Афрорусские

За последние четыре десятилетия в России родились 25 тысяч чернокожих детей

     По сведениям Института Африки РАН, с начала шестидесятых годов минувшего века в нашу страну приехали около 70 тысяч африканцев. Кто-то, окончив вуз, прижился на новой родине, кто-то не выдержал холодов и, скажем так, специфического отношения, уехал домой, оставив России на попечение 25 тысяч симпатичных детишек. Это так называемые афрорусские. Однако этот неологизм с большим трудом приживается в нашем языковом сознании. Почему?

Жертвы межкультурной любви

     История Игоря (или Эдгара) трагична именно потому, что по большому счету вполне банальна. Его улыбчивый 20-летний отец, студент Тимирязевской академии из Эфиопии, в силу врожденного оптимизма, видимо, даже и не понял, какое грустное будущее он уготовил своему еще не родившемуся сыну, бросив его мать. Просто в карьерные и личные планы Хайло Ресса не входили орущий ночами ребенок и невыспавшаяся женщина рядом. Он исчез сразу же, как только его подруга, студентка училища Интуриста, сообщила о своей беременности. Это было не последнее предательство в жизни малыша. Новый друг его мамы, узнав об Игорьке, почти дословно процитировал отвратительного американца из кинофильма "Цирк": "Ты связалась с негром, а я презираю таких женщин!" Чтобы сохранить отношения с мужчиной, женщина оставила ребенка бабушке и больше не интересовалась его судьбой.
     Так Галина Викторовна стала бабушкой-одиночкой со всеми вытекающими отсюда последствиями. Материальной поддержки ни от одного из родителей не поступало. Дочь на почве неудачной любви запила, иногда заходила к родителям, чтобы взять что-нибудь из вещей на продажу. Галина Викторовна пыталась найти сбежавшего зятя (алименты его были бы весьма кстати) через дипломатов, но в консульстве Эфиопии ей объяснили, что искать Ресса в Эфиопии - то же самое, что Иванова в России.
     Вряд ли обыкновенный "бледнолицый" россиянин задумывается над тем, какую роль в нашей жизни играет количество пигмента в коже. А вот мальчику, похожему на юного Пушкина, приходится. Иначе ему просто не понять, почему в школе первоклассники гонялись за ним с гиканьем, почему кололи остриями карандашей, почему от нервного истощения он сначала получил приступ эпилепсии, а потом потерял зрение? Почему учился дома, почему его ровесник, обыкновенный пацан из соседнего дома, как-то ткнул его головой в песок и сказал: "Жри землю, вонючий негр!" Почему в 20 лет, русский и россиянин по паспорту, он вынужден передвигаться по родному городу в сопровождении бабушки? Абсурд? Однако недавно в вагоне метро к нему подошли трое бритых подростков и сказали: "Твое место не в России, а в крематории". И такое повторяется периодически.
     Бабушка-одиночка и ее темнокожий внук живут в одном из подмосковных военных городков. Ах, какими опрятными и зелеными были они еще совсем недавно! КПП, дополнительный военный патруль, порядок, в общем, тишь и благодать. Особый стиль жизни, когда все друг друга знают. Как ни парадоксально, именно из-за этих самых "почти семейных отношений" Галина Викторовна не стала доводить до суда дело, возбужденное местным прокурором по факту зверского избиения Игоря (парню сломали нос, изуродовали лицо) его дворовыми приятелями. "Не хочу портить мальчишкам жизнь, - объяснила она корреспонденту "РГ". - Да к тому же боюсь за Игоря. Он ведь один такой в городе, заметный очень. Найми любого бомжа, долбанет по голове кирпичом за бутылку водки".

Папаши-кометы

     Проблемы темнокожих россиян очень хорошо знакомы Эмилии Менса, президенту благотворительного фонда "Метис". Ведь она - продукт межэтнической семьи. Ее мама - украинка, а отец - афроамериканец, пятьдесят лет прожил в Советском Союзе, в 30-е годы поднимал колхозы и совхозы. Сама Эмилия жила с мужем в Африке, преподавала в университете, сейчас помогает детям, чьи отцы сбежали. "В фонде зарегистрированы 26 сирот. Мы разыскиваем их в студенческих общежитиях, на вокзалах, в метро, устраиваем в детдома и интернаты, - рассказывает Эмилия Георгиевна. - К примеру, маленького Майкла мать попросту бросила в одной из комнат общежития РУДН. Просто уникальное семейство Кабо. Отец-гвинеец сбежал в Африку, оставив супругу и семерых отпрысков мал мала меньше. Один из них покончил жизнь самоубийством, другой сидит в тюрьме, остальные побираются в метро, мать их не работает по религиозным соображениям".
     Приходится признать, что в любом возрасте афророссиянам живется очень непросто. Обычно не особенно щепетильные отечественные работодатели очень неохотно берут черных. К примеру, получивший российский диплом инженер Лати Траоре, с которым мы познакомились в фонде "Метис", уже несколько лет не может устроиться даже грузчиком. У темнокожих детей есть шанс получить место в шоу-бизнесе: публике пока неплохо принимает певцов и танцоров с экзотической внешностью. Однако этим можно промышлять лет до тридцати. "У меня много подруг, - с горечью говорит Менса, - дети которых не могут найти место в жизни. Сидят дома, наркоманят, увлекаются алкоголем". Чтобы помочь не получившим систематического образования детям, Эмилия организовала компьютерные и языковые курсы. Вообще это женщина, как говорится, с очень большими связями. Именно благодаря им она смогла разыскать многих набедокуривших в России папаш. "Обычно действую через всякие ассоциации африканских женщин. Иногда получается. Так, мадам Сангаре, жена временного поверенного Мали, месяц своего отпуска потратила на поиски отца детдомовки Кати Ефграфовой. И нашла-таки его. К слову, он очень хотел увидеть свою дочку, посылал деньги на адрес своей бывшей жены, лишенной материнства, но та их попросту пропивала".
     Найти неплательщика алиментов - иностранца официальным путем действительно почти невозможно. Дело в том, что наши законы бессильны перед проблемами межэтнических семей. Как рассказал "РГ" член Адвокатской палаты Москвы Роман Степанов, в ситуациях, когда с нерадивым россиянином в суде расправились бы за пятнадцать минут, к иностранцу относятся очень бережно. Так, к примеру, по ГПК РФ, даже если иностранный папаша, сбежав на родину, 15 лет не платит алименты, не заботится о ребенке и не воспитывает его, мать лишить его отцовства не может.
     За рубежом розыск отцов осуществляется через налоговую инспекцию. Однако у России нет соглашений о правовой помощи с иностранными государствами. Поэтому эта процедура обернется для российской матери-одиночки в кругленькую сумму. Впрочем, как и обращение в суд на предмет алиментов из-за рубежа. В общем, наши граждане, решившиеся на брак с иностранцами, предоставлены сами себе, государство им вряд ли в чем-то поможет.

Елена Новоселова

Опубликовано в "Российской газете" от 29 мая 2003 г., No 101 (3215).
Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100