23.10.2008 01:30
    Поделиться

    Уничтожение памятников архитектуры на Среднем Урале становится тенденцией

    Сразу два "архитектурно-строительных" скандала произошли в Екатеринбурге и Невьянске.

    Реконструкция колыбели

    В кабинетах уважаемой Уральской государственной архитектурной академии родился масштабный план реконструкции Музея истории архитектуры и промышленной техники Урала. Руководство академии даже нашло деньги для воплощения задуманного: более 100 миллионов рублей из федерального бюджета и фонда губернатора Свердловской области. После реконструкции скромный убыточный музей превратится в прибыльный Уральский центр развития дизайна.

    У этих вполне внутрикорпоративных планов есть лишь один недостаток: музей, который планируется перестроить, находится в историческом центре Екатеринбурга, на Плотинке, и каждый горожанин с детства знает: именно отсюда, от этих стен, начинался город. Место, на котором в 1723 году был пущен "железоделательный" завод, крупнейший в то время не только в Российской империи, но и в мире, называют "колыбелью Екатеринбурга". И вопрос немедленно приобретает общезначимый интерес. Именно этим и руководствовалась журналист одного из местных телеканалов Маргарита Гордеева, когда снимала сюжет о грядущей реконструкции. Наутро заказчик и проектировщик, как говорится, проснулись знаменитыми, и им это очень не понравилось. Одно дело - мысленно возводить нечто суперсовременное в тиши кабинетов и мастерских и совсем другое - объяснять горожанам, зачем оно им надо.

    Администрация города заняла нейтральную позицию, которую озвучил пресс-секретарь главы города Константин Пудов:

    - УралГАХА, имея памятники на своем балансе, имеет право предпринимать действия для улучшения их функциональных возможностей и сохранения музейного комплекса. Да, наверное, нужно шире информировать общественность, но все правовые вопросы собственник здания решает самостоятельно, и влияние городских властей в данном случае сведено к минимуму.

    Руководство архитектурной академии бросилось на защиту никем не виденного проекта, объясняя, что он вовсе не такой, как выглядит на показанном по телевизору эскизе. А заодно в разосланном в СМИ пресс-релизе заранее предупредило, что "попытки некоторых "специалистов" давать профессиональные оценки, комментировать реставрационные работы не способствуют как сохранению, так и использованию памятника в интересах города, области и государства". Представители архитектурного сообщества растерялись и решили хранить молчание, что неудивительно: архитектурное сообщество очень закрыто и внутрикорпоративные интересы ставит, как правило, выше прочих, к тому же большинство авторитетных специалистов в этой области преподает в архитектурной академии либо входит в градостроительный совет Екатеринбурга. И кому же хочется стать "специалистом в кавычках"?!

    Экскаватор на могилах

    Но журналистов хлебом не корми, им лишь бы "поднять волну". И они опять принялись за свое, когда экскаватор, работавший в историческом центре на этот раз Невьянска, одним махом снес фундамент первой городской церкви, часть кирпичных тоннелей, которые, по мнению археологов, могут быть фрагментом легендарных невьянских подземелий, и разрушил около 40 захоронений первых жителей Невьянска. Ремонтно-строительные работы шли на территории музейного комплекса "Невьянская наклонная башня", где решено открыть Демидовское горнозаводское училище. Срочно прибывший на место "культурной катастрофы" представитель научно-производственного центра по охране памятников истории и культуры Сергей Погорелов сообщил, что проектировщики "почему-то пренебрегли законодательством, вычеркнув археологическую экспертизу из списка необходимых исследований, хотя геологическую и гидрологическую экспертизы не забыли". Действительно, странная забывчивость становится тем более странной, если сказать, что проектирование строительства училища осуществляла… та же самая фирма, которая "возрождает" архитектурный памятник на Плотинке. 

    Капля камень точит

    Оценку же тому, как ведется застройка Екатеринбурга, общественность высказывает давно, причем поддерживают ее и специалисты-архитекторы. Еще два года назад собравшись за "круглым столом" в рамках мероприятий ежегодного международного фестиваля архитектуры и дизайна "Евразийская премия-2006", ведущие архитекторы и дизайнеры обсудили тенденции строительства городских объектов в столице Урала. И пришли к неутешительному выводу: Екатеринбург охватывает хаос - в угоду сиюминутной выгоде уничтожаются памятники архитектуры, попираются традиции предыдущих поколений, теряются целые культурные пласты.

    А если так, то, может быть, пора остановиться и вместо навешивания ярлыков и обвинений в неблагонадежности учиться договариваться? К примеру, сделать конкурс проектов реконструкции исторических объектов, которых, прямо скажем, остались уже считанные единицы, открытыми для горожан, чтобы они своими глазами увидели, как именно "красиво" им хотят сделать. И самостоятельно решить, станет ли историческое здание, накрытое многометровым стеклянным "колпаком", похожим на парник.

    Я и сама понимаю, как это наивно. Третий "небоскреб" уже достраивается рядом с печально знаменитым "Антеем", построенным без получения разрешительных документов на месте варварски разрушенной старинной усадьбы инженера Фальковского. Прибыль от эксплуатации небоскребов - самый прочный гвоздь в гроб любого состарившегося особнячка. И все же… в архитектурной академии сообщили, что проект строительства в Екатеринбурге Центра развития дизайна все-таки будет изменен: вместо предусмотренного изначально пирамидального стеклянного купола над зданиями старого завода, вызвавшего наибольшее число нареканий, будет возведено несколько других, гораздо меньшей высоты.

    Тем временем

    В Первоуральске на днях горожане, буквально бросаясь под ковш экскаватора, остановили возведение новостройки в нескольких метрах от старинной усадьбы, называемой "Народный дом". Организаторы незаконного пикета побывали в милиции и будут привлечены к административной ответственности, но строительство, угрожающее сохранности дома, будет продолжено только после того, как специалисты министерства культуры определят границы памятника, гарантирующие его сохранность.