28.02.2008 02:20
    Поделиться

    Военный повесился, осознав истинные размеры своего долга по ипотеке

    37-летний Сергей Закамалдин покончил с собой, осознав истинные размеры долга по ипотеке

    Ради жены и двух дочек бывший воин-интернационалист Сергей Закамалдин отважился взять в банке ипотечный кредит на миллион рублей. Жить вчетвером в однокомнатной квартире было уже невозможно.

    Подобрали недорогую "трешку", чтобы спальня была и у детишек отдельная комната. Подписывая кредитные документы, Сергей понимал, что отдавать придется гораздо больше, чем взял. Сотрудники банка несколько раз озвучивали ему процентную ставку. Однако он даже представить себе не мог, что вернуть предстоит три миллиона триста тысяч рублей.

    - График выплаты Сережа впервые увидел в день переезда в новую квартиру, - рассказывает его жена, - ежемесячный платеж - тринадцать тысяч рублей на протяжении двадцати двух лет. "Маша, мы не потянем!" - с ужасом прошептал он мне тогда.

    Потом, по словам жены, у Сергея началась жуткая депрессия. А через месяц он повесился под одним из городских мостов.

    Убитая горем Маша Закамалдина известила банк о смерти мужа. "В кредитном договоре стоит ваша подпись, - сказали ей в банке, - и теперь вы обязаны выплачивать деньги".

    - Мне сначала предъявили иск, а потом отменили, - говорит Маша, - дело в том, что на момент подписания кредитного договора я фактически уже не была для Сергея женой. Мы с ним официально развелись еще три года назад.

    По закону после смерти Сергея в права наследования вступили дети: 15-летняя Ксюша и семилетняя Маргарита. Такого поворота сотрудники банка не ожидали. Понятно же, что дети не способны платить по 13 тысяч в месяц. Их мама тоже не может рассчитываться за ипотечный кредит. Маша уже второй год официально нигде не работает - занимается лечением старшей дочери. У Ксюши редкое заболевание - несвертываемость крови. По совету врачей Маша сейчас оформляет дочери инвалидность. Концы с концами помогает свести бабушка - мама Маши.

    В банке сначала хотели признать случай Закамалдиных страховым. Однако суицид заемщика не считается таковым, и от этого варианта отказались. Вскоре банк подал в суд на детей Сергея. Служители Фемиды не пожалели несовершеннолетних девочек и вынесли решение: квартиру продать с публичных торгов, а с должников взыскать миллион рублей.

    - Как можно выгнать детей на улицу? Ведь они же не сами заложили это имущество? - плачет Маша Закамалдина. - На разницу от продажи квартиры мы не можем купить себе новое жилье. Идти нам некуда, кроме как на вокзал.

    В середине января семья Закамалдиных оказалась бы на улице, если бы Маша не подала кассацию в областной суд. Банк вынужден был пока приостановить процесс выселения.

    - Мы сейчас ждем решения областных судей, - говорят сотрудники банка. - И пока не будет окончательного приговора, готовы рассмотреть различные варианты. Но мама девочек не идет с нами на контакт. По-видимому, женщина напугалась. Ситуация сложная, мы же не звери, все понимаем, но подарить семье Закамалдиных взятые у нас деньги не можем. В любом случае они должны будут их вернуть.

    Мама Сергея показала нам предсмертную записку Сергея. "Я банкрот и нищий. Подвожу черту под своей жизнью. Без меня у моей жены будет возможность выкарабкаться из этого кошмара", - написал он перед смертью. Судя по всему, мужчина посчитал, что, уйдя из жизни, он освободит свою семью от долгов, так как кредит был оформлен на него. Увы, вышло по-другому.

    Комментарий специалиста

    Марина Малхосян, юрист:

    - Чтобы суд обратил взыскание на единственное жилье? За мою многолетнюю судебную практику я впервые сталкиваюсь с подобным случаем. Считаю, что суд мог бы и не прибегать к столь крайним мерам. Права банка были бы не ущемлены. Ведь взыскание - это не единственный способ решения этой проблемы. В конце концов, существует перечень имущества, которое можно забрать в счет долга. Надеюсь, что областной суд поможет детям. Тем более что наступивший год официально объявлен Годом семьи.

    Поделиться