11.12.2007 03:00
    Поделиться

    В Москве открылся съезд российских правозащитных организаций

    Вчера, в Международный день прав человека, в Москве открылся съезд российских правозащитных организаций

    Впервые правозащитники собрались на свой форум в 2001 году, а с 2003 года он проводится ежегодно.

    Какие задачи ставят перед собой участники сегодняшнего съезда и как они оценивают ситуацию с соблюдением прав человека в нашей стране? Мы дозвонились до руководителя одной из старейших и уважаемых российских правозащитных организаций, председателя Московской Хельсинкской группы Людмилы Алексеевой.

    Российская газета: Людмила Михайловна, что ожидаете вы и ваши коллеги от съезда?

    Людмила Алексеева: Вообще-то я должна была открывать этот съезд. Не получилось: оказалась в больнице. Но я подготовила свое выступление, и его там зачитают. Нынешний наш съезд, как и прошлые, это в первую очередь - возможность для правозащитников из разных регионов России, хотя бы раз в год, пообщаться вживую, обсудить свою работу, проблемы. И, конечно, это возможность подумать вместе, что делать дальше.

    РГ: В одном из интервью вы сказали, что власть обвиняет правозащитников, что они занимаются политикой, а оппозиция в свою очередь втягивает их в политику. Так какими должны быть взаимоотношения правозащитных организаций с политическими партиями и чего в этих отношениях быть не должно?

    Алексеева: В последнее время резко возросла опасность политизации правозащитного движения, втягивания правозащитников в политику. Вообще, это естественная реакция правозащитного сообщества на ужесточение мер по отношению к правозащитному движению и на серьезные преследования некоторых наших организаций. Именно поэтому я хотела предостеречь своих коллег от опасности быть втянутыми в политические коллизии. Вот этого как раз быть не должно. Нам надо остаться правозащитниками. Мы работаем со всеми партиями, в том числе и с оппозиционными. И мы должны вне зависимости от политической принадлежности защищать права каждого гражданина или групп граждан, если их нарушают государство или его чиновники. А поскольку мы этим занимаемся, нам необходимо взаимодействовать с властью, вести с ней диалог. Ведь, если именно представители власти нарушают права человека, мы должны идти в эти властные органы, к этим чиновникам и требовать от них соблюдения законов, договариваться с ними, чтобы эти нарушения прекратились. Наша задача - не менять существующий политический режим, нравится он нам или нет, а защищать гражданина при любом режиме.

    Со стороны отечественной политической оппозиции частенько слышим упреки: "Как вы можете иметь дело с властью, вы же видите, что она нарушает права человека постоянно и очень грубо?" Я так же, как и активисты оппозиции, бываю возмущена тем, что происходит, но у меня в отличие от них другая функция: как и любой представитель правозащитного движения, я должна добиваться соблюдения прав человека в своей стране - здесь и сейчас - не ожидая, когда режим поменяется к лучшему. Но мы не должны выходить с лозунгами, призывающими к борьбе с действующей властью. Это не правозащитная функция.

    РГ: В каких сферах нашей жизни сегодня дела обстоят наиболее тревожно, где проблем больше?

    Алексеева: Ох, вы знаете, их так много, этих проблем, и они так тяжелы, что трудно что-то выделять. Если вы спросите об этом у женщины, сын которой пострадал от армейской дедовщины, она скажет вам, что самые ужасные нарушения - в нашей армии. Если спросите беженцев, они ответят, что наиболее страшные нарушения происходят на почве ксенофобии.

    Но как правозащитник я должна сказать, что для нас самое трудное, самое болезненное - это отсутствие независимого и справедливого суда в нашей стране. Если бы можно было выносить на суд все случаи с нарушением прав человека и быть уверенными, что суд рассудит все по закону, то нам бы и работать было легче.

    Поделиться