10.09.2009 23:16
    Поделиться

    Когда в России появится служба уполномоченных по правам пациентов?

    80 процентов россиян, как утверждают эксперты, недовольны качеством медицинской помощи.

    Марии Л. 50 лет. Почти полгода назад перенесла операцию по поводу рака шейки матки. Все было сделано вовремя и качественно. Потом пришло время посещения поликлиники. Осмотрел Марию гинеколог, сказал, что все нормально, но рак коварен и потому... Врач дал совет: сейчас появилась вакцина, которая спасает от рака шейки матки и от развития рецидивов болезни. И дабы уберечь себя, желательно эту вакцину приобрести и воспользоваться ею. Сказано было, где купить, где сделать прививку.

    Мария не поспешила с приобретением. Она была наслышана о вакцине против папилломы шейки матки, но наслышана и о том, что рекомендована вакцина прежде всего девочкам. А потому решила посоветоваться с другими специалистами. Те были немало удивлены рекомендацией коллеги. А если бы Мария не была столь дотошной, если бы купила вакцину, если бы воспользовалась ею? Скорее всего, вреда бы от этого не было. Но не было бы и пользы.

    Откуда такая рекомендация? Безграмотность врача в поликлинике? Не исключено. Как не исключен и "личный интерес" - получить некий откат от некой фирмы, которая заинтересована в продаже вакцины. В любом случае - это не просто курьез. Это, мягко говоря, не лучший показатель качества помощи.

    Вопрос качества тут, без преувеличения, самый актуальный. Меня лично коробит словосочетание "медицинские услуги". Согласитесь, услуги - это в магазине, в парикмахерской, в химчистке, в автосервисе. А в медицине - только помощь. Она не может быть первого или второго сорта. Только высокого качества. Наша беда в том, что именно качество российской медицинской помощи не всегда на должной высоте. По данным Федерального фонда обязательного медицинского страхования, в четырех миллионах случаев помощь оказывается с дефектами. Меры борьбы с ними применяются? Не всегда.

    Научный сотрудник медицинского радиологического научного центра РАМН (он в Обнинске, что в Калужской области) Марина Малинка - дочь, внучка и правнучка пятерых врачей, много лет сама работающая в медицинском центре, уважающая медиков, прислала в редакцию письмо о том, как по вине медиков ушел из жизни ее 53-летний муж. "Никогда ранее не страдавший сердечными заболеваниями, муж впервые попал в кардиологическое отделение ЦМСЧ N 8. В больнице ему два дня не оказывали правильного лечения, что привело его к смерти... Не был назначен лечащий врач, не проведена нужная диагностика. Лечение на всех этапах не соответствовало стандартам лечения, утвержденным Минздравсоцразвития России".

    Прокуратура назначила проведение судебно-медицинской экспертизы в Калужском бюро СМЭ, которое в прямом подчинении территориального здравоохранения. И калужские эксперты в феврале 2008 года написали: "Больному было проведено правильное полноценное и в полном объеме лечение". Так, может, Марину Константиновну просто захлестывают эмоции? Не может никак смириться с кончиной любимого человека? Ведь от сердечных недугов чаще всего безвременно уходят из жизни, причем чаще всего представители сильного пола.

    Однако вот заключение экспертов ЦКК из Санкт-Петербурга, сделанное в апреле 2008 года: "Основным дефектом оказания помощи является недостаточная дозировка антикоагулянта - клексана (доза в два раза меньше рекомендуемой). В результате не было обеспечено адекватное лечение нестабильной стенокардии и не был снижен риск острого инфаркта, и вероятности преждевременной смерти пациента". Правда, эксперты защитили своих коллег одной фразой: "Говорить о прямой причинно-следственной связи между ошибкой лечения и неблагоприятным исходом нельзя, так как даже при условии достаточной дозы препарата острый инфаркт миокарда мог развиться". Но мог и не развиться!

    И уже третья по счету экспертиза, проведенная в декабре 2008 года в Центре медицинского права города Омска, сделала вывод: отсутствие полноценного лечения в больнице привело к прогрессированию как основного заболевания, так и возникновению осложнения - кардиогенного шока, который и явился непосредственной причиной смерти. С этими выводами согласились эксперты четвертой экспертизы, проведенной в марте 2009 года в Российском научном центре хирургии.

    Такая вот настырная Марина Малинка из Обнинска! Она вовсе не жаждет крови. Она хочет справедливости, хочет, чтобы медицинская помощь была качественной, чтобы допущенные при ее оказании ошибки не замалчивались - они тут могут смертью обернуться. И никто за это не в ответе?

    Бывший подводник Юрий Александрович Борзунов три года мыкается в поисках специалиста, который бы помог поставить диагноз его жене Людмиле Васильевне. Мыкается не где-нибудь в захолустье, а в Санкт-Петербурге. Он прислал нам удивительный перечень специалистов, к которым Борзуновы обращались со своей бедой - их двенадцать! А диагноза, эффективного лечения все нет.

    Конечно, человеческий организм не автомобиль. Любой сбой в нашем организме чреват любой неожиданностью. И даже самый квалифицированный врач не всегда может ее предотвратить. Тем более - такая вот банальность - никто не живет вечно, все мы смертны. Но...

    компетентно

    Александр Саверский, президент общероссийской общественной организации "Лига защитников пациентов":

    - К нам обращался пациент, которому вместо одной пломбы поставили 18 коронок, из-за чего возникло поражение челюстно-лицевого сустава. Одна из самых частых "услуг" медицинских платных центров - аборт небеременным женщинам. Каждый год страховщики фиксируют 700 тысяч дефектов оказания медицинской помощи. В суды же обращаются не больше 600 человек. У кого-то нет денег на то, чтобы судиться, кому-то жаль потерянного времени: суды длятся по 3-4 года.

    Пациенту некому пожаловаться, негде искать защиты. На заседании общественного совета при Росздравнадзоре было предложено создать службу уполномоченных по правам пациентов. Это должна быть государственная организация, которая имела бы полномочия изымать документы из клиник в спорных случаях, давать юридически значимые досудебные заключения по делам. Кроме того, в законодательстве надо предусмотреть административное наказание для медицинских работников.

    Анна Андронова, врач, Нижний Новгород:

    - Только у медиков - клятва Гиппократа. В идеале врач - это специалист высокого уровня, обладающий высокими нравственными качествами. Но до клятв ли сейчас? Говорю это с горечью, не оправдывая врачей, нечистых на руку, безграмотных, равнодушных, безответственных. Врач в России в состоянии унижения и всенародной обвинительной кампании. Нет, наверное, менее престижной профессии, чем медицина.

    Легко ли следовать нравственным принципам, если зарплаты не хватает на коммунальные платежи? Можно ли врачу торговать косметикой или навязывать пациентам биодобавки, если нечем накормить детей? И можно ли потребовать оплаты труда с больного, если государство это сделать не в состоянии?

    Будет ли нарушен принцип "не навреди", если за десять минут поликлинического приема есть время только назначить обезболивающее, но никак не разобраться, что болит и почему? Как справиться с болезнью, если имеешь право выписать только те лекарства, которые вошли в список ДЛО, а не те, которые действительно нужны? Как помочь тем, кто умер в ожидании бесплатной операции на сердце? Кто виноват, что пациент с острым инфарктом миокарда неделю мучается дома без адекватной помощи, потому что закончились талончики на ЭКГ? Виноват все равно врач, потому что он клялся и должен... Должен, будучи врачом в системе нашего здравоохранения, оставаться человеком.