Марина Ладынина:
Люблю объясняться в любви

Последнее интервью "Российской газете"

     Два года назад мы встретились с Мариной Алексеевной у нее дома. Тогда была опубликована только часть беседы. Теперь печальный повод опубликовать то, чего еще никто не читал.

     - Как вы, деревенская девушка, попали в театр?

     - Мы с подругой решили ехать в Москву. Поступила в ГИТИС, училась, много читала. И по окончании была принята в труппу МХАТа. В театре меня любили. В гости приходили Яншин, Судаков, Грибов, Борис Ливанов, Лужский... Лужский хотел меня снимать в "Цыганах". Когда его спросили, что он нашел в Ладыниной цыганского, он ответил:"В глазах у нее есть что-то свободное!" Моими друзьями стали Зельдин, Давыдов, Самойлов, режиссер Швейцер, Юрий Олеша. Моим другом был человек необычайной доброты Николай Черкасов. Очень дружны были с Бернесом, а с Раневской жили в одном доме, я часто у нее бывала и она любила, когда я читала ей стихи.

     - Вы во МХАТе встречались со Станиславским?

     - Во МХАТе моей первой ролью была Таня из инсценировки по Горькому "Двадцать шесть и одна". Станиславский вызвал меня к себе. Три дня я думала, как себя вести, что надеть. В шесть вечера пришла в Леонтьевский. Константин Сергеевич сидел на диванчике за овальным столом. Он задержал мою руку, когда мы здоровались, и сказал: "Теплая рука, еще, значит, не умерла со страха! Меня все боятся, а я очень добрый. Вы будете ходить по комнате, пока я не скажу: довольно!" Это оказалось не так просто. Наконец слышу: "Довольно! Недостатки свои знаете? При вашем росте у вас чересчур длинные руки!" И я поняла, почему мне некуда девать руки на сцене. Станиславский спросил: "Что делаете в театре?" Я отвечала, что играю мальчиков и девочек. "Странно, - сказал Станиславский. - Вы женщина и должны играть взрослые женские роли!" И вдруг спросил, помню ли я, как в "Вишневом саде" Аня успокаивает маму. "Если хотите успокоить человека - что нужно сделать? Нужно плакать вместе с ним, тогда он вам поверит и прижмет вас к своему сердцу".

     - Расскажите о Пырьеве.

     - Я, актриса МХАТа, неожиданно для самой себя оказалась на съемочной площадке "Богатой невесты", превратившись в "сельскохозяйственную" актрису. Сейчас о наших фильмах чего только не услышишь! Да, они продукт своего времени, и это правда. Но не вся правда! Ведь и сегодня еще я получаю благодарные письма от зрителей: они до сих пор под обаянием музыкально-комедийного кинолубка, которым Пырьев владел в совершенстве и который - я уверена - имеет право на самые невероятные отклонения от жестокой реальности в сторону сказки. Мы и вправду считали, что "рождены, чтоб сказку сделать былью" - и обращали сказку в быль.

     - Вы ушли из театра на пороге славы, из кино - в пике славы. Почему?

     - Сама я не приходила и не уходила - это обстоятельства жизни менялись.

     - Вы единственная советская актриса - лауреат пяти Сталинских премий...

     - Роль - вот единственная награда. Свои ордена я никогда не носила, надевала только на официальные приемы, когда требовали в приглашении... В партии не состояла. Из всех партий признаю только партию человечности.

     - Улыбка Ладыниной стала символом эпохи. А какой Ладынина человек?

     - Нелегкий для близких и для себя самой. Всегда полна сомнений.

     - Во что вы верите?

     - Верю, что если из ста человек восемьдесят злые, то двадцать - добрые, и они обязательно победят.

     - А разве побеждает не большинство?

     - Большинство, которое выдумали коммунисты, ничего не решает. Решает меньшинство. Соглашаться - проще, сражаться - сложнее.

     - Вы снимались в жуткое время. Не страшно было?

     - Страх - страшная сила. Даже когда культ личности был разоблачен, люди продолжали бояться: казалось, что Сталин еще живой!..
     Первый раз я оказалась на приеме в Кремле в 1939-м после выхода "Трактористов". Ко мне кто-то подошел: "Вы у нас сегодня первый раз!" - и чокнулся. За ним шли двое, у одного на подносе стояла бутылка шампанского, у другого - рюмки ножками вверх. Когда они пошли дальше, я вдруг довольно громко спросила у знакомых: "А кто это был?" Мне сказали: "Тише, тише! Ты что? Это Молотов!"

     - Вы не знали в лицо второе лицо в государстве?

     - Не была уверена. Впрочем, я старалась на приемах в Кремле ни с кем не спорить и и соглашаться со всем, что мне говорили. И наблюдала, как наши деятели культуры подходили к главному столу, за которым сидел Сталин, чтобы напомнить о себе.

     - Вы были знакомы со Сталиным?

     - Меня ему не представили. Я читала, что ему нравилась. У меня он не только не пользовался взаимностью, я его ненавидела!

     - Как в искусстве живется таланту?

     - Таланту трудно пробиться. Я пробилась только...к зрителю. А так... не дали ничего...

     - Чего вы не любите в искусстве?

     - Когда кокетничают. Когда из искусства делают средство, а не цель.

     - У вас есть отрицательная черта?

