Сталинградский кошмар

Битва на Волге: победители и побежденные 60 лет спустя

     Почему Сталинград стал мифом? Да хотя бы потому, что ни одно другое сражение Второй мировой войны - ни танковая битва под Курском летом 43-го, ни разгром группы Центр в следующем году - не оставили, по мнению коллег из "Шпигеля", столь глубоких рубцов в душах немцев, как Сталинградская битва. Ведь именно в Сталинграде немцы впервые почувствовали себя жертвами. И потому интерес к Сталинграду в Германии не ослабевает. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию публикацию из немецкого еженедельника "Шпигель", а завтра читайте репортаж нашего корреспондента из Волгограда.
     Уже в первые послевоенные годы выходят в свет многочисленные художественные произведения и мемуары участников битвы. В них, естественно, поднимается и вопрос о виновниках. Для исследователей ранних 50-х годов ответ был очевиден: ответственность за сталинградскую катастрофу лежит на Гитлере и его генералах, которые "совершили подлое преступление по отношению к своим подданным", не позволив командующему 6-й армией Паулюсу попытаться вырваться из котла или позднее капитулировать. И сам Паулюс не без греха, поскольку не осмелился нарушить приказ фюрера, хотя сделать это ему настоятельно советовали подчиненные.
     В частности, командующий корпусом генерал Вальтер фон Зайдлиц-Курцбах яростно взывал к его совести: "Ваш настоятельный долг по отношению к армии и немецкому народу принимать самостоятельные решения вопреки приказу, который вам это запрещает". Но Паулюс опасался, что попытка прорыва вызовет еще большую неразбериху на ослабленном фронте и тогда ему не спасти даже части своих солдат. Наверное, именно поэтому 25 января, когда Зайдлиц позволил командирам своих дивизий прекратить сопротивление, Паулюс отстранил его от должности и назначил вместо него нацистского генерала Вальтера Хайтца. Тот пригрозил, что расстреляет каждого, кто задумает сдаться русским...
     Так, подавляющему большинству десятков тысяч бедствующих солдат 6-й армии, пишет еженедельник "Шпигель", оголодавших, больных, обмороженных, но все еще сопротивляющихся, хотя битва уже давно проиграна, уготован кошмар: они либо погибнут, либо раненые, без помощи околеют в снегу. А очень многие из тех, кто к тому времени останется в живых, в массовом порядке умрут в плену.
     В сталинградском котле была окружена и в конце концов уничтожена крупнейшая группировка вермахта. Из примерно 250 тысяч солдат погибли около половины. Примерно 90 тысяч человек попали в плен.
     Дорого, пишет "Шпигель", заплатили за победу и советские войска: более полумиллиона погибших, 600 тысяч раненых или пленных.
     Вклад в сталинградскую дискуссию внесла посвященная вермахту выставка, организованная в 1995 году сотрудником Гамбургского института социальных исследований Ханнесом Хеером и другими учеными, причисляющими себя к поколению 68-го года. На этой выставке они показали в том числе и преступления 6-й армии, которые она совершила по пути к Волге и которые подспудно приводят к выводу, что окруженных в котле, возможно, ждала справедливая кара. По этому поводу негодовали не только все еще живущие ветераны войны.
     И тем не менее их внуки сегодня хотят узнать, что случилось и почему это случилось именно так...
     Потсдамский военный историк Рольф-Дитер Мюллер приходит к выводу: отныне урок Сталинграда звучит не как раньше "Войны не должно быть больше никогда!", а как "Никогда больше не должно быть такой войны", в которой немецкое правительство загоняет своих солдат в аналогичную фатальную ситуацию.
     Сегодня, накануне 60-й годовщины разгрома 6-й армии, Сталинград снова на устах немцев - в книгах, газетах, журналах и теле- и радиоканалах. Да и как забыть битву, которая, по выражению "Шпигеля", в концентрированном виде на узком пространстве стала своего рода мини-планом "Барбаросса" - планом нападения Гитлера на Советский Союз, которое обернулось самой кровавой войной в истории человечества.
     Там, в Сталинграде, о каких-то международных правовых нормах ведения войны, например, зафиксированных в гаагском уложении о сухопутных войнах, и речи быть не могло. Обе стороны были беспощадны, в том числе и к мирным жителям, и к военнопленным. Так, почти все из 3500 советских пленных в лагерях Вороново и Гумрак умерли голодной смертью, выжили всего 20 человек. Из 90 тысяч попавших в руки русским немецких солдат, по данным "Шпигеля", только около пяти тысяч возвратились в Федеративную Республику или в ГДР.
     Ныне постаревшие сталинградские солдаты вермахта рассказывают, порой со слезами на глазах, о том, как они расстреливали уже сдавшихся красноармейцев. Или с потрясением о том, как они в котле вырезали мирных граждан, принимая их за партизан.
     Противник тоже не знал пощады. Вот что рассказала программе О-Тон бывшая военнослужащая Красной Армии:
     Пленных мы не расстреливали, это была бы слишком легкая смерть для них... их закалывали, резали шомполами... Я ходила туда посмотреть. Я ждала, долго ждала того момента... Вам страшно об этом слышать? А если у вас на глазах в деревне разводят огромный костер и бросают туда вашу мать? Вашу сестру? Любимую учительницу?
     По советским подсчетам, немецкие войска казнили минимум три тысячи мирных жителей. Неизвестно только, сколько было уничтожено евреев, которые и в Сталинграде должны были носить на одежде желтую шестиконечную звезду, и коммунистов, которых полевая жандармерия передавала СД. 60 тысяч угнанных из города молодых и крепких сталинградцев отправили на принудительные работы, остальных обрекли на убогое существование в лагерях-сборниках.

