18.06.2008 06:00
    Поделиться

    Ясуо Фукуда: Россия может превратиться в тихоокеанскую страну

    О безудержно растущих ценах на нефть и нехватке продовольствия, о перспективах сотрудничества с Россией на Дальнем Востоке и даже о своем отношении к русской водке и способам снятия стресса после тяжелого дня рассказал во вторник премьер-министр Японии Ясуо Фукуда во время беседы в Токио с членами "Московского клуба".

    Так называется созданное по инициативе ИТАР-ТАСС объединение руководителей крупнейших информационных агентств мира, которые традиционно берут интервью у председателя очередного саммита "восьмерки". Свое первое заседание "Московский клуб" провел в российской столице накануне совещания лидеров ведущих стран мира в Санкт-Петербурге в 2006 году. С руководителями информационных агентств в своей резиденции в Ново-Огарево тогда встретился президент РФ Владимир Путин, который сейчас возглавляет правительство страны.

    В Токио на нынешнюю встречу с председателем саммита-2008 (он пройдет на самом северном японском острове Хоккайдо) прибыли глава итальянского агентства АНСА Борис Бьянкери, президенты американского Ассошиэйтед Пресс Томас Карли и германского ДПА Мальте фон Трота, генеральный директор ИТАР-ТАСС Виталий Игнатенко, глобальный редактор Рейтер Майкл Лоуренс.

    От имени Франс Пресс вопросы задавал шеф его токийского бюро, а японскую прессу представлял Сатоси Исикава - президент ведущего в стране агентства Киодо. Беседа продолжалась 90 минут, и г-ну Фукуде временами приходилось нелегко: что стоят, например, вопросы типа: "Весело ли быть премьером, как вы снимаете стрессы после работы?" Нет, совсем не весело, грустно признался Фукуда. "Ну а стресс, - сказал он, - лучше всего снимает сон. Или вкусная вечерняя трапеза с бутылкой французского вина". Чтобы не обидеть других членов "Московского клуба", Фукуда сообщил также о своей любви к вину немецкому, итальянскому, американскому и даже австралийскому как наиболее близкому к британским участникам "Московского клуба". "Русская водка - тоже неплохо, - сказал 71-летний премьер. - Но только иногда. В моем возрасте нельзя злоупотреблять столь крепкими напитками". Впрочем, основная часть беседы шла в куда более серьезном тоне.

    - Тема глобального потепления - одна из главных на саммите. Удастся ли лидерам "большой восьмерки" договориться о конкретных среднесрочных целях сокращения выбросов парниковых газов на период до 2020 года?

    - Достижение договоренности по среднесрочным целям - это главная задача переговоров в рамках ООН, там надеются выработать такие решения к концу 2009 года. "Восьмерка" сама по себе не является местом для таких переговоров, и договориться о среднесрочных целях на саммите на Хоккайдо будет трудно. В этом нет необходимости. Но необходимо двигаться дальше решений прошлогоднего саммита в германском Хайлигендамме, чтобы дискуссия по мерам в области предотвращения потепления климата, в том числе по установлению и долгосрочных целей, была выдержана в конкретном содержательном ключе.

    - Каких результатов вы ожидаете от дискуссии по экономическим вопросам?

    - Не может быть так - провели встречу "восьмерки", и экономика в мире сразу стабилизировалась. Тем не менее обсуждение экономических вопросов - это большая задача для всех нас. Что касается проблем, связанных с ипотекой в США, то это послужило началом смятения и в экономической и финансовой сферах, где до сих пор сохраняется ощущение кризиса и опасности. Чтобы улучшить ситуацию, важно определить, какой сигнал мы дадим на встрече глав "большой восьмерки". Конечно, речь пойдет о цене на сырую нефть, а также о резком повышении цен на зерно и продовольствие в целом - это тоже стало результатом повышения цен на нефть. Ситуация на рынке продовольствия изменилась очень сильно. Ее мы будем обсуждать. Принятие каких-то решительных, кардинальных мер на саммите, конечно, было бы очень желательным, но выглядит не вполне реальным. Наша встреча в июле станет лишь шагом в этом направлении.

    - Вы отметили высокие цены на нефть и продовольствие. Насколько эти факторы повлияли на японскую экономику?

