04.09.2007 01:30
    Поделиться

    Венецианский фестиваль готовит новый полуночный фильм-"сюрприз"

    Венецианский фестиваль занялся актуальными проблемами
    Фестиваль прошел свой экватор, и определилась система его нынешних предпочтений: наибольший интерес вызывают картины с социально-политическим "посланием".

    Температурная кривая

    Тему войны в Ираке, начатую в имитированной под документ картине Брайана Де Пальмы "Отредактировано" (см. "РГ" за 3 сентября) продолжила драма Пола Хаггиса "В долине Эла" с Томми Ли Джонсом, который сразу вошел в число претендентов на Кубок Вольпи за лучшую мужскую роль. В ней ветеран Вьетнама Хэнк вместе с сыщиком Эмили (Шарлиз Терон) пытается отыскать сына, который вернулся из Ирака и бесследно исчез. Сюжет навеян реальным случаем, и напряженность картины обусловлена не только детективной фабулой, но и природой фильма, который шаг за шагом подводит зрителя к мысли, что правду о войне в Ираке от него утаивали. "Независимо от того, сторонник вы этой войны или противник, нужно знать, что в действительности происходит с отправленными в Ирак американскими мужчинами и женщинами, - говорит режиссер. - Я хотел рассказать о хороших людях, которых вынуждают принимать ужасные решения". "Этот слепой безмозглый патриотизм - очень опасная штука", - уверен Томми Ли Джонс.

    В Ираке, Боснии и других горячих точках работают герои внеконкурсной ленты Ричарда Шепарда "Охотничья вечеринка", где Ричард Гир играет военного репортера. Снимает фильм о войне в Ираке и гладиатор американских экранов Ридли Скотт - он сказал об этом на встрече с прессой по случаю выхода полного авторского варианта его фильма 1982 года "Бегущий по лезвию бритвы". Студийные превью этого фантастического триллера тогда оказались провальными, а пресса - уничтожающей. Под давлением продюсеров режиссер был вынужден пойти на поправки и с тех пор мечтает вернуть зрителям первоначальный вариант. Реставрация началась в 2000 году и заняла семь лет - предстояло не только восстановить вырезанное, но и привести ленту в соответствие с современными техническими возможностями. Вскоре заново родившийся фильм с новой концовкой выйдет на DVD, а пока в Венеции с успехом прошла его премьера.

    Для прошлогоднего победителя Каннского фестиваля Кена Лоуча социальное кино - любимый конек. Фильм с провокационно ироническим названием "Это свободный мир" - пожалуй, самый смелый его проект - был встречен овацией. Он посвящен проблемам гастарбайтеров, наводнивших Европу. Нам рассказывают историю Энджи, открывшей агентство по найму рабочей силы в Восточной Европе. Начинает картину сцена в Польше, где Энджи обещает местным безработным лучшую жизнь, а завершит ее аналогичный эпизод на Украине. Ничего хорошего иммигрантов в Лондоне не ждет: работают за гроши, а если нет законных бумаг - и вовсе зубы на полку. Весь фильм - это нервные диалоги между доведенными до отчаяния рабочими и Энджи, неспособной выполнить свои обязательства перед ними. На экране разворачиваются форменные социальные сражения, и, судя по картинам Лоуча, призрак снова бродит по Европе.

    Как и в фильме Де Пальмы, создана иллюзия документальной съемки: актеры существуют в предложенных обстоятельствах, совершенно буквальным образом вживляясь в шкуры и в судьбы героев. Репортерам Кен Лоуч заявил, что проблема иммигрантов неоднозначна: судьба каждого зависит от его таланта к самостоятельному плаванию. Режиссер привел цифры: оплата труда иммигрантов составляет 4-5 евро в час, но вот некий китаец открыл в Англии сеть пивных - и на каждый потраченный фунт теперь зарабатывает тысячу. Автор фильма сочувствует всем его героям и не осуждает деловитую Энджи: "бизнес есть бизнес, он всегда имеет в виду выгоду".

