18.05.2009 02:00
    Поделиться

    В Праге завершила работу XV Международная книжная выставка

    Вчера завершилась XV Международная книжная выставка в Праге, где Россия выступала в качестве Почетного гостя.

    Накануне в столице Чехии было большое торжество. Отмечался день Яна Непомуцкого, 280 лет назад причисленного Папой Бенедиктом XIII к лику святых. Непомуцкий стал жертвой спора между королем Вацлавом IV и пражским архиепископом, но, по преданию, как духовник королевы, он отказался открыть королю тайну исповеди его жены и был за это в 1393 году сброшен в мешке с Карлова моста. Он считается покровителем Чехии, ее мостов и водных путей. Прикосновение к его статуе на Карловом мосту приносит успех, так что нижняя часть этой потемневшей от времени фигуры отполирована до золотого блеска.

    В ночь с 15 на 16 мая на Карловом мосту яблоку негде было упасть. На реке Влтаве на импровизированном острове играла симфоническая музыка и пел изумительный женский хор, вокруг него на лодочках плавали счастливчики, успевшие эти лодочки арендовать. Для делегации российских писателей выделили целый катер.

    Ничего подобного вы не увидите в пражских книжных магазинах. В них, скажем так, пустовато. На книжной ярмарке жизнь гораздо живее, но тоже без ажиотажа, который мы наблюдали в последнее время на московских книжных ярмарках осенью, с очередями за билетами, с нехваткой книг на всех и проч.

    Однако некоторые черты пражской книжной ярмарки показались вполне симпатичными. Чехи приятно издают книги. Без российской аляповатой глянцевой броскости, но и без чрезмерного англо-немецкого аскетизма, когда на обложке вообще ничего не изображено, кроме имени автора и названия. Книги легкие (по весу), бумага плотная, шрифт отличный. Когда мы начнем так издавать, чтобы вполне толстая книга была как пушинка, а шрифт фигурный и контрастный?

    В рекламе книжных стендов нет агрессивности, но есть что-то веселенькое, как бы легкомысленное, даже если на прилавке лежит книга "100 главных деспотов мира", в которую из наших угодили не только Иван Грозный, Петр I и Сталин, но и почему-то Борис Годунов.

    Русских переводов на ярмарке мало, надо честно признать. Из классиков - Толстой и Достоевский, Чехов и, как ни странно, Гончаров. Из ХХ века - Михаил Булгаков, Василий Гроссман и почему-то Надежда Мандельштам. Из совсем уж современных российских писателей чехи выделили Арсена Ревазова, которого в Москве знают единицы по единственному роману "Одиночество-12". Но самый-самый известный сегодня в Чехии российский писатель - это фантаст Сергей Лукьяненко. У него переведено более 10 книг, есть свои чешские фанаты, а в одном из ресторанов в Праге, который он удачно описал в своем романе, его книга лежит как почетный экспонат, исписанный руками преданных поклонников.

    Но не будем обольщаться... Интерес к литературной России в Европе за последнее время резко снизился. И Чехия, быть может, слишком усердно позиционирующая себя как часть Евросоюза, естественным образом на это реагирует. Не забывая, увы, и 1968 года...

    Однако интерес к русской литературе в Чехии несомненно существует. Просто его надо поддерживать. Надо протягивать руку помощи тем, кто любит русскую литературу в Чехии и готов популяризировать ее.

    Незадолго до конца ярмарки в пражском Русском культурном центре руководитель Роспечати Михаил Сеславинский вручал памятные медали чешским переводчикам, настоящим романтикам русской литературы, готовым трудиться для нее ради одной любви к ней. Это Алена Моравкова, которая перевела на чешский почти всего Булгакова. Это поэт и переводчик Иржи Дедечек. Это Милан Дворжак, слепой переводчик, благодаря которому на чешском языке в 90-е годы вышел "Евгений Онегин". Это Яна Штромлова и Лудмила Душкова, переводившая Леонида Андреева и Солженицына.

    Конечно, это очень немногое, что может сделать Россия для этих людей. Но это очень важно. Важно понять, что никто сегодня не будет интересоваться Россией до тех пор, пока Россия не будет интересоваться людьми, которые интересуются Россией. Да, такой замкнутый круг. Да, таков современный мир. Любят за любовь. Но и за любовь надо любить...