    - В результате ипотечного кризиса в США во всем мире наблюдаются очень серьезные изменения, и наша экономика не стала исключением. К счастью, влияние на нашу экономику не столь велико. В связи с высокими ценами на нефть у нас активно осуществляются программы энергосбережения. Наша промышленность в этой связи не подвергается крупному влиянию. Хотя, конечно, цены на бензин в последнее время повышаются. От этого страдает и население, и транспортный сектор, и рыболовецкие компании, которые сильно зависят от цен на топливо. С прошлого года мы принимаем различные меры по смягчению этого удара. Если повышение цен будет продолжаться, то, конечно, мы будем предпринимать соответствующие действия. Нам необходимо принять меры для обуздания цен на нефть, в частности, поощряя ее производство и сдерживая потребления.

    Принятие каких-то кардинальных мер на саммите "большой восьмерки". конечно, было бы очень желательным, но выглядит не вполне реальным

    - Господин премьер-министр, как вы оцениваете ситуацию на нефтяном рынке, будет ли обсуждаться вопрос о резком росте цен на нефть на предстоящем саммите "восьмерки"?

    - В нынешней ситуации страны-экспортеры нефти, по моему мнению, должны существенно увеличить объемы ее производства. Это позволит добиться прекращения роста цен на нефтепродукты. Конечно, на предстоящем саммите "восьмерки" эта тема будет обсуждаться как важный вопрос повестки дня. Если участникам совещания на Хоккайдо удастся принять общее решение и направить сильный сигнал, это станет хорошим вкладом в решение проблемы. Рост цен на нефть связан со многими причинами, в том числе с увеличением спроса в развивающихся странах, которые наращивают масштабы промышленного производства, и к этой проблеме необходимо подходить комплексно. Как мне кажется, мы должны думать о расширении инвестиций в развитие энергетического и промышленного секторов, разработке новейших технологий экономии энергии. Но первоочередным шагом все же должно стать увеличение производства нефти, расширение инвестиций.

    - Недавно вы выдвинули интересную внешнеполитическую концепцию, направленную на продвижение вперед интеграции в Тихом океане. Она, в частности, основана на том, что Тихий океан должен превратиться во "внутреннее Средиземное море" для стран, которые находятся по берегам Тихого океана. Как вы видите эту идею на практике и какое место отводите России?

    - Я говорил, каким будет Азиатско-Тихоокеанский регион через 30 лет. Я считаю, что Тихий океан должен стать "внутренним морем" для стран, расположенных по его берегам. Самое главное, чтобы такое действительно осуществилось, - это стабильное развитие региона, в центре которого находится Тихий океан.

    Какова роль России в этой концепции? Я встречался с президентом Дмитрием Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным, когда они занимали еще предыдущие посты. Оба руководителя отмечали, что очень активно подходят к развитию Дальнего Востока и Сибири. Если этот регион будет развиваться, то и Россия сможет превратиться в тихоокеанскую державу. Если у России есть такое понимание будущего, то мы хотели бы сотрудничать с ней, как со страной Тихоокеанского региона.

    И еще - нам нужно еще более развивать японо-американский союз, потому что это идет на благо всей Азии и АТР.

    - Существует ли возможность установления безвизового режима между Россией и Японией, что позволило бы активизировать экономические связи между нашими странами?

    - Решение территориального вопроса - это самое важное для развития как экономических, так и гуманитарных связей между Японией и Россией. По крайней мере японцы считают именно так. Поэтому я хотел бы как можно скорее решить этот вопрос. У японских компаний есть желание активизировать инвестиционную деятельность на российском Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, но отсутствие мирного договора и наличие территориальной проблемы являются фактором, который этому препятствует. Необходимо решить этот вопрос, чтобы мы могли сотрудничать в подлинном смысле слова. Лично я очень бы этого хотел. Мне бы хотелось, чтобы это было донесено до российских людей. Что касается безвизового обмена между Японией и Россией, то, чтобы это стало возможным, нужно заключить мирный договор, а для этого, в свою очередь, необходимо решить территориальную проблему. Для народа нашей страны территориальный вопрос является очень большой проблемой.

    - Как вы рассматриваете перспективы развития сотрудничества между Японией и Россией в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке?

    - Япония готова оказать содействие освоению ресурсов Сибири и Дальнего Востока, поскольку это будет вносить вклад в процветание Азии в целом. В Азии будет нарастать потребность в энергоресурсах. Поэтому освоение российского Дальнего Востока с его богатствами важно и для России, и для региона в целом. Это, по моему убеждению, приведет к политической стабилизации Азии, будет содействовать ее развитию в целом.