* * *

     Приказ о наступлении на Сталинград Паулюс отдал 19 августа 1942 года. Город превратился в сущий ад. Ежедневными массированными бомбежками немцы стремились довести Сталинград до такого состояния, когда его штурм был бы уже делом совсем несложным. Но красноармейцы оказали отчаянное сопротивление, проявляя при этом невиданный немцами доселе боевой дух. "Шпигель" предполагает, что драться до конца советских солдат вынудила сталинская кампания пропаганды и террора. Комиссары, пишет еженедельник, гнали в бой своих бойцов лозунгами из текстов Ильи Эренбурга: "Убейте немца, взывает ваша российская земля!". А отступавших красноармейцев расстреливали специальные заградительные отряды, сформированные в соответствии со сталинским приказом 227, гласившим: "Ни шагу назад!". Позднее, информирует "Шпигель", советские солдаты признавали, что их поставили перед выбором между пулей в затылок или в лоб.
     Свирепствовали и немецкие фельд-полицейские, которых солдаты вермахта прозвали "цепными псами". Они безжалостно прочесывали лазареты в поисках предполагаемых симулянтов. За три последние недели битвы, сообщает "Шпигель", полевые суды приговорили к расстрелу более 300 человек.
     Кроме того, с каждым днем снабжение 6-й армии становилось все более проблематичным. Немецкие солдаты голодают, мерзнут, недомогают. Самое бы время одуматься и отступить. Но Гитлер не разрешает. Более того, он, распыляя свои силы, намерен нанести одновременно удар и по Кавказу, чтобы получить доступ к нефти региона, и по Сталинграду. Но сил немцам явно не хватило.
     Судьба 6-й армии была решена 12 сентября 1942 года. В этот день Фридрих Паулюс в ставке Гитлера под Винницей доложил своему фюреру, что предполагает взять город в течение ближайших 10 дней, о чем вскоре соотечественникам сообщили газеты в рейхе. А когда фюрер публично заявил, что вермахт "возьмет" Сталинград, пути назад уже не было.
     В тот же день в Москве Иосиф Сталин обсуждал с генералами Георгием Жуковым и Александром Василевским новый план контрнаступления и после ночных размышлений утвердил операцию "Уран" по окружению 6-й армии. Вновь подтянутые соединения должны были с севера и юга прорвать оборону справедливо считавшихся более слабыми рядов гитлеровских союзников, замкнуть котел и уничтожить либо взять в плен 250 тысяч солдат противника. Но для успешного проведения этой операции Сталинград должен был продержаться несколько недель.
     Вот тут и началось нечто невообразимое. "За каждый дом, - приводит "Шпигель" слова одного немецкого офицера, - за каждый заводской цех, водонапорные башни, участки железной дороги, стены, подвалы и, наконец, за каждую груду руин шла такая ожесточенная схватка, какой мы не знали даже во время Первой мировой войны в сражениях за материальные ценности". Солдаты шли друг на друга с гранатами, автоматами и даже с лопатами и ножами.
     А вскоре с первым снегом, выпавшим 19 ноября, в 7.30 местного времени началось советское контрнаступление. По шести дополнительно построенным железнодорожным веткам Сталин подтянул в район боевых действий миллион солдат, 13 500 орудий и гранатометов, более тысячи самолетов и почти 900 танков, которые, ударив с севера и юга города, быстро прорвали немецкие ряды.
     Вот как позднее описывал происходившее участник события:
     В страхе перед советскими танками грузовики, штабные машины, легковушки, мотоциклы, запряженные лошадьми повозки - все удирали на запад, сталкивались друг с другом, цеплялись друг за друга, переворачивались, перекрывая дорогу. А между ними толкались, просачивались, протискивались, перекатывались пешие. Кто спотыкался и падал, уже не поднимался на ноги. Людей растаптывали, переезжали, давили.
     Паулюс понимал, что спасение может принести только попытка прорыва, и 22 ноября испрашивает разрешения действовать по собственному усмотрению. Но Гитлер ему отказывает. Он полагает, что сможет вытащить 6-ю армию из осады. Диктатор возлагал надежды на командующего вновь сформированной в эти дни группы "Дон" Эриха фон Манштейна. В военных кругах Манштейна считали авторитетом, и именно он посоветовал фюреру не разрешать Паулюсу идти на прорыв.
     Примерно через три недели на выручку Паулюсу пошла 4-я танковая армия генерала Германа Хота. Однако привлеченные к этой операции под кодовым названием "Зимняя гроза" силы оказались слишком слабыми. Русские, пишет "Шпигель", создав значительное превосходство своих войск, 21 декабря сравнительно легко остановили наступление немецких танков.
     А в котле тем временем разыгрывалась драма. Появились первые умершие от голода, а командование армией, несмотря на это, вынуждено было снизить ежедневный рацион до 350 граммов хлеба и 120 граммов мяса. К концу года истощенным немецким солдатам выдавали всего лишь по куску хлеба...
     "Можно ли было избежать окружения?" - задается вопросом "Шпигель". Ведь о секретной передислокации Красной Армии было известно из радиоперехватов и аэрофотосъемки. На свою беду немецкое командование не сумело сделать из полученных данных правильных выводов. Впоследствии начальник генерального штаба 6-й армии Артур Шмидт признает: "Все мы не осознали масштаба угрозы и вновь недооценили русских". Обращает на себя внимание и странная ошибка разведотдела зарубежных восточных армий, который тогда возглавлял будущий шеф западногерманской разведки Райнхард Гелен. 31 октября он доложил, что признаков готовящегося крупного наступления русских нигде не обнаружено.

