18.05.2009 03:00
    Поделиться

    Валерий Кичин: Фильмы на Каннском фестивале отчетливо поделились на "мужские" и "женские"

    Первые дни Каннского фестиваля демонстрируют неожиданную тенденцию в кино: фильмы отчетливо поделились на "мужские" и "женские".

    Режиссеры-мужчины в массе перестали замечать женщин как таковых и обходятся без услуг актрис даже там, где кто-то на экране должен носить юбку, - как в фильме Энга Ли "Взятие Вудстока", где в обтянутом мини ходит сильно напудренный бывший морской пехотинец. И есть противоположный полюс, облюбованный режиссерами-женщинами. Там или поэтические грезы о лобзаниях в цветущих лугах ("Яркая звезда"), или полная ожесточенность, разочарование в мужиках и в мире ("Обезьянник"). Поцелуя женщины с мужчиной пока не было.

    Самый "мужской" фильм из всех - французский Un prophete Жака Одиара: здесь является на миг только одна девица, чтобы ее использовать по назначению и о ней забыть. Название буквально переводится как "Пророк", но имеется в виду блатной жаргонизм - "Жучок". Герой, 19-летний араб Малик, попадает в тюрьму, где есть свой "крестный отец", корсиканский мафиозо Лучиани (сильная актерская работа Нильса Ареструпа - "Скафандр и бабочка"). И новобранец оказывается в его лапах: в обмен на покровительство выполняет боевые задания и вскоре обустраивает свою тюремную жизнь. Даже получает "увольнительные на берег", выполняя роль курьера по разным мафиозным поручениям. 150-минутный триллер сделан крепко, напряженно, пару натуралистичных сцен смотреть невыносимо трудно, чувствуется рука мастера, уже поражавшего мир фильмом "Читай по губам". Занятно, что единственным позитивным персонажем в фильме оказывается гей - он интеллигентен, читает книги, угощает героя кофе и вообще проявляет человеческие черты. Но именно его приходится убить.

    Самое большое разочарование конкурса - фильм оскаровского лауреата, создателя "Горбатой горы" Энга Ли "Взятие Вудстока", об организации циклопического рок-концерта 1969 года, который проходил нон-стоп в течение трех дней и собрал четверть миллиона хиппи. Это нашествие, подобно саранче, полностью опустошило округу, оставило кучи мусора и вошло в историю как акт полного освобождения тела и духа: именно там родились рок-фестивали.

    В основе - воспоминания одного из зачинщиков события Эллиота Тибера. По жанру это производственная драма, полная умилительных подробностей: как преодолевались трудности, и какую смышленость проявлял Эллиот, и как умело сельский пацан проводил пресс-конференции. Скрупулезно переданы и его гомосексуальность, и трогательные отношения со стариками родителями. Мощно акцентированы экзальтированные нравы этой еврейской семьи. В действие включены такие экзотические фигуры, как Вилма - морской пехотинец, ныне трансвестит, подрабатывающий в качестве секьюрити. На Вилму возложена тема правильной самореализации человека в обществе - она нашла гармонию в самой себе, а это главное.

    Если заменить голые тела телами в рабочих спецовках, наркотические видения - опьянением от трудового энтузиазма, а гомосексуальные поцелуи - счастливыми объятиями передовиков производства, по стилистике был бы советский фильм о том, как молодые новаторы преодолели косность консерваторов. А главный смысл молодежного движения 60-х - Make love not war! - автором фильма даже не замечен.

    "Женское кино" было представлено фильмом англичанки Андреа Арнольд "Обезьянник" и добротным байопиком Джейн Кэмпион "Яркая звезда". Арнольд привела нас в невиданно нищий Лондон, где живут люди, на лицо ужасные и недобрые внутри. Нищета эстетизирована, введена в ранг прекрасного, акт мазохизма подсвечен зонгами. Все сосредоточено на ожесточении девочки-подростка, чья мама вселила в дом своего любовника и тем вызвала ее ненависть.

    Кризис на фестивале ощутим в высшей степени. До сих пор не было ни одной крупной звезды, ни одной шумной пиар-компании. Но уже есть первый жест отчаяния. Российские дистрибьюторские компании Central Partnership, West и Paradise предъявили американским партнерам ультиматум. Они потребовали резкого, более чем вдвое, снижения цены фильмов, договоры о купле-продаже которых были заключены в докризисную пору.

    Реакция заокеанских партнеров, понятно, негативная. Как заявил представитель компании Lightning Entertainment Ричард Гардиан, российские компании пытаются игнорировать ситуацию в целом - они ведь не одиноки в своих проблемах. Однако русские прокатчики грозят, в случае если фирмы США не захотят учесть сложившуюся реальность, вообще прекратить с ними работать.

    Чем это грозит нашим зрителям? В первую очередь пострадает артхаусный репертуар, не рассчитанный на широкий прокат и адресованный ценителям кино как искусства. Прогнозировать развитие конфликта не берусь, но можно понять обе стороны: у России больше нет денег, чтобы выполнить контрактные обязательства, но и американцы не хотят продавать фильмы себе в убыток. Обнищавшее ТВ практически свернуло съемки сериалов. Еще вчера бурно развивавшийся российский кинотелерынок может стать одной из первых очевидных жертв кризиса: нас ждет голодный паек.

    Более полный отчет о насыщенном каннском уик-энде читайте здесь