    Долг и секс

    С Энгом Ли не соскучишься. Этот американский режиссер тайваньского происхождения непредсказуем: из полубалетного шоу боевых искусств в "Крадущемся тигре, затаившемся драконе" его кинуло в душещипательную сагу запретной мужской любви ("Горбатая гора"), а теперь он предъявил шпионский триллер на языке мандарин и с рекордно штормовой сексуальной подкладкой.

    Согласно вредной привычке все спрямлять в нашем прокате его назовут "Вожделение". Оригинальное название - "Страсть и предостережение" - более соответствует предмету.

    Действие происходит в годы японской оккупации Шанхая. Хорошенькая героиня вступает в труппу молодых актеров, которые играют патриотическую пьесу, собирая деньги в помощь Сопротивлению. Здесь по накалу пассионарности фильм схож с нашей "Молодой гвардией" и с китайской героикой 50-х типа "Седой девушки". Затем героиня получит боевое задание пленить своими чарами крупного чина из охранки, сотрудничающего с оккупантами, и начнется горячая эротическая сюита в духе фильма Жан-Жака Анну "Любовник" - но с уклоном в садомазохизм. Все это тянется около трех часов, причем режиссер хочет наполнить клубничные заросли дыханием большого искусства. Тогда возникают лейтмотивы, символы, романная структура - но заодно и длинноты. Забавно, что решение спасти любовника от мести боевых товарищей придет к героине, когда он подарит ей шестикаратовый бриллиант. Столь веское подтверждение любви и станет последней каплей в идейной борьбе. Возможно, Энг Ли здесь руководствуется постулатом героини Мэрилин Монро: бриллианты - лучшие друзья девушек. В любом случае эта штука посильнее "Фауста" Гете: хорошо оплаченный секс побеждает долг.

    Когда Энга Ли спрашивают о натурализме и шоковой эротике в его картине, он изумляется: "Какая эротика?! Это просто способ выразить характеры: люди пребывают в поиске самих себя. Секс - лучший способ передать двойную внутреннюю жизнь героев. И фильм - никакая не порнография, он просто не для детей".

    Дворцы и сюрпризы

    Для директора фестиваля Марко Мюллера нынешняя Мостра теоретически последняя: его контракт истекает. Но курс, которым он вел ее эти четыре года, всеми признан как успешный, и раздаются голоса в пользу продления его полномочий. Похоже, что конкуренция Римского фестиваля лишь добавила Мюллеру энтузиазма: конкурс Венеции-07 впервые составлен только из мировых премьер, чего не бывало и в Канне. Более того, старушка-Мостра ставит на новое поколение: 35-летний Джо Райт, постановщик "Искупления", - самый молодой режиссер, когда-либо открывавший фестиваль, а закроет его дебютант-китаец Алекси Тан с триллером "Братья по крови".

    Привилось и придуманное Мюллером новшество - фильмы-сюрпризы. В программе конкурса оставляют место для необъявленной ленты, название и происхождение которой хранятся в тайне. Иногда этот "кот в мешке" приносит в лапах золото: в 2006 году явившийся нежданным китайский фильм "Натюрморт" взял Золотого льва. Это многих заставило схватиться за голову: "сюрприз" был коварно показан на единственном сеансе в полночь, и почти все его проморгали. Годом раньше "сюрприз" тоже явился из Азии - это был "Пустой дом" Ким Ки-дука. Нового "кота" предъявят народу опять под занавес и опять в полночь, а пока известно, что картина снова придет из Азии - только, как загадочно сказали на пресс-конференции, "не из Китая, не из Японии и не из Южной Кореи". Интрига запущена, журналисты запасаются крепким кофе.

    А вот отрадная новость: Венецианский фестиваль наконец обретет достойный Дворец кино. Проектом предусмотрены главный зал на 2,5 тысячи зрителей и несколько залов для побочных программ. Стоимость Дворца - 77 млн. евро, часть обеспечит правительство, остальное ляжет на плечи города и спонсоров. Проект уже рекламировался три года назад, но застрял. Между тем Мостре тесно в муссолиниевских бункерах, и она раскинула окрест шатры, где и проходит большинство сеансов. Проекция и звук оставляют желать большего, а если на улице дождь, его шум заглушает актеров, раскаты грома вносят в действие фильма непредусмотренный драматизм. Положение обещают изменить к 2011 году, когда проект станет реальностью.

    Поделиться