15.07.2008 00:00
    Поделиться

    В Москве проводили в последний путь писателя Анатолия Приставкина

    В Москве простились с Анатолием Приставкиным

    Вчера проводили в последний путь Анатолия Приставкина. Прощались не с писателем и государственным мужем, прощались со светлым человеком.

    Кабинет Приставкина-чиновника не был похож на обычную бюрократическую "берлогу". Именно там проходили семинары, где Анатолий Игнатьевич общался со своими учениками из Литературного института.

    На стенах кабинета были детские рисунки. Он и оставался, наверное, ребенком. Чистым и открытым, верящим в добро и в то, что этот мир можно сделать лучше.

    Сергей Степашин, руководитель Счетной палаты:

    - Говорят: "на войне как на войне". Но и на войне можно быть порядочным человеком, иметь совесть и честь. Этому всех нас учил Приставкин.

    Его последние произведения были удивительными и добрыми. Рукопись "Король Монпансье Мармалыжка Первый" он принес в издательство три недели назад. К Московской международной книжной ярмарке ее издадут, на ярмарке будет стенд, посвященный Анатолию Приставкину.

    Сергей Филатов, президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ:

    - Это был человек, который умеет сострадать, защищать. Он много ездил по стране. Это помогло ему увидеть жизнь, особенно детскую. Это любимый писатель, наставник.

    Сергей Нарышкин, руководитель Администрации президента:

    - Его главное качество - неравнодушие, он и не мог быть иным. Приставкин всегда говорил, что надо писать правду, какой бы она ни была. Занимая пост руководителя Комиссии по помилованию, он не терпел формализма, всегда хотел помочь человеку.

    Белла Ахмадулина, поэтесса:

    - Я чувствую себя обязанной ему за то крыло дружеской опеки, которое он никогда не скупился надо мною простирать. Еще в институте он заступался за любого. Излучаемая им доброта и нежность не имела пределов. Нужно повторять его слова: "Будьте милостивы"...

    Сергей Чупринин, поэт и главный редактор журнала "Знамя":

    - Вместе с писательским даром он обладал даром сердечности. Повесть "Ночевала тучка золотая" была написана без всякой надежды на печать. Но она была написана потому, что нельзя было ее не написать. Я спросил его, что самое ужасное в тех делах, которые он разбирает? Он мне ответил, что самое страшное - это бытовуха, вот это разрывает сердце.

    Поделиться