Контрразведка меняется вместе со шпионами

     Вчера исполнилось 80 лет со дня создания органов контрразведки. Наш специальный корреспондент встретился с заместителем директора ФСБ России генерал-полковником Олегом СЫРОМОЛОТОВЫМ.

     - Прежде всего поздравляем вас и всех контрразведчиков ФСБ с юбилеем. Почему эта дата отмечается в мае, ведь традиционный праздник чекистов приходится на 20 декабря?

     - За поздравления спасибо. Пользуясь случаем, позвольте и мне со страниц "Российской газеты" от всей души поздравить действующих сотрудников и ветеранов контрразведки с юбилеем.
     Шестого мая, 80 лет назад, в структуре центрального аппарата отечественных органов безопасности было создано специальное подразделение по борьбе с иностранным шпионажем - Контрразведывательный отдел (КРО) ГПУ и его аппарат на местах.

     - Какое место, по мнению главного контрразведчика, ныне занимает ваша служба в структуре ФСБ России и как она организована?

     - Необходимо уточнить: главным контрразведчиком страны является директор ФСБ России Николай Патрушев, а я руковожу Департаментом контрразведки, который в настоящее время стал центральным звеном структуры контрразведки ФСБ.
     Помимо борьбы со шпионажем деятельность ДКР осуществляется в сфере обеспечения безопасности российских учреждений и граждан за рубежом, режима въезда-выезда и пребывания иностранных граждан в Российской Федерации, борьбы с незаконной миграцией, оперативного прикрытия госграницы, оперативного розыска. Кроме того, Департамент совместно с заинтересованными подразделениями ФСБ осуществляет меры, направленные на обеспечение безопасности представительств иностранных государств на территории РФ.

     - То есть вы выполняете ту же работу, что и в советские времена?

     - Для нас принципиально не важно, как называется центральное звено контрразведки - Второе главное управление КГБ или Департамент ФСБ. Важно то, что контрразведка будет существовать всегда и не зависеть от какой бы то ни было политической конъюнктуры. До тех пор, по крайней мере, пока люди не перестанут играть в "шпионские игры".

     - Тем не менее со времен КГБ СССР произошли ли какие-нибудь изменения?

     - Двадцать лет назад, говоря об основном противнике, мы подразумевали прежде всего США, страны НАТО, Китай.
     Сегодня все мировое разведывательное сообщество претерпело большие изменения. Существенно расширился круг спецслужб, работающих на нашей территории. К тому же само содержание их разведывательной деятельности изменилось.

     - Меняются и методы вашего реагирования?

     - Мы стремимся не создавать шумихи вокруг задержанных иностранных разведчиков. А вообще стараемся сделать так, чтобы их деятельность не выходила за рамки дозволенного. Сегодня в обиход контрразведчиков вошли такие официальные термины, как "противодействие", "сковывание". Ушло в небытие понятие "главный противник". Это не означает, что российская контрразведка должна занимать пассивную оборонительную позицию. Мы действуем наступательно, с учетом постоянно меняющейся политической и оперативной обстановки. В последнее время в связи с объединением усилий многих стран в борьбе с международным терроризмом заметно расширились конфиденциальные контакты между спецслужбами, в т.ч. российскими и иностранными, повысился уровень их доверительности.

     - И все же о доверии среди спецслужб, думаю, можно говорить с определенной долей условности. Какая задача сегодня является для контрразведки наиболее актуальной?

     - Традиционно важнейшим остается противодействие разведывательной деятельности иностранных спецслужб. Ведущие разведки мира значительно укрепили состав своих резидентур, действующих с позиций посольств и других официальных представительств в Москве, других городах России, в ближнем зарубежье. Увеличилось число разведчиков "под глубоким прикрытием".

     - Можно ли расценивать это как новый виток "шпиономании"?

     - Мы не склонны в этой связи впадать в крайности и расценивать этот фактор как усиление "враждебности" того или иного государства. Однако добытые материалы позволяют сегодня с полной уверенностью говорить, что Россия для спецслужб большинства иностранных государств является приоритетным объектом устремлений. Почерк их деятельности приобретает, с одной стороны, более агрессивный, а с другой - более конспиративный и изощренный характер.

     - С развалом СССР им, наверное, стало легче работать?

