11.12.2007 03:10
    Поделиться

    Академики придумали, как в разы увеличить добычу нефти и газа

    Академики знают, как в разы увеличить добычу нефти и газа
    На ряде месторождений удается извлечь всего 40-60 процентов углеводородов, остальное остается под землей. Как увеличить добычу - сегодня обсуждает Координационный научный совет по техническим наукам РАН. Накануне корреспондент "РГ" беседовал с его председателем, академиком Владимиром Фортовым.

    Российская газета: О том, что наши сырьевики, и прежде всего нефтяники, в погоне за "валом" нередко варварски качали "черное золото", говорили еще во времена СССР. Кстати, почему при интенсивной добыче много нефти остается под землей?

    Владимир Фортов: Месторождение - это не подземный резервуар с жидкостью. Нефть пропитывает слои песка или породы и поступает к скважине через пористую среду. Важно, чтобы эти пути транспорта не забивались. Но именно это и происходит, если вы "наваливаетесь" на пласты и ведете добычу слишком быстро. Сняв сливки, некоторые скважины вообще консервировали, ссылаясь на их обедненность. Так вот их можно оживить, а из низкодебетных многократно увеличить добычу, применив новые технологии.

    РГ: Что же конкретно предлагается?

    Фортов: Прежде всего самые разные методы воздействия на пласт. Скажем, можно снижать вязкость нефти, облегчая ей путь к скважине. Для этого нефть нагревают или добавляют в нее специальные полимеры. В принципе здесь нет ничего нового, такими приемами пользуются давно. Ноу-хау - в создании более эффективных и дешевых полимеров и методов нагрева. У наших ученых есть интересные предложения, не имеющие в мире аналогов.

    РГ: Все-таки это традиционные приемы, а есть, как сегодня говорят, прорывные, революционные?

    Фортов: Добыча углеводородов - очень консервативная сфера деятельности. Она развивается не революционно, а эволюционно. Каждая новинка долго обкатывается и перепроверяется, прежде чем ее внедрят. На заседании нашего совета представлено несколько принципиально новых разработок. Скажем, академик Климов из Института проблем механики РАН предлагает увеличивать добычу с помощью "гидрорыхления". В чем суть? Вначале изучается порода, а затем для нее по созданной теории подбирается, как наиболее эффективно воздействовать на пласт: с какой цикличностью, каким напором и т.д. Совсем иная идея у академика Ганиева. Он воздействует на пласты акустическими волнами. Такая тряска уже позволила существенно поднять добычу на низкодебетных месторождениях Башкирии и Татарии. Перспективной представляется идея - воздействовать на пласт электромагнитными полями.

    Казалось бы, зачем такой спектр разных методов? Дело в том, что каждое месторождение уникально, поэтому нет одного универсального способа воздействия. Здесь требуется, если так можно выразиться, "индпошив" для каждого конкретного случая.

    Хочу подчеркнуть, что все эти технологии родились в результате глубоких фундаментальных исследований, как формируются месторождения, как ведут себя пласты, изучается их механика, гидродинамика, геология, геохимия и т.п. Вначале новые технологии проигрывались на математических моделях. Была доказана их эффективность, и лишь затем ученые пришли на месторождения. Там, где к ним прислушались, уже удалось существенно (иногда в разы) поднять добычу.

    РГ: Сегодня нефть в руках бизнеса. Зачем ему при нынешних ценах на топливо возиться с бедными скважинами? Зачем ему ваша наука?

    Фортов: Кое в чем вы правы, и тем не менее менеджеры крупных корпораций идут на встречу с наукой. Думаю, они понимают, что время "легкой" нефти вот-вот закончится, и придется браться за "трудную". К этому будущему надо готовиться уже сейчас. Отсюда та заинтересованность, которую проявили к нашему заседанию представители, например, "Роснефти", "Башкирнефти", "Удмуртнефти" и других структур.

    И еще. Мне кажется, есть резон те месторождения, которые пока не представляют интереса для гигантов, передать органам местного самоуправления. Тогда у них появляется стимул, и они смогут поддержать перспективные разработки ученых.

    Поделиться