04.09.2007 05:50
    Поделиться

    Еврокомиссия требует от России поделиться нефтяной промышленностью

    Но на его планах это никак не скажется
    Еврокомиссия рассматривает вариант введения запрета на инвестиции "Газпрома" в энергетический сектор стран Евросоюза, сообщила вчера лондонская газета Financial Times. Это может стать следствием нового законодательства ЕС в области энергетики, проект которого будет обнародован уже 19 сентября.

    Запрет Еврокомиссии, как поясняет газета, будет действовать "до тех пор, пока Россия не откроет свою нефтяную и газодобывающую промышленность для компаний Евросоюза". Впрочем, анализируя возможные последствия такого шага, Financial Times отмечает, что действующее законодательство Евросоюза запрещает дискриминацию инвесторов на основе их национальности. И добавляет: "Брюссель не может проводить в отношении России особый экономический курс, не ставя при этом под сомнение собственные принципы свободной экономики".

    В целом ужесточение подходов к российской газовой монополии идет в русле планов радикальной реформы европейской энергетической отрасли. А они предусматривают разделение активов европейских энергетических корпораций. В результате должны возникнуть полностью независимые компании, одни из которых будут заниматься производством энергии, а другие - ее продажей и транспортировкой. Идеологи реформы, в том числе комиссар Европейского союза по вопросам конкуренции Нииле Кроэс, важнейшей задачей называют создание общеевропейских механизмов, ограничивающих возможности зарубежных госкомпаний по вхождению на рынки стран ЕС. Так, требования по разделению активов будут касаться и "Газпрома" как компании, действующей на европейском рынке. В самом "Газпроме" вчера пояснили "РГ", что не будут комментировать документ до его официального опубликования.

    Однако позиция российской компании хорошо известна. Можно вспомнить слова заместителя председателя правления ОАО "Газпром" Александра Медведева о том, что "Брюссель призывает к диверсификации поставок топлива на рынки, и "Газпром" дает на это ответ реальной диверсификацией": "Это диверсификация транспортных маршрутов, создание мощностей подземного хранения, когда все риски - технологические, транзитные, сезонные, погодные - объективно если не устраняются, то в значительной мере снижаются". Очевиден интерес "Газпрома" к выходу на рынок конечных потребителей ключевых стран Европы, и поэтому закономерна негативная оценка, которую дал Александр Медведев инициативам Еврокомиссии по ограничению для "Газпрома" возможности приобретать активы на европейских рынках. Любопытен и другой пассаж Медведева: "Ухудшение отношений между Россией и Евросоюзом никак не скажется на инвестиционных планах "Газпрома" в Европе". Этот прогноз, обнародованный во все той же Financial Times в мае этого года, вероятно, обречен на корректировку.

    "Накат" на "Газпром" заметно усилился после серьезных успехов, таких, как соглашения о прикаспийском газопроводе на российских условиях и о начале строительства "Южного потока". А два месяца назад Нииле Кроэс сделала сенсационное заявление о том, что "Газпром" может быть исключен из проекта строительства Северо-Европейского газопровода по дну Балтийского моря сразу после вступления в действие планов реформы. Напомним, что о строительстве Северо-Европейского газопровода из России в Германию по дну Балтийского моря "Газпром" и немецкие концерны BASF и E.ON заключили соглашение в 2005 году.

    Как видим, для России и "Газпрома" надвигается пора давать системный ответ на новую энергетическую политику Евросоюза. Его контуры уже заявлены. В одном из недавних интервью министр промышленности и энергетики Виктор Христенко сказал: "К счастью, глобальный рынок генерирует не только глобальные риски, но и глобальные возможности. Одной из таких возможностей для нашей страны с учетом ее географической протяженности является диверсификация промышленно-энергетической кооперации в том числе со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Однако убежден, что ЕС был и останется нашим ключевым партнером".

    Поделиться