    Япония активно участвует в финансировании сахалинских проектов. На днях Японский банк международного сотрудничества принял решение о крупном финансировании проекта "Сахалин-2", учитывая его значение для региона. Мы также придаем важное значение расширению сотрудничества с Россией в охране экологии Дальнего Востока. В настоящее время между нашими странами идут консультации специалистов по охране морских биоресурсов и лесов, включая предотвращение пожаров в тайге и меры по предотвращению незаконной вырубки.

    - Как вы оцениваете отношения Японии и Северной Кореи?

    - Недавно у нас на рабочем дипломатическом уровне прошли переговоры. Северная Корея сообщила нам, что проведет повторное расследование по проблеме японцев, похищенных северокорейскими спецслужбами. В качестве ответной меры Япония может смягчить санкции против Северной Кореи. Однако все будет зависеть от того, как будет проведено изучение вопроса о похищенных. Для этого мы должны тщательно работать с Северной Кореей.

    Если повторное расследование потребует очень много времени, будет означать, что Пхеньян не смог выполнить свои обещания. Нам очень хотелось бы, чтобы эта проблема была разрешена, поэтому мы будем тесно и целеустремленно работать. Мы рассчитываем на то, что наши отношения станут нормальными, но для того,чтобы это произошло, потребуется время и, может быть, даже много времени. Что же касается различных эмбарго, мы будем их снимать в зависимости от действий, которые будет предпринимать Северная Корея. Мы только начали разговаривать друг с другом - поэтому будем ли снимать санкции, зависит от действий Северной Кореи. Снятие санкций ни в коем случае не будет означать, что мы сразу снимем все ограничения.

    - Насколько реальны меры и предложения, которые озвучивает "шестерка" (пять постоянных членов СБ ООН и Германия) по иранской проблеме?

    - Президент Ирана Ахмадинежад очень открыто, откровенно и о многом говорит. В ходе недавних переговоров я сказал ему, что нужно отбросить идею обогащения урана. Он ответил мне, что Тегеран не может на это пойти. Он говорит о гражданском использовании ядерных технологий. Но мне кажется, что Ирану нужно искать другие пути, если речь идет о благе населения. Например, энергосбережение - его можно внедрить в различные сферы экономики. Только после этого нужно думать об атомных электростанциях. На эти мои слова иранский премьер-министр заметил, что обогащением урана они будут заниматься обязательно. Я ни в коем случае не говорю, что они должны отказаться от этой идеи, потому что это политика Ирана, политика, которую они сами выбирают. Необходимо много раз все обсуждать и не нужно оставлять человека наедине с самим собой. Нужно и Ирану, и нам прилагать усилия. В любом случае необходимо мирным путем решать все проблемы.

    - Самый богатый японец занимает только 124-е место в списке самых богатых людей планеты. Разрыв между богатыми и бедными не является проблемой в Японии?

    - Конечно, у нас есть проблема разрыва между богатыми и бедными, в частности, она отражается на внештатных работниках, которых становится сейчас заметно больше штатных. После краха экономики "мыльного пузыря" наш экономический рост стал очень стабильным, но идет низкими темпами. В результате доход на душу населения увеличивается, но не так значительно. В этих условиях зарплата остается на низком уровне, что вызывает у многих недовольство. Что касается занятости, то у нас существует проблема неравенства между трудящимися мужчинами и женщинами. Мы разрабатываем и осуществляем программу его ликвидации. В условиях, когда доходы не увеличиваются, страдают те, кто занимается низкооплачиваемым трудом. Это проблема не только женщин, но и мужчин, которые работают на временной основе. Конечно, мы не собираемся возлагать всю ответственность на частные компании, но стараемся и на правительственном уровне решить эту проблему. Самое главное - улучшить экономическую конъюнктуру, но в условиях мировой экономической ситуации это сложная задача.

    - Готовы ли вы пойти на внесение изменений в конституцию страны, чтобы упростить процедуры, связанные с направлением войск для в участия в антитеррористических операциях в Ираке и Афганистане?

    - При решении вопроса о направлении сил самообороны в различные регионы мира мы должны учитывать ныне действующие ограничения конституции Японии. С учетом этих ограничений сейчас мы направляем своих военных за рубеж лишь для участия в миротворческой деятельности. Что касается возможного подключения их к боевых действиям, то здесь мы должны посоветоваться с японским народом. Насколько мне известно, общественное мнение пока не поддер живает предложения о создании законодательной основы для участия сил самообороны в боевых действиях. В частности, японская военно-транспортная авиация оказывает ограниченную поддержку операциям в Ираке, а корабли морских сил самообороны участвуют только в тыловой поддержке кораблей ВМС США и их союзников, ведущих антитеррористическую операцию в Афганистане.

    Поделиться