20.11.2009 00:10
    Поделиться

    Лучший голкипер недели КХЛ Эдгарс Масальскис считает, что с приметами нужно быть поосторожнее

    Накануне Латвия праздновала свою независимость. День этот в календаре отмечен, как положено, красным цветом и является, соответственно, выходным. Для всех. Кроме хоккеистов.

    У представителей этой профессии свободным оказался только вечер. А в первой половине дня непременная тренировка. В том числе и для лучшего вратаря КХЛ минувшей недели Эдгарса Масальскиса. Голкипер рижского "Динамо" и первый номер сборной Латвии добросовестно отдал своему делу два часа, после чего поехал домой на праздник. Успев при этом побеседовать с корреспондентом "РГ".

    Российская газета: Эдгарс, как в Латвии отмечают день независимости?

    Эдгарс Масальскис: Салютом. (Улыбается.) Да, в общем, как везде, наверное. Город украшен, люди гуляют. Правда, мы с семьей будем дома. Вечером - гости.

    РГ: В России о Масальскисе пишут, а значит, и знают, конечно, не так много, как в Латвии. Поэтому есть смысл начать с самого банального вопроса: как вы оказались в хоккее?

    Масальскис: Началось все со двора. Каждую зиму заливали лед на баскетбольной площадке. Прежние морозы позволяли это делать. Мы только в апреле заканчивали играть. В общем, я был самым маленьким в той компании, и, естественно, ребята постарше отправляли меня в ворота. Там и началась карьера. А лет в пять родители уже отвели в спортивную школу.

    РГ: Получается, года в четыре вы уже стояли в рамке?

    Масальскис: Да. Только без коньков. Там дворовый хоккей был. В секции же первый год у нас никакого деления не было. Все учились кататься. Но я уже тогда присматривался к воротам. Так что, когда начали выдавать форму, был первым за амуницией кипера.

    РГ: На той баскетбольной площадке давно последний раз были?

    Масальскис: Очень. Когда мне исполнилось семь, отцу выделили квартиру и мы переехали из общежития, которое располагается рядом с той школой. С тех пор я там не появлялся.

    РГ: Родители на тренировки возили?

    Масальскис: Они и бабушка. Позже у команды появилась раздевалка, а значит, не нужно было каждый день таскать форму на себе. Отправляли уже одного. Но ездили еще и потому, что утренняя тренировка начиналась в семь утра, вечерняя - в 23.00. В Латвии ведь до 1998 года было всего две хоккейные площадки, на одной из них играло "Динамо". Времени всем не хватало. Но, кстати говоря, на этих двух коробках выросли Ирбе, Скудра, Васеленок, Самойлов. С хорошими вратарями в Латвии всегда был порядок.

    РГ: Вы, надо признать, традиции эти продолжаете с успехом.

    Масальскис: Пока карьера складывается то лучше, то хуже.

    РГ: Имеете в виду прошлогоднюю историю?

    Масальскис: Неприятный инцидент. Хоккей для меня на время остановился, и хорошо, что я сумел вернуть те позиции, которые сам же потерял. Винить некого, все случилось по моей глупости.

    РГ: В России писали, что вы вышли из ресторана, где ужинали с командой, и на вас напала группа из пяти человек. Потом это опровергалось. Тем не менее перелом ноги вы получили. Сейчас можете рассказать, что тогда случилось на самом деле?

    Масальскис: Ничего особенного. Пресса сделала из мухи слона. Я думал, что клуб постарается прикрыть эту историю, а получилось, что скандал раздули еще больше. Драки как таковой не было. Просто я неудачно подвернул ногу... Не хочу все это вспоминать. Предыдущая тема детства мне больше нравилась. (Улыбается.)

    РГ: Вы, если не ошибаюсь, в 11 лет в Америку на два года уезжали?

    Масальскис: Еще Советский Союз был. К нам тогда приехала команда из Индианы. Через полгода уже мы отправились в обратную сторону. На небольшое турне. Вот после него-то тренер этой команды меня и еще одного парня пригласил поиграть у них. А через год к нам присоединился еще один дуэт - латыш и нынешний защитник "Витязя" Александр Рязанцев. Следующий год мы с ним прожили в одной комнате. В итоге и он, и я заиграли на профессиональном уровне.

    РГ: В столь юном возрасте не тяжело было отрываться от дома?

    Масальскис: Тяжело, конечно. Но родители посчитали, что это может быть хорошим шансом для меня. Мир посмотреть, язык выучить.

    РГ: Помните ваши первые впечатления об Америке?

    Масальскис: Мир неограниченных возможностей. У нас ведь даже формы толковой не было. А здесь было все.

    РГ: Давайте перейдем к вратарской теме. Вы суеверный голкипер?

    Масальскис: Думаю, что нет. Иногда что-то такое мерещится, но стараюсь отогнать от себя такие мысли. За тем, с какой ноги встал, не слежу.

    РГ: И с воротами не разговариваете?

    Масальскис: Нет-нет. На льду вообще ни на что не отвлекаюсь. Недавно забавную историю услышал, что кто-то из вратарей шайбу целует.

    РГ: Согласны с тем, что вратарь - это половина команды?

    Масальскис: Сегодня, наверное, даже больше. Хоккей стал менее силовой, количество удалений выросло, поэтому у нападающих больше возможностей для броска по воротам. Одним словом, на вратаря выпадает серьезная нагрузка. И ошибиться нельзя, твои просчеты помнят долго.

    РГ: Кто для вас самый опасный нападающий?

    Масальскис: Их очень много. Команды КХЛ подравнялись, разницы между первым и третьим звеном практически нет. Забить могут все. Знаю, что, например, в "Атланте" опасен Мозякин, в СКА - Яшин, Чаянек... Но во время игры на фамилии не смотрю. Времени нет.