     - За последние два года в результате долговременных и тщательно подготовленных операций захвачены с поличным при проведении разведывательных акций 14 иностранных граждан, 10 из которых являлись кадровыми сотрудниками спецслужб. Всего выявлено и взято в предметную разработку около 260 кадровых сотрудников иностранных спецслужб, причем шпионская и иная подрывная деятельность более 40 из них пресечена. В общей сложности удалось пресечь противоправную деятельность около ста агентов спецслужб иностранных государств, в том числе 6 российских граждан. Своих ценных осведомителей лишились, в частности, спецслужбы Турции, Пакистана, Ирака, Саудовской Аравии и некоторых других государств.
     Вот лишь несколько примеров. В августе прошлого года был повторно признан виновным в государственной измене бывший руководящий сотрудник МИД России Моисеев, осужденный к четырем с половиной годам лишения свободы в колонии строгого режима. Арестованы и осуждены к длительным срокам лишения свободы (один на 20 лет, другой на 10 лет) кадровые сотрудники иностранных разведок, позднее помилованные Президентом РФ и высланные из нашей страны. Российская контрразведка разоблачила и пресекла противоправную деятельность руководителя фирмы одной из ближневосточных стран, собиравшего и незаконно вывозившего из России отечественную научно-техническую документацию, образцы и материалы, изготовленные с использованием передовых российских технологий двойного назначения.

     - Меняется ли в новых условиях сама шпионская деятельность?

     - У нас прибавилось работы по так называемому инициативному шпионажу, когда люди сами идут на контакт с иностранными разведками. На инициативную передачу иностранным спецслужбам секретной информации в основном идут граждане, неудовлетворенные своим финансовым или социальным положением. Сегодня "инициативники" чаще, чем в прошлые годы, пытаются установить преступные контакты с представителями спецслужб таких стран, как США, Турция, Иран, Ирак, КНДР, КНР, Израиль. Примечательно, что среди них стали чаще встречаться сотрудники органов государственной власти и управления, а также силовых ведомств. ФСБ за два последних года выявила 11 таких "инициативников".

     - А что нового появилось в этой области в самые последние годы?

     - Сегодня иностранные спецслужбы стараются максимально использовать в своих целях новейшие достижения науки и техники. Как известно, дополнительным каналом получения сведений стали широко внедряемые в России телекоммуникационные системы и глобальные информационные сети, в первую очередь Интернет.
     Более того, аналитики ФСБ России считают, что в ближайшем будущем возрастут угрозы развертывания так называемой информационной войны, применения информационного оружия спецслужбами и организациями зарубежных государств в отношении информационных, информационно-телекоммуникационных и электронных управляющих систем, а также баз и банков данных стратегического значения на территории России.

     - Можно ожидать, что проблема обеспечения информационной безопасности страны в перспективе станет одним из ваших главных приоритетов?

     - Да. В 2001 году отмечен рост числа правонарушений в сфере компьютерной информации, повреждений линий и сооружений связи. Особенно остро обозначилась проблема распространения вредоносных компьютерных программ, представляющих угрозу государственным и региональным информационным ресурсам. Органами федеральной службы безопасности за прошедший год возбуждено более 40 уголовных дел по признакам преступлений в сфере компьютерной информации. В 2001 году были вскрыты и пресечены нарушения при обработке секретной информации средствами вычислительной техники и проникновении к открытым телекоммуникационным системам в органах государственной власти субъектов Российской Федерации.

     - Принимает ли участие контрразведка ФСБ в контртеррористической операции в Чечне?

     - Конечно. Нами выявлены факты, свидетельствующие о наличии связи и поддержки сепаратистских и экстремистских организаций в РФ, в том числе в Чечне, со стороны спецслужб Турции, Саудовской Аравии, Иордании, Ирана, Пакистана. Известно также, что отряды боевиков в значительной степени комплектуются из иностранных наемников. Определенная часть этого контингента имеет перед собой задачи, поставленные спецслужбами государств, заинтересованных в дестабилизации обстановки в России. Контрразведывательными и антитеррористическими подразделениями была скомпрометирована деятельность спецслужб Великобритании на Северном Кавказе, осуществлявшаяся с позиций международной организации "Хэло-Траст". Она, прикрываясь гуманитарной деятельностью, организовывала минно-взрывную подготовку чеченских сепаратистов. Объединенными усилиями пресечена деятельность саудовской организации "Аль-Харамейн", которая под видом оказания благотворительной помощи финансировала боевиков, организовывала поставку оружия, вербовку иностранных наемников в Чечню.

     - Как вы представляете себе контрразведку будущего?

     - Это сложный вопрос, и он требует отдельной беседы. Сила любой спецслужбы, несомненно, заключается прежде всего в ее кадрах. Как и прежде, в особой цене сегодня преданность Отечеству, верность долгу, профессионализм, человеческая порядочность и дисциплинированность.

Тимофей Борисов Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100