11.11.2005 02:55
    Поделиться

    Французские социологи: В стране наметился процесс "геттоизации"

    Ничего сугубо французского в этом явлении, конечно, нет, подобные процессы с разной скоростью идут во всех странах мира. Но французские социологи, пожалуй, одни из первых ощутили, что старая терминология уже не отражает реальности. Ведь буквально у них на глазах возникла еще какая-то "третья Франция", явно не городская и уж тем более не сельская. Перепробовав немало новых терминов ("Франция урбанистическая", "Франция маргинальная" и т. д.), остановились в конце концов на "Франции предместий" - теперь это понятие уже почти узаконено.

    Почти, потому что точных границ в этой триаде все-таки нет. Как отделить пригород от города или, наоборот, город от пригорода? В богатых кварталах живут, разумеется, горожане, а в бедных... тоже горожане? В 60-х годах, в разгар строительного бума, банк Caisse de depots финансировал строительство жилья на 10 000 квартир. "Я даже не сразу понял, что строю целый город", - признался потом архитектор Лабурдетт. Но такой задачи перед ним и не ставили. Задача была другая: посреди чистого поля построить одно предместье. С 1958 по 1974 год таких предместий - тогда их назвали ЗПУ: зона первоочередной урбанизации - было построено более двухсот. Иные впоследствии получили статус городов, но большинство так и остались только зонами для проживания.

    "Тридцать славных лет" послевоенного процветания оборвались на самом деле уже в середине 70-х годов. Показательный факт: строительство ЗПУ и политика открытых дверей для иностранной рабочей силы были прекращены одновременно - в 1974-м. Франция, до того принимавшая до трехсот тысяч иммигрантов в год, оставила только щелку - в среднем, пять тысяч в год, и то уже с разбором, а не всех подряд.

    Конечно, со временем все смешалось, немало этнических французов тоже поселились в ЗПУ. Но все-таки основное их население составляют иммигранты первого, второго да уже и третьего поколения. По законам Франции, все, кто родился на ее территории, автоматически становятся ее гражданами, так что смуглолицые и чернокожие обитатели ЗПУ - полноправные французы, а вовсе не арабы и не негры. Вся беда в том, что эти слова стали кличками и воспринимаются как оскорбление - первый признак этнических гетто, своего рода завязь плода.

    - Этнических гетто во Франции в полном смысле слова, к счастью, нет, - говорит социолог Лоран Микелли. - Однако нельзя закрывать глаза на то, что процесс "геттоизации" уже наметился. Тридцать лет географической концентрации населения, самого уязвимого в экономическом, социальном, культурном и образовательном планах, конечно, отпечатались в сознании этих людей. Если к этому добавить еще и безработицу, полицейский произвол, расистские оскорбления, последствия могут оказаться непредсказуемыми, вплоть до взрыва.

    Такие взрывы уже не раз случались во французских предместьях, но особого внимания прессы не привлекали. Может быть, и к счастью - значит, местные власти тушили искры, не давая разгореться огню. Прорвало в рождественские дни 1998 года. Сценарий как две капли воды похож на нынешние события: в Тулуз-ле-Мирай (это предместье Тулузы считалось настолько образцовой зоной, что получило статус города) в ходе полицейской проверки был убит подросток Хабиб. Местная молодежь взялась за камни... Интересно отметить: предупреждение Микелли, одного из самых компетентных социологов Франции по проблемам подростковой преступности, прозвучало именно после событий в Тулузе на одном из "круглых столов", в работе которого приняли участие три министра - юстиции, образования и по делам семьи и детства.

    Тем интересней узнать точку зрения Микелли на нынешние события во Франции.

    - Я спрашивал себя: где рванет в следующий раз? - сказал он в интервью журналу "Экспресс". - Итак, рвануло в Клиши-су-Буа. Но это могло произойти где угодно. Искры уже давно вспыхивают по всему периметру предместий. Уже двадцать лет мы знаем, что нарыв созрел, но никакого хирургического вмешательства не предприняли. Напротив, только обострили ситуацию, обозвав этих людей "сбродом", как это сделал один из членов нашего правительства.

    Мне кажется, очень важно досказать мысль Микелли о "геттоизации" как процессе, который еще можно остановить, чтобы не допустить образования "гетто". Он советует властям обратить внимание на пять опасных тенденций, могущих привести к такому финалу. Одна уже изложена выше. Следующие по важности он расположил так: рост неравенства, особенно когда оно бьет в глаза; потеря веры в государственные институты, особенно в школу; ослабление ассоциативной жизни в предместьях, "которым за двадцать лет мы постепенно обрезали какую бы то ни было финансовую помощь". В результате, говорит французский социолог, "подростки из предместий и полиция остались один на один".