11.12.2007 06:00
    Поделиться

    Теннисист Джон Макинрой: Сафин - это личность на корте, каких сейчас все меньше и меньше

    Считает знаменитый американец Джон Макинрой

    Один из лучших теннисистов всех времен и народов, "великий и ужасный" американец Джон Макинрой дал эксклюзивное интервью корреспонденту "Российской газеты".

     

    Он поделился своими впечатлениями о прошедшем финале Кубка Дэвиса между сборными США и России, вспомнил о личных встречах с нашими игроками, рассказал об участии в ветеранских турнирах, а также разъяснил, что он имел в виду, когда в беседе с журналистом британской газеты "Дейли телеграф" говорил о "русской мафии" в теннисе.

    Кажется, ничего не изменилось. Такое впечатление, что Король Джон, Биг Мак, Макинтош - как еще его там называли? - даже и не уходил с корта. Он все так же спорит с судьями, сквернословит, гримасничает, задирается с публикой, кидает ракетки. Но главное - по-прежнему точно бьет, сильно подает и неординарно играет у сетки. И, как раньше, выглядит бесконечно несчастным, когда удар не получается. Вот только передвигается по площадке чуть медленнее.

    Таким предстал перед моими глазами легендарный - ныне 48-летний - Джон Макинрой, на заключительном в сезоне соревновании бывших чемпионов - "Блэк Рок Мастрс Теннис", проходящем в Королевском "Альберт холле" в Лондоне.

    В дни своего нынешнего пребывания в Лондоне Джон Макинрой дал сенсационное интервью газете "Дейли телеграф". Оно называется так: "Русская мафия может запугивать теннисистов. Это ужасно". В беседе с местным журналистом Макинрой высказал опасение, что, возможно, некая организованная преступная группировка запугивала теннисистов и членов их семей, чтобы заставить игроков "сдавать" матчи. "Мне кажется, когда речь заходит о договорных матчах, никто не рассматривает эту проблему в таком свете, - сказал он. - Может быть, кто-нибудь угрожал игроку, вот теннисист и попался". В то же время Макинрой заступился за Николая Давыденко. "Спортсмен столь высокого уровня, как Давыденко, слишком хорошо зарабатывает, чтобы пойти на подобный риск из-за денег. Попадись он на этом, это означало бы конец его профессиональной карьеры", - сказал Макинрой.

    После того как Макинрой закончил свое выступление на итоговом турнире чемпионов - он проиграл за выход в полуфинал голландцу Полю Хаархусу, с американцем побеседовал корреспондент "Российской газеты". Зная колючий характер Короля Джона, автор этих строк начал беседу издалека, с безобидных вопросов.

    Российская газета: Мистер Макинрой, я журналист из Москвы. Скажите, кто из наших теннисистов вам больше всего нравится?

    Джон Макинрой: Марат Сафин.

    РГ: Потому что у него похожий характер? Такой, как и у вас - взрывной?

    Макинрой: Я не привык сравнивать свой характер с чьими-то другими. Еще вопросы?

    РГ: Я снова о Сафине. Марат с досады сломал немало ракеток. Но все равно не больше, чем вы...

    Макинрой: Знаете, мне навсегда запомнилось ощущение, когда я первый раз разбил ракетку. Это было на Уимблдоне. Я сломал ракетку - публика загудела, меня начали освистывать. Мне стало смешно и интересно - что будет дальше? Сломал вторую - ажиотаж усилился. Мне понравилось. Извините, кажется, я отвлекся. О чем вы спрашивали? О Сафине? На мой взгляд, Сафин - это личность на корте, каких сейчас все меньше и меньше.

    РГ: Но вы против него никогда не играли. Матчи с кем из российских теннисистов вам запомнились?

    Макинрой: У вас были такие... Чесноков, Волков. А проиграл как-то Черкасову. По-моему, это было в 1991 году. Поражения всегда запоминаются лучше, чем победы.

    РГ: Можно спросить, что вы подразумевали под "русской мафией в теннисе"?

    Макинрой: Речь была не о "русской теннисной мафии". Я говорил о причастности к тому, что творится в теннисе, представителей мафии. Не важно, какой - русской, итальянской, американской. Просто методы, которые там применяются, сродни манерам русских мафиози - запугивание, шантаж, угрозы. По-моему, это значительно более реалистичное объяснение "сдачи" игр ведущими игроками, чем деньги. Когда речь идет о звездах тенниса, глупо "сдавать" матч за деньги, ведь они рискуют всем, чего добились за всю свою жизнь. Только сумасшедший пойдет на такой риск за деньги. Гораздо логичнее предположить, что им чем-то пригрозили и поэтому они играют в поддавки. Не могу себе представить, что кто-то из ведущих игроков вроде Николая Давыденко мог бы соблазниться взяткой. Что же касается некоторых теннисистов второго плана, то их можно соблазнить и без всяких мафиозных угроз - с помощью той же взятки. Я думаю, следует внимательнее присмотреться к этой проблеме. Есть, например, ребята, которые зарабатывают по 100 тысяч долларов в год. И если кто-нибудь предложит одному из них те же 100 тысяч, то, мне кажется, он с большой вероятностью возьмет эти деньги, не задумываясь. Это настоящее искушение.

    РГ: Завершившийся год в теннисе был "сезоном скандалов". В ваше время подобного не было...

    Макинрой: Мне кажется, азартные игры - это большая проблема не только для теннисистов, но и для общества в целом. Как-то и я делал ставки, но покончил с этим. К счастью, смог заработать свой капитал, однако мне и сейчас потерять 100 долларов было бы жалко. Что касается "скандального сезона", то, как ни странно, это может пойти на пользу теннису. Сам факт, что люди начали обращать на это внимание, позволяет надеяться, что они поймут, насколько велик этот спорт.

    Поделиться