10.01.2007 03:50
    Поделиться

    Игорь Юргенс: мы все еще не получили контроль на распределителями госсредств

    О задачах и рисках наступившего года

    Пожалуй, никогда еще за последние годы российская экономическая машина не была в такой хорошей форме, как сейчас. Неудивительно, что все опросы общественного мнения фиксируют повышение оптимизма во взглядах россиян на будущее. И это не только богатые граждане, но и так называемый средний класс, то есть люди, зарабатывающие исключительно своим трудом.

    Но это не означает, что мы уже наверстали упущенное в 90-х годах. Нам еще далеко до тех результатов, которых достигала Россия в составе Советского Союза.

    Тем не менее государство обладает большими средствами. И под воздействием социально-экономической ситуации, сохраняющегося неравенства между богатыми и бедными приступило к реализации национальных проектов - по образованию, здравоохранению, жилью и сельскому хозяйству. Первые итоги нацпроектов показали как положительные стороны того, что может и должно делать государство, так и отрицательные. Положительные заключаются в том, что, безусловно, есть проблемы, которые без государства не решатся. Только оно может, перераспределяя бюджет, значительно влиять на жизнь тех людей, которые работают на него.

    Но есть и риски. Мы по-прежнему не достигли должного уровня контроля над теми, кто распределяет государственные средства. Это, конечно, вселяет тревогу. Однако ситуация не фатальна. Сейчас специалисты мининформсвязи в режиме он-лайн наладили современный мониторинг того, как идут национальные проекты. Это позволяет детально и абсолютно точно знать, сколько денег поступило на каждый из этих тысяч и тысяч объектов: в школы, больницы, фермерские хозяйства, на строительные площадки. Известно и в каком состоянии находится каждый объект. Я считаю, что сконцентрированные в руках первого вице-премьера Дмитрия Медведева бразды правления национальными проектами безусловно дают свой результат.

    Восьмой год доходы населения увеличиваются темпом более 10 процентов

    Окрепнув, государство поняло свои приоритеты. Но они заключаются не только в этих важнейших социальных проектах. И здесь уже мы переходим к вызовам наступившего года, к тому, что будет особенно важно для экономики страны. Речь идет о создании новой, современной инфраструктуры нашего государства. Ни для кого не секрет, что произведя, например, в Самаре товар, который пользуется спросом на мировом рынке, вы должны доставить его по железной дороге или скорее всего по автомобильной трассе либо в наш балтийский порт в Санкт-Петербург, либо в близлежащие, через Москву. Пробки, которые создаются при этом на автомобильных дорогах, напряжение на железной дороге всем хорошо известны. Железную дорогу давайте возьмем отдельно - она сейчас поступательным темпом довольно хорошо развивается. А вот состояние инфраструктуры автодорог ужасное. Это кричащее свидетельство того, что наш экономический рост и благосостояние, в том числе количество автомобилей в стране, превышают возможность российской транспортной инфраструктуры. У нас катастрофически мало шоссе. И по этому показателю мы не входим в категорию развитой страны. Поэтому в этом году, да и в следующих тоже, надо вложить миллиарды долларов в грамотное обновление инфраструктуры, которая уже начала сдерживать экономический рост.

    Дефицит электрических, газовых сетей, дорог, портов, авиационных терминалов - все это становится для нас угрозой номер один. И чтобы решить проблему, повторю, на их создание надо потратить миллиарды долларов. Частично они есть у государства, частично - у российского бизнеса. Есть и крупнейшие инвесторы Запада, которые тоже готовы вложить средства в нашу инфраструктуру. Российское государство подошло к осмыслению этой проблемы. Задуманы первые платные дороги по методу государственно-частного партнерства, концессионных соглашений. Напомню, что на основе концессий до 1917 года построены все железные дороги России, на них поднялся и Советский Союз сразу после революции в 20-30-е годы. В одиночку государство никогда не осилило бы такое строительство. И если сегодня мы правильно построим концессионное законодательство и грамотно воплотим его в жизнь, то совершим большой рывок в будущее.

    На эти и другие проекты значительные госсредства будут выделены из Инвестиционного фонда, из других источников. Ими надо правильно распорядиться. Я согласен с теми министрами в правительстве, кто борется против безбрежных трат на непонятные проекты из Инвестфонда и Стабфонда, - из нашей "жировой прослойки". Быстро потратить мы умеем. Однако нам нужна эффективность, которая бывает нулевой, когда корысть превышает совесть и сознание. Поэтому я внутренне аплодирую жесткой позиции Германа Грефа и Алексея Кудрина, которые, прежде чем соглашаться на выделение каких-либо средств, требуют правильной оценки проектов, бизнес-планов и гарантий эффективности их реализации. Мы идем слишком широким фронтом. Не исключены издержки, на воплощение проектов в жизнь может не хватить грамотных менеджеров. Все это надо иметь в виду.

    Есть еще одна озабоченность, которая в 2007 году или должна быть снята, или, к сожалению, будет фактором повышения рисков. Речь идет о нашем поведении в отношении иностранных инвесторов. Пока оно весьма непоследовательно, особенно в тех вопросах, которые связаны с крупнейшими энергетическими проектами. Мы сначала обещаем, что собираемся разрабатывать газоконденсатные месторождения с иностранными партнерами, а потом заявляем, что будем это делать сами. Мы сначала говорим о том, что проекты на Сахалине должны быть взаимовыгодны для иностранных партнеров, а потом делаем жесткие шаги для их вытеснения. Намерения и базовые причины, по которым это делается, скорее всего правильные. Надо защищать и отечественные интересы, и небезграничные, хотя и громадные, ресурсы страны. Но при этом надо все-таки вести себя как минимум по-джентльменски.

    Иностранные партнеры нам еще пригодятся. Не всегда у нас будут такие тучные времена. Повторю, я согласен, что мы должны учитывать в первую очередь национальные интересы. Но не менее важно и то, как это "упаковывается" для внешнего мира. Все происходит без подготовки в прессе, без общественного обсуждения. И неудивительно, что мои зарубежные коллеги сегодня считают, что Россия агрессивно идет собственным путем в политике и экономике. Такие оценки, недоброжелательная западная пропаганда, которой мы мало что противопоставляем, создает дополнительные риски и для имиджа России, и для ее экономики. Для того чтобы переломить ситуацию, нужна грамотная внешнеполитическая пропаганда. Не сумеем это сделать в 2007 году, создадим экономических врагов по всем азимутам, что отрицательно скажется на нашем инвестиционном климате в 2008 году. А это вдвойне опасно, ведь будущий год будет рубежным для нашей страны.

    Поделиться