29.06.2005 02:10
    Поделиться

    ВТО посягнула на Стабфонд

    Но выяснилось, что это не так: россияне стали стеной за Стабфонд, разозлив наших партнеров по переговорам, которые теперь не верят, что мы станем членом этой организации в декабре, на конференции в Гонконге.

    Тема отказа России от экспортных пошлин на нефть всплыла еще на прошлой неделе в рамках системных переговоров - на этом настаивала делегация одной из крупных стран. Из уст одного из российских переговорщиков тогда прозвучали слова о том, что мы согласились их "заморозить". Как пояснил корреспонденту "РГ" один из членов делегации, речь шла не о "заморозке" цифры, не о ее фиксации, а о фиксации нынешнего порядка, в том числе порядка формирования Стабфонда. "Мы хотим "заморозить" пошлины в том смысле, что мы не изменим порядок их взимания", - пояснил он. И вдруг с другого конца провода пришла противоположная информация.

    Мы позвонили одному из ведущих российских дипломатов, работающих сейчас в штаб-квартире ВТО, и застали его прямо в фойе этой организации, "тепленького", после раунда.

    - Никаких разрушительных решений мы не приняли, - сообщил он корреспонденту "РГ". - Система сохраняется. Она будет эволюционировать, но это не значит, что эволюция приведет к отмене пошлин. Мы можем что-то изменить через некий переходный период, но отменять пошлины не намерены.

    Из других источников выяснилось, что Россия может согласиться на снижение доли отчислений, которые платят нефтяные компании за то, что торгуют своим товаром за рубеж. Размер корректировки как раз является предметом торга. Пока россияне вообще ни на что не согласились и ждут реакции других стран на предложение ЕС. Одновременно собирается информация о применении подобных механизмов в других странах (как правило, такие аргументы хорошо воздействуют на ВТО). Нам сообщили, что из 148 стран подобные "оброки" практикуют 111. Осталось доказать, что наш "оброк" не более "кровожаден", чем в других государствах.

    Сдается, что тема отмены пошлин интересует не только ВТО, но и в первую голову наших собственных нефтяников. По нашей информации, на встрече у министра экономического развития и торговли весной, где нефтяников обвинили в нагнетании цен, они указали на пошлину как на обременение на их бизнес, который им надо компенсировать ростом цен на внутреннем рынке. "В этом есть логика", - сказал тогда корреспонденту "РГ" один из министров, участвовавших в заседании, но в то же время отметил, что участь нефтяников можно облегчить, подкорректировав налог на добычу природных ресурсов, не трогая пошлины.

    Но и для ВТО пошлины, как выясняется, крайне важны. Руководитель рабочей группы, решающей нашу судьбу в ВТО, Стефан Йоханнессон, во время визита Германа Грефа в Женеву в минувшую пятницу верил, что Россия сможет стать членом этой организации в декабре, на конференции в Гонконге, а вчера резко разуверился. Он выразил сомнение, что "такими темпами" Россия успеет сделать весь тот "значительный объем работ", который ей предстоит. Вероятно, и он, и г-н Греф имели в виду именно экспортные пошлины. Напомним, что в Женеве г-н Греф отметил: "Наши карманы, из которых мы все эти годы доставали компромиссы, пусты". Министр дал знать, что для России деньги от нефти важнее членства в ВТО. Осталось понять, что думают на этот счет и наши партнеры, и представители "нефтяного лобби", которые, наверное, воспряли духом после женевских событий.