26.10.2005 23:40
    Поделиться

    Академику и поэту Дмитрию Сухареву исполняется 75 лет

    Дмитрию Сухареву исполняется 75 лет

    - Дмитрий Антонович, когда-то вы написали стихи, обращенные к одному поэту старшего поколения с такой строкой: "К поэту С. питаю интерес..." Так что происходит в нашей поэзии сейчас: питают ли молодые интерес к поэтическому жанру?

    - Обычно, отвечая на этот вопрос, говорят о невыгодности поэзии для издателей и о прочих неприятностях, вызванных дрейфом России в сторону рыночной цивилизации. Я бы отметил другое. Тяга наших соотечественников к поэтическому творчеству за последние годы странным образом растет. Так мне кажется. Не уверен, что потребность излить душу стихами - обязательно реакция на агрессию "западных ценностей", но так или иначе занятия поэзией привлекают все больше людей. Сужу по провинции. Ситуация там неоднозначная - одни спиваются, зато другие ударяются в поэзию. Чтобы не быть голословным, расскажу о журнале, который мне присылают из районного центра Тавда в Свердловской области. Там судьба свела меня с местным стихотворцем Валерием Николаевичем Ермолаевым, который несколько лет назад на собственный страх и риск начал издавать журнал "Веси". Предприятие оказалось вполне успешным: тираж тысяча экземпляров, есть подписка, растет экспансия в соседние районы, периодичность - шесть номеров в нынешнем году вместо прежних четырех. Главное, читать интересно. Стихи публикуются трех категорий: региональная классика, профессионалы, кружковцы. Последних - десятки в каждом номере. Поразительно: по всей территории охвата в неведомых миру селах и поселках действуют литературные объединения! Кто руководит? Библиотекарь, учительница. По-моему, такого в России еще не бывало. Это непохоже на былые советские лито, где полупрофессионалов наставлял признанный авторитет. Нынешнее зауральское лито - кружок по интересам, связывающий людей, которые испытывают потребность высказываться стихами.

    - Провинциальная самодеятельность, конечно, хорошо, но поэзия живет вершинами, не так ли?

    - А без провинциальной самодеятельности не будет никаких вершин.

    - А что бардовская песня - совсем сегодня дышит на ладан?

    - Заблуждаетесь! Трагически заблуждаетесь! Наверное, в свои молодые годы и вы с друзьями пели у костра и скатывались на плотах, а теперь не ищут коллективного спасения в лесу. И на этом шатком основании люди вашего поколения с печалью делают вывод, что поэзию петь перестали. А дело бардов живет. Цветет пышным цветом!

    Три года назад в городе Марбург, в Германии, я попросил местных любителей авторской песни, чтобы мне кто-нибудь подыграл на гитаре - не только почитаю стихи, но и попою. Появилась симпатичная студенточка. К моему удовлетворению, она играла всю бардовскую классику. Так эта Марьяна выросла в Германии! А наши песни усвоила в Гамбурге, там большой и дружный клуб, она школьницей из небольшого городка, где жила с родителями, специально приезжала в Гамбург попеть. Вот какие кадровые резервы появились у русской поющейся поэзии!

    Нынешним летом я побывал на трех праздниках песни - под Курском, Славутичем и на Оби под Сургутом. В Славутиче на фестивальную поляну съехались барды не только из разных городов Украины, но и белорусские. Из России тоже. Языком общения был русский - родовой язык всемирной бардовской культуры.

    - А на белорусском пели?

    - И на белорусском. До раздела Советского Союза в Беларуси было одно из ярчайших скоплений бардовских талантов, потом наступило некоторое запустение, а сейчас жизнь авторской песни явно на подъеме. На днях я посмотрел Всемирную бардафишу - есть такая в Интернете - и увидел, что в Минске в иные вечера бардовские концерты идут одновременно на четырех площадках. Почти как в Москве!

    Бардовская песня без лишних разговоров взяла на себя функцию спасения языка и культуры, которую не выполняет государство. На всем мировом пространстве счастливо утверждается поющаяся русская поэзия! И не никакая это не функция - миссия!

    - Спасете?

    - Спасем!

    - Поговорим о Сухареве-ученом. В какой области науки располагаются ваши интересы?

    - Наука не стоит на месте. В разные годы я занимался разными проблемами, связанными с деятельностью нервных клеток - нейронов. В последнее время исследую устройство небольших ансамблей нервных клеток, которые могут вырабатывать простой поведенческий акт. Вместе со мной этим занимается лаборатория сравнительной физиологии Института биологии развития РАН, которой я заведую уже много лет.

    - В ваших старых стихах упоминается работа с моллюсками...

    - У моллюсков крупные нервные клетки, простые поведенческие акты легче изучать на них. Они стали излюбленным объектом этой части нейрофизиологии у нашего международного колледжа: мы описываем одну группу нервных клеток, другая лаборатория - еще одну группу. Потом это можно суммировать, и получается почти полное знание вопроса. В молодости я специально охотился в разных морях и океанах за животными с большими нервными клетками, чтобы легче их было изучать. Ведь клетки у всех одинаковые - и даже маленький мозг принципиально так же работает, как и человеческий. Конечно, мы думаем сложнее, пишем книжки, а животные только травку жуют, но на уровне клеток и клеточных ансамблей разницы нет, и процессы происходят одинаковые. Так что наше Международное общество нейробиологии беспозвоночных занимается простыми нейробиологическими моделями, чтобы с их помощью понять сложные нервные системы. В свое время я был одним из его основателей.

    - Что бы вы пожелали всем своим и нашим читателям, поклонникам бардовской песни, и себе?

    - Желаю нам всем жить дружно - и русским, и белорусам, и украинцам, и всем-всем-всем... И еще желаю иметь такой семейный бюджет, который позволяет без ущерба для остального подписаться на три-четыре литературных журнала.

    Поделиться