Поделиться

    Валерий Капашин: "Сохранить жизнь, окружающую среду - вот моя цель и моих офицеров"

    Именно генерал-лейтенант Капашин сумел буквально продавить начало строительства первого промышленного объекта по уничтожению химоружия в Горном, которое все время откладывалось по каким-то объективным причинам. Под его непосредственным руководством в Саратовской области было создано и пущено в эксплуатацию уникальное предприятие, не имевшее аналогов ни в нашей стране, ни за рубежом. И вот пришло долгожданное время, когда последняя капля ОВ в Горном будет ликвидирована.

    Валерию Петровичу Капашину есть что вспомнить и о чем рассказать читателям "РГ":

    - Сентябрь 1996 года. Вместе с теперь уже бывшим главой администрации Краснопартизанского района Александром Тимофеевым, председателем комитета охраны окружающей среды и природы Саратовской области Александром Маликовым, представителями минобороны и прессы мы направляемся в центр Горного, к кинотеатру "Заря", на общественные слушания. Нам предстояла встреча, что называется, лицом к лицу с населением Горного. Не знаю, как другие товарищи, но я почувствовал тогда себя в атмосфере недоверия к нам, людям в военной форме, и к тому, что нам предстояло сделать в этом поселке.

    Отрицательный заряд залу дал сам глава администрации, выступавший, естественно, на правах хозяина. Александр Владимирович от имени жителей выразил надежду услышать ответы на волнующие вопросы в связи с еще только предполагавшимся уничтожением химического оружия. Глава района с самого начала своего выступления заявил, что сомневается в правильном выборе технологий. Как же в таком случае не сомневаться остальным? Затем представитель социально-экологического движения уверенно говорил о том, что "лучше отравляющие вещества хранить в бочках". И даже больше и категоричнее: "Если народ поднимется, то отступят и военные, и правительство". Примерно в таком же ключе выступили еще человек пять. В их словах было много домыслов и преувеличения опасности, которая будто бы неизбежно возникнет в результате уничтожения химического оружия. Была и откровенная дезинформация.

    Я убеждал участников слушаний: чем дольше хранятся отравляющие вещества, тем выше вероятность чрезвычайных ситуаций. Сохранить жизнь, окружающую среду - вот моя цель и моих офицеров. Строить объект нужно, потому что обеспечить безопасное хранение отравляющих веществ с годами становится все более трудно и затратно.

    Убедил ли я тогда жителей Горного, не знаю, но сам убедился в том, что вот такой откровенный обмен мнениями пошел нам всем на пользу и помог в дальнейшем налаживании вполне конструктивных отношений. Затем были другие встречи и рабочие совещания, решены проблемы более полного информирования общественности, и постепенно лед недоверия начал таять.

    Сегодня мы можем сказать, что хранившиеся в Горном иприт, люизит и их смеси уничтожены. Путь к этому оказался долгим и нелегким.

    Зачастую я, наверное, был излишне жестким и непримиримым. Однако по-другому, думаю, вести себя было просто нельзя. Приходилось буквально в ультимативной форме ставить максимально конкретные задачи, назначать жесткие сроки выполнения работ по каждому объекту.

    Нас винили в том, что отстаем, но отставание при том финансировании было неминуемо. Сметная стоимость объекта в Горном 4670,7 миллиона рублей, однако на его создание с начала строительства и по апрель 2001 года из федерального бюджета нам выделили лишь около 20 процентов от требуемой суммы. Даже для пуска первой очереди тех средств оказалось недостаточно.

    2001 год стал в судьбе объекта поворотным, переломным. На реализацию программы УХО стали наконец-то выделяться достаточные средства. Более одного миллиарда рублей сразу направили на объект, и в Горном дело пошло на лад. 19 декабря 2002 года началось промышленное уничтожение иприта. Это стало нашей общей победой. За ней последовала вторая: 26 апреля 2003 года было уничтожено 400 тонн отравляющих веществ, сколько и требовалось в соответствии с Конвенцией на первом этапе. Теперь мы работаем над выполнением второго этапа, строим новые объекты в других регионах. Убежден, наша страна успешно выполнит свои конвенциальные обязательства по ликвидации химического оружия.

    Вопреки всем трудностям и отрицательным прогнозам сторонних наблюдателей и "доброжелателей" нам удалось достигнуть намеченной цели на объекте в поселке Горном. Оглядываясь на пройденный путь, думаю о том, как много значит доверие людей. Тех, что рядом с тобой в одной упряжке, и тех, для блага которых наше государство пошло на огромные затраты. Доверие населения к нам, военным, крепло по мере того, как в поселке стали появляться объекты социального назначения - жилье, водопровод с очистными сооружениями, газовые и электрические сети, канализация, диагностический центр, спортивный комплекс... В настоящее время на объекте нашли для себя хорошо оплачиваемую работу даже те, кто еще не так давно был в числе ярых противников уничтожения химического оружия. Теперь они наши союзники, выступают за продолжение работы завода.

    Надеюсь, после завершения уничтожения химического оружия завод приобретет второе дыхание, перерабатывая сухие соли, которые будут доставляться на объект в Горном из Камбарки. Для их переработки на предприятии есть самое современное оборудование отечественного и зарубежного производства, огромный потенциал. И я уверен, что ему будет найдено достойное применение и после переработки сухих солей. Завод можно будет перепрофилировать. А это значит, что у значительной части местного населения по-прежнему не исчезнет возможность зарабатывать и содержать свои семьи, растить и обучать детей, Следовательно, у поселка есть будущее, есть перспектива. И в этом контексте очень, на мой взгляд, важно то, что все созданное в рамках Федеральной целевой программы "Уничтожение запасов химического оружия в Российской Федерации" будет сохранено и останется людям.