     - Самомнение! Мне казалось: все, что я говорю, было интересно людям и нужно им. А оказалось, это никому не нужно. Я была нужна только когда что-то организовывалось. А потом все исчезали. Я была как Фамилия.

     - Какое у вас хобби?

     - Объясняться в любви!

Александр Щуплов

А рядом жила легенда...

     Марина Ладынина ушла знаменитой и неизвестной

     В нашем кино были только две реальные звезды - Любовь Орлова и Марина Ладынина. Звезда - это особый свет, это ореол легенд, это магическая сила, которая притягивает миллионы сердец, причем мы даже не отдаем себе отчет, почему нас так к звездам тянет и почему с ними в нашей жизни становится светлее.
     Много лет назад не стало Орловой - и мир вокруг ощутимо помрачнел. Теперь не стало Ладыниной - и это воспринимаешь как непоправимую потерю в собственной жизни. Потому что даже на склоне лет одиноко живущая в поднебесье высотки на Котельнической набережной и уверенная, что она всеми забыта, Ладынина все равно ухитрялась делиться с нами своим теплом. С наших домашних экранов не сходили ее "Кубанские казаки", "В шесть часов вечера после войны", "Свинарка и пастух", "Богатая невеста", "Сказание о земле сибирской", в наших комнатах не умолкал ее "мерцающий", то совсем не певческий - низкий и с хрипотцой, то почти колоратурный голос. С этим голосом вошли в нас самые любимые песни ХХ столетия. Целые поколения прожили с ее песнями свои жизни, пели их на домашних застольях и в туристических походах, в кругу близких и друзей, когда на душе хорошо и верится, что станет еще лучше. С Ладыниной у каждого свои, интимные отношения - она родная, своя. "Каким ты был, таким ты и остался" - самая "народная" из песен великого Дунаевского - неотрывна от голоса актрисы, они вместе вошли в историю, и если историю невозможно вычеркнуть из сердец, то во многом благодаря таким песням.
     Ладынина - актриса фольклорная. Они так и делили с Орловой свое амплуа и славу: Орлова сияла на недосягаемых высотах и даже в роли письмоносицы Стрелки все равно носила диадему Марион Диксон - Ладынина была рядом и вровень с нами; Орлову в толпе и представить невозможно, Ладынину в толпе могли и не узнать. Ни та, ни другая не пытались "играть жизнь". Обе были в первую очередь звездами музыкального кино, кинооперетты, жанра условного и нарядного, легкого и любвеобильного, который и сегодня заставляет нас видеть в черно-белом кадре мир многоцветный и полнозвучный.
     Орлову поднял до высот всенародной славы мастер музыкального кино и ее супруг Григорий Александров. Ладынину сделал знаменитой другой мастер музыкального кино и ее супруг Иван Пырьев. Александров - режиссер "городской", Пырьев - "деревенский". В отличие от "голливудского" Александрова, Пырьев стал создателем второго "крыла" нашей комедии - народной сказки, где воспевались то дружба народов СССР, то трудовой энтузиазм колхозников. Марина Ладынина воплощала в себе идеал советской селянки - свинарки или председательницы колхоза, в ее ролях всегда была ясная социальная задача. Она выполняла и перевыполняла планы, боролась за рекорд и за любовь, которые в той жизни неразделимы. Была лучезарна, победительна и помнится людям своей искрящейся улыбкой. Воплощала в себе счастье, и никто не знал, какова она на самом деле. Главное - не хотел знать, и в последние годы она была трагически одинока. Но мы вспоминаем об этом только теперь, когда ее уже нет.
     Кто сейчас помнит, что деревенскую девочку приняли в искусство с пометкой "особо одаренная"! Что впервые на сцену она вышла в МХАТе Станиславского и Немировича-Данченко, что готовила Ирину в "Трех сестрах". Но бросила Чехова ради Пырьева и "Богатой невесты". Причем путь этого фильма на экран не был усеян розами: на Украине его назвали "шкидливым", а Кинокомитет его запретил. Новый глава Кинокомитета на всякий случай показал вредный фильм Сталину - тому вдруг понравилось. И пошло-поехало: запели-затанцевали "Трактористы" и "Свинарка и пастух", Пырьев усердно разрабатывал целину советской колхозной комедии. Драматических ролей Ладыниной почти и не досталось: "Секретарь райкома", "Испытание верности" - и обрыв пленки... В 1951-м Игорь Савченко позвал ее сыграть графиню Потоцкую в фильме "Тарас Шевченко" - всю роль по приказу Кинокомитета из фильма вырезали. Фатум.
     Народная легенда Марина Ладынина прожила без кино все последние полвека! Ее не звали на новые роли, не спешили приглашать на ТВ; пару раз она вышла на сцену Театра киноактера и время от времени гастролировала с составленной ею поэтической программой. Так и состарилась, ожидая телефонного звонка.
     А недавно Марине Ладыниной в Доме кино вручали Национальную премию "Ника" "За честь и достоинство". Ее назвали великой актрисой, что абсолютная правда и чего почти никогда не говорят мастерам при жизни. Великая актриса - одна из тех, кто легко и с улыбкой несли на плечах груз эпохи - поднялась на сцену, и зал встал ей навстречу. Это был ее последний триумф, потом наступила уже абсолютная тишина. В без малого 95 лет Марина Ладынина умерла "богатой невестой": настоящего диапазона ее актерского дарования так и не узнали ни мы, ни она.

Валерий Кичин Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100