЗО, и амбициозность следователей. Какая необходимость была держать за решеткой очевидно больных людей? Есть у нас домашний арест, есть другие меры пресечения - подписка о невыезде, залог - почему не использовать их? Я думаю, к ненужной жестокости прибегают слабые в профессиональном смысле следователи. Так им удобно - человек всегда под боком, к тому же он сломлен психологически...

    Досье "РГ"   

    Официально информация о смертности среди осужденных в уголовно-исполнительной системе является информацией для служебного пользования. Официальная же статистика говорит, что в системе исполнения наказаний медицинскую помощь оказывают 7,5 тысячи врачей и около 13 тысяч работников среднего медицинского персонала.

    компетентно

    Александр Музыкантский, уполномоченный по правам человека в Москве

    -Я озабочен многочисленными фактами смерти подозреваемых в следственных изоляторах. В прошлом году в СИЗО Москвы и Подмосковья умерли 57 человек. За это же время совершено два побега. Случаи побегов рассматривались комиссиями. А такого отношения к расследованию причин смертей нет.

    В СИЗО не хватает квалифицированной медицинской помощи и лекарств. В то же время вопрос о помещении подозреваемого в медицинское учреждение находится в компетенции следователя.

    Я предлагаю подключить к этому городскую медицинскую систему. Но в какой именно форме город может в этом участвовать, пока сказать трудно.

    Валерий Краев, генерал-лейтенант внутренней службы в отставке:

    - По информации Генпрокуратуры, в 2009 году в СИЗО от различных заболеваний скончалось свыше пятисот человек.

    Немало людей умирают и на свободе, и все-таки есть повод призадуматься. В неволе любая смерть чаще всего связывается с несоблюдением прав человека. Преимущественное избрание меры пресечения в виде содержания под стражей усложняет обстановку в следственных изоляторах. Только в 2006 году содержание в камере было избрано в отношении 147,5 тысячи обвиняемых в совершении преступлений небольшой и средней тяжести. В этом же году в связи с изменением меры пресечения было освобождено 7 тысяч оправданных. Необоснованные аресты продолжаются и до настоящего времени. Избежать необоснованного заключения под стражу, в том числе обвиняемых с тяжелыми хроническими заболеваниями можно, устранив пробелы в законодательстве. Именно "дыры в законе" позволяют отсутствовать в суде прокурору, осуществляющему от имени государства уголовное преследование человека, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия.

    В свое время для реформирования советского суда был введен принцип состязательности сторон обвинения и защиты в уголовном процессе, давно распространенный в цивилизованных странах. Несоблюдение сегодня этого принципа приводит к тому, что уже в начале уголовного преследования под стражу могут взять обвиняемых за совершение преступлений небольшой тяжести, несовершеннолетних - за совершение средней тяжести преступления, а также хронически тяжелобольных без медицинских заключений. Такая ситуация говорит о необходимости внести изменения в уголовно-процессуальный закон. В статье 108 УПК необходимо прописать порядок взятия гражданина под стражу только при участии прокурора и защитника в судебном процессе и только за совершение тяжкого и особо тяжкого преступления. А для обвиняемых тяжелобольных - и с учетом предоставленного медицинского заключения. Безусловно, необходимо будет внести поправки и в другие статьи Уголовного, Уголовно-процессуального кодексов РФ. Но работа того стоит.

    Поделиться