17.10.2007 00:00
    Поделиться

    Шамиль Тарпищев: Давыденко вообще не игрок

    Тарпищев уверен, что Давыденко играет по-честному
    Завершившийся в Москве "Кубок Кремля" стал триумфальным для российских теннисистов.

    Впрочем, не только спортивные итоги были интересны журналистам и болельщикам. Не секрет, что еще на старте турнира Давыденко обещал, что расскажет о ходе расследования в связи с возникшими подозрениями в том, что он якобы сыграл договорной матч в Польше. Давыденко выразил сожаление по поводу высказываний шотландца Энди Мюррея в прессе на тему договорных матчей и букмекерских ставок. "Если Мюррей так подробно об этом говорит, - отметил Давыденко, - значит, он тоже играет".

    Корреспондент "РГ" попросил прокомментировать "ситуацию с Давыденко" Шамиля Тарпищева, президента Федерации тенниса России и капитана обеих наших сборных.

    Российская газета : Шамиль Анвярович, что вы думаете по этому поводу?

    Шамиль Тарпищев : На мой взгляд, это смешно. Я же знаю: когда Давыденко проигрывает на мелких турнирах, он играет на дальнейший результат на фоне тяжелой физической работы для более главных соревнований. Давыденко вообще не игрок - в том смысле, что не играет ни в казино, ни на тотализаторе, ни в компьютерные игры. Он, как говорится, вообще "не по этому делу".

    РГ : А в принципе такие ситуации возможны?

    Тарпищев : Ну, разовые случаи бывают. На мой взгляд, в этом можно заподозрить трех-четырех теннисистов, которые так любят играть на компьютере. Но я повторяю: сами теннисисты наказывают таких людей, потому что они нарушают равновесие внутри коллектива. И поэтому те сразу становятся изгоями.

    РГ : А вам известно, что многие богатые люди играют сейчас на такие большие деньги, что их "призовому фонду" позавидовал бы международный профессиональный турнир?

    Тарпищев : Есть такие бизнесмены. Но они, как правило, играют в любительских турнирах, где официально никаких призовых нет. У нас разработана целая система подобных соревнований. Но порой определенную категорию таких людей охватывает настоящий ажиотаж, и после игры они договариваются выяснить отношения - провести еще матч уже на большие деньги. Вот тогда под сетку кладется пачка купюр, нанимается судья, который получает 10 процентов, и так далее. Но это уже их коммерческая самодеятельность, не имеющая отношения к любительскому теннису.

    РГ : На таких коммерческих матчах делаются, говорят, огромные ставки...

    Тарпищев : Теннис всегда считался чистым видом спорта. В свое время был - да и сейчас существует - своего рода профсоюз теннисистов. Болельщики помнят, что в 1972 году Югославия дисквалифицировала своего игрока Ники Пилича, отстранила его от участия в международных соревнованиях. Профсоюз теннисистов решил: пока югославская федерация не пересмотрит этой позиции, бойкотировать любые мировые турниры. И на Уимблдон тогда не приехали 92 сильнейших профессионала. Или другой пример. Победитель Уимблдона чех Ян Кодеш играл с одним своим соперником - Жофре и вел по сетам 2:1. Вдруг Жофре получает надрыв связки бедра, врачи перевязывают ему ногу, он выходит и выигрывает у Кодеша четвертый и пятый сеты. Кодеш в сердцах бросил, что его соперник принимал анаболики, потому, мол, и победил. Тогда чеху объявили бойкот, с ним отказались играть, и ему пришлось сняться со всех турниров. 42 дня он был теннисным изгоем. К чему я это рассказываю? Когда сами спортсмены узнают о нечестных действиях конкурентов и наказывают - это более существенно и болезненно, чем любые другие санкции.

    Поделиться