***

     В рейхе берлинские власти старались как можно дольше держать немцев в неведении о приближающейся катастрофе. Лишь 16 января верховное командование вермахта витиевато сообщило, что "наши войска" ведут бои с "наступающим со всех сторон противником" - стыдливое признание безнадежного окружения.
     Но когда скрывать трагедию 6-й армии было больше невозможно, министр пропаганды Йозеф Геббельс приказал средствам массовой информации "мифологизировать героев Сталинграда". Одним из первых "мифологизаторов" стал наследник фюрера Герман Геринг, который сравнил немецких бойцов в Сталинграде со спартанцами, которые при Фермопилах в 480 году до новой эры погибли, но не сдались в битве против значительно превосходивших их сил персов.
     А после того как в сталинградской драме опустился последний занавес, центральный орган национал-социалистов "Фелькишер беобахтер" с ложным пиететом поставил точку: "Они погибли, чтобы жила Германия".
     Реакция на катастрофу нацистского руководства оказалась двоякой. С одной стороны, радиостанции три дня подряд транслировали только серьезную музыку, в ресторанах молчала музыка, а с другой - флаги не приспускали, газетам не разрешили выходить с траурными рамками.
     Правда, Геббельс в своей известной подстрекательной речи ("Хотите тотальной войны?") в берлинском дворце спорта 18 февраля 1943 года пытался поднять боевой дух народа, но его восторженные призывы к стойкости даже надломленный Гитлер не воспринимал всерьез.
     Он больше всего боялся, что немцы восстанут против него, когда фронт докатится до Германии, что, кстати, случилось в 1918 году с кайзером. Вскоре выяснилось, что опасения были не напрасными. По сообщениям шпиков из службы безопасности СС, после Сталинграда миф о фюрере стал разваливаться. На стенах домов время от времени даже появлялись надписи вроде "Сталинградский убийца" или "Гитлер - массовый убийца". Ушла в народе и уверенность в победе. Служба безопасности доносила, что среди соотечественников в целом царит убежденность в том, что разгром 6-й армии означает "перелом в войне".
     Так оно, собственно, и случилось. Однако немцев до сих пор занимает вопрос: не сам ли Адольф Гитлер инсценировал сталинградское крушение? И если да, то когда ему пришла в голову такая идея? "Шпигель" по этому поводу пишет: "При всем приписываемом Гитлеру безумии такое предположение, по всей вероятности, было бы преувеличением. В пользу этого говорит и запоздалая операция "Зимняя гроза". Несмотря на ее провал, эту операцию можно считать свидетельством того, что фюрер сохранил остатки рационального мышления, хотя и по своим меркам".
     Как бы там ни было, но Сталинград стал прелюдией не только неудержимого распада третьего рейха, но и личности самого фюрера. Генерал-танкист Хайнц Гудериан, встретившийся в те дни с Гитлером, пишет о случившихся в нем переменах следующее:
     Его левая рука дрожала, спина скрючена, взгляд застывший, глаза выпучены, в них уже не было прежнего блеска, щеки покрыты красными пятнами.
     К тому времени Гитлер, вероятно, уже сознавал масштаб катастрофы в котле. Его адъютант по ВВС Николаус фон Бело зачитывал ему отрывки из писем приятелей-офицеров, в которых они давали неприукрашенную картину вопиющего бедственного положения в Сталинграде. Да и капитан Винрих Бер, которого Паулюс отправил в ставку фюрера, подробно рассказал ему о трагедии на Волге. А за две недели до окончания сталинградской мясорубки уже сам Гитлер признался своему герольду Геббельсу, что "надежды на спасение этих войск почти нет".
     Когда русские арестовали Паулюса в подвале универмага, он тем не менее, по-прежнему придерживаясь гитлеровского приказа, отказался официально капитулировать, но отдал себя в руки победителей. К большому неудовольствию фюрера. "Ему, - кричал Гитлер, - следовало застрелиться..."
     В начале 50-х годов попавший в плен к англичанам Эрих фон Манштейн раскрыл жесткую логику войны. Несмотря на то, что я сам, пишет он, вопреки своей первой рекомендации позднее неоднократно призывал фюрера решиться на прорыв, но твердо убежден, что 6-я армия "была обязана как можно дольше сковывать противостоявшие ей силы противника" даже ценой самопожертвования.
     Выходит, что овеянная мифами трагедия всего лишь хладнокровный расчет? Манштейн намекает на то, что в декабре 1942 года Сталин намеревался отрезать от снабжения более 300 тысяч немецких солдат, стоявших на Кавказе. Там, мол, намечался второй котел, более роковой, чем сталинградский. Но Манштейн, замечает "Шпигель", при этом упускает из виду, что уже к концу года Гитлер приказал этим войскам отступать...
     Сталинград, оставленный немецкими войсками, представлял собой сплошные руины. В ходе первой переписи населения, проведенной в городе вскоре после сражения, были зарегистрированы 10 тысяч человек, в том числе 994 ребенка. Своих родителей нашли только девять из них.

Пленный фельдмаршал выезжал отдыхать в Крым

     О себе Фридрих Паулюс, командующий разбитой 6-й армией не забывает даже в плену.
     25 февраля 1943 года (через три недели после поражения) незадолго до этого повышенный Гитлером в звании генерал обращается с письменной просьбой к военному атташе немецкого посольства в нейтральной Турции. Просит прислать ему "шесть пар фельдмаршальских погонов". Советы посылку пропускают.
     Да и в остальном самый высокопоставленный пленник Сталина не очень нуждается. Паулюс живет на даче с приусадебным участком в Томилино под Москвой и даже выезжает на лечение в Крым. На вопрос о судьбе его солдат он в ходе Нюрнбергского трибунала, на который Советы привлекают его выступить в качестве свидетеля, отвечает: "Скажите женам и матерям, что у пленных все нормально..."
     Чудовищная ложь. Большинство из 90 тысяч немецких солдат, выживших в сталинградском котле, умерли вскоре после битвы, раненые и больные околели в вагонах для скота, в которых их перевозили... А те, кто добрался до места, были ближе к смерти, чем к жизни...
     Смертность среди попавших в советский плен немецких солдат в среднем составляла 30 процентов, среди сталинградских бойцов она превышала 90 процентов. Командующий армией Паулюс, которого в 1953 году отпускают в ГДР - один из пяти тысяч в общей сложности вернувшихся из СССР солдат, плененных под Сталинградом.
     Было ли это жестокой местью Сталина интервентам? Эксперты считают это неправдоподобным. Массовая гибель людей "не свидетельствует о том", что советское правительство намеревалось уморить немецких военнопленных, считает Рюдигер Оверманс из Потсдамского военно-исторического центра.
     Гитлер, отдавший приказ держаться до конца, Паулюс, не осмелившийся осуществить прорыв, и Геринг несут не меньшую ответственность, чем Сталин и его военные...
     В СССР голодали не только военнопленные, но и собственное население.

Битву на Волге Германия не забыла

     Упоминание Сталинграда в Германии до сих пор вызывает содрогание. С той трагедией на Волге связаны слишком большие страдания, слишком большая боль и слишком большая вина. Многие ветераны, вернувшиеся из советского плена домой через годы после капитуляции, предпочитали не рассказывать о пережитом и выстраданном.
     Ныне, 60 лет спустя после битвы за Сталинград, в Германии ощущается большой интерес к тем событиям. Телеканалы транслируют в прайм-тайм исторические репортажи о трагедии 6-й армии, а политические журналы, как, например, "Шпигель", публикуют "Сталинград Гитлера" как заглавную тему.
     И в Германии время лечит не все раны. Однако в ХХI веке взгляд на самую ужасную войну прошлого столетия изменился. Если первые послевоенные поколения считали годы третьего рейха и нацистской диктатуры почти исключительно историческим преступлением, то теперь в центр внимания все больше перемещается судьба отдельного человека.
     Изгнание немцев из Померании, Силезии и Кенигсберга еще несколько десятилетий назад было темой почти запретной. Сегодня события прошлого рассматриваются иначе. Это вовсе не значит, что вину немцев можно считать относительной. Немцы и более полувека спустя сознают, что безумная страсть Гитлера к завоеваниям и уничтожению остается преступлением. С высоты времени в Германии все чаще задается вопрос, во имя чего в сталинградском котле погибли так много солдат. Что заставило генерала Паулюса, слепо повинуясь, исполнять приказ Гитлера и ни в коем случае не капитулировать в Сталинграде? Почему безумный приказ оказался для него важнее жизней десятков тысяч солдат? Становится все очевиднее, что не только Красная Армия и зима, но и собственные губительные ошибки привели к падению 6-й армии в Сталинграде.
     Немцы, живущие в России, к собственному удивлению, выясняют, что страшная мировая война до сих пор является некоей силой, объединяющей немцев и русских. Обоюдные страдания могут объединять. Ни одному русскому, даже потерявшему на войне отца и мать, и в голову не придет возлагать коллективную вину за прошлое на молодого немца.
     Через шесть десятилетий после сталинградской битвы по-прежнему актуально требование никогда больше не допустить ничего подобного. Сотни, а может, даже и тысячи бывших солдат вермахта в минувшие годы приезжали в Сталинград. Один из них, журналист Хорст Шулер, пишет о втором посещении города на Волге: "Воспоминания кружатся, как заблудившиеся птицы. Меня охватывают беспокойство и смятение. Молодым это вряд ли понять. Эта земля пропитана кровью их отцов и дедов. Там лежат тысячи и тысячи их останков".
     И хотя после сталинградской битвы прошло много времени, окончательная черта под этой историей все же не подведена. Об этом можно судить, побывав на окраине нынешнего Волгограда. Поворотный треугольник для локомотивов в Гумраке у ворот города до сих пор остался полем боя. Даже зима не в состоянии скрыть свидетельств Сталинградской битвы, разыгрывавшейся с июля 1942-го до февраля 1943-го. Человеческие кости торчат из-под снега. И шесть десятилетий спустя убитым красноармейцам и солдатам вермахта отказано в похоронах.
     "Весной, когда сходит снег, здесь еще более ужасное зрелище", - говорит местная женщина-историк. Ближайший поселок, сразу за железной дорогой, носит красивое имя - Новая надежда. Его жители избегают бесславного поля мертвых. "Кое-где убитых похоронили. Но у нас просто слишком много мест, усеянных останками солдат", - говорят волгоградцы. В снегу виднеется проржавевший фильтр немецкого противогаза. Рядом - кости скелета, черепа нет.
     По обе стороны линии фронта на Волге 60 лет назад погибли миллион солдат. Важным символом примирения между русскими и немцами стало общее кладбище в Россошке, в 30 километрах к северо-западу от Волгограда, где нашли свой последний покой когда-то бившиеся друг с другом бойцы. "Эрвин Байер 19.06.1922 - 30.09.1942" - гласит одна из более чем 10 тысяч надписей на почти 500-метровой круговой стене. В нескольких метрах русские могилы. На погосте ни деревца, ни кустика. Над степью веет холодный ветер, как тогда, 60 лет назад.

Юрий Ершов

Штефан Фосс
корреспондент ДПА в России
специально для "Российской газеты"
Волгоград-Москва
Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100