Три кита на одного Зайцева,

или Что стоит за парламентским запросом Генпрокурору

Генеральному прокурору Российской Федерации В.В. Устинову
Парламентский запрос

     Уважаемый Владимир Васильевич!
     7 сентября 2000 года Следственное управление Главного управления внутренних дел Московской области по фактам нарушений таможенных правил, выявленных Государственным таможенным комитетом Российской Федерации, возбудило уголовное дело о контрабандном ввозе импортной мебели в Российскую Федерацию через подставную фирму "Лига Марс"... Следственный комитет при Министерстве внутренних дел Российской Федерации принял данное уголовное дело к своему производству. МВД России и ГТК России была создана межведомственная следственно-оперативная группа...
     Позже уголовное дело было истребовано Генеральной прокуратурой Российской Федерации и передано для дальнейшего расследования следователю по особо важным делам Генеральной прокуратуры Российской Федерации, который вынес постановление о прекращении производства по данному уголовному делу за отсутствием состава преступления. При этом Генеральная прокуратура Российской Федерации возбудила уголовное дело в отношении следователя Следственного комитета при МВД России П.В. Зайцева..., а также привлекла к уголовной ответственности непосредственно принимавших участие в расследовании уголовного дела сотрудников ГТК России М.Р. Файзулина и А.Л. Волкова.
     Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации поручила Комитету Государственной Думы по безопасности изучить причины прекращения уголовного дела...
     Для объективной оценки сложившейся ситуации по предложению Генерального прокурора Российской Федерации была создана межведомственная экспертная группа из представителей Генеральной прокуратуры Российской Федерации, ГТК России и Следственного комитета при МВД России.
     14 февраля 2002 года на заседании Комитета Государственной Думы по безопасности была заслушана информация о работе межведомственной экспертной группы. Присутствовавшие на заседании председатель ГТК России, исполняющий обязанности начальника Следственного комитета при МВД России и члены межведомственной экспертной группы от этих ведомств выразили свое несогласие с решением о прекращении уголовного дела... Так, в материалах уголовного дела, расследуемого ныне по специальному поручению начальником отдела прокуратуры Ленинградской области В.В. Лоскутовым, фигурируют новые факты контрабандного ввоза импортной мебели в Российскую Федерацию через подставную фирму "Лига Марс".
     Ситуация, сложившаяся при расследовании уголовного дела о контрабандном ввозе импортной мебели в Российскую Федерацию, получила широкий общественный резонанс как внутри страны, так и за рубежом, что, по мнению Государственной Думы, подрывает авторитет России.
     Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации просит Вас возобновить производство по уголовному делу о контрабандном ввозе импортной мебели в Российскую Федерацию и объединить его с уголовным делом, расследуемым ныне начальником отдела прокуратуры Ленинградской области В.В. Лоскутовым...

Публикуется
с сокращениями.

     От редакции:
     Парламентский запрос, публикуемый в сегодняшнем номере газеты, лишь подтверждает то, о чем давно все говорят: громкий скандал вокруг мебельных центров - дело отнюдь не рядовое. В юридическом противоборстве сошлись и впрямь три кита нашей правоохранительной системы. И очень похоже, что, когда затронуты интересы столь могучих сил, судьба простого человека уже мало кого интересует. Лес рубят - щепки летят? Мы десять лет убеждаем себя в том, что строим правовое государство и будем жить вопреки этой печальной пословице. Так что же на деле?
     Мы выделили из всей шумно-скандальной истории лишь один эпизод - дело о судьбе капитана Зайцева.

     В юридическом противоборстве сошлись и впрямь три кита нашей правоохранительной системы. И очень похоже, что, когда затронуты интересы столь могучих сил, судьба простого человека уже мало кого интересует

     Сначала мне хотелось написать статью про двух следователей по особо важным делам из МВД и из Генпрокуратуры. О том, как один "важняк" расследовал уголовное дело против другого "важняка". Оба профи, оба вроде самые-самые... В общем, эдакий психологический триллер о том, как один следователь должен посадить другого.
     Ничего из этой затеи у меня не получилось. Один из моих героев, следователь Генеральной прокуратуры Рафаил Кметь, пресек идею на корню, заявив, что "контакты (с журналистом) - исключены". Сказал, как отрезал, а вопросов к нему была масса. Нет, у журналиста не было желания выпытывать страшную следственную тайну. По простой причине - следствие уже закончено и все, что хотел сделать господин Кметь, он сделал.
     Хотя говорить об этом уголовном деле следователь Кметь, похоже, действительно не будет ни сейчас, ни потом, потому как о таких делах не хвастаются перед коллегами, не рассказывают через годы внукам... О таких делах вообще предпочитают забыть как можно быстрее. Гордиться-то нечем... Но рассказать об этом удивительном уголовном деле все равно надо, хотя получается уже рассказ не о двух следователях, а о двух стрелочниках в сюжете о крушении большого поезда.
     Ни об одном уголовном скандале за последние годы не было опубликовано столько, сколько о ставших мгновенно знаменитыми мебельщиках и таможенниках. Мощнейший пиарный залп с одной стороны порождает не меньший с другой. При этом каждая сторона стучит себя в грудь и говорит о своей полной святости и коррупции противников. И эта война компроматов не утихает уже не месяцы, а годы.
     Какие же силы стоят за обеими сторонами? И почему ни одна из сторон, о чем бы ни писала, не говорит правду, не называет поименно, кто за кем стоит. Хотя об этом знают все, включая самых мелких исполнителей.
     Итак, первая сторона - таможня во главе со своим руководителем генералом Ваниным. Другая сторона - нет, не пресловутый "Гранд" с "Китами", а тот, кто за ними стоит - охранная фирма во главе с отставным генералом ФСБ Заостровцевым, чей сын ныне руководит департаментом экономической безопасности ФСБ. Оба генерала достойные по силе и возможностям, практически равновеликие фигуры. Третьей стороной скандала стала Генеральная прокуратура, которая сначала в лице зама Генерального прокурора Колмогорова давала санкции на ведение "мебельного" уголовного дела, потом продлевала следствие, после чего вдруг совершила разворот на 180 градусов и не просто дала задний ход, а быстро-быстро попыталась все замять. Колмогорова без объяснений сменил первый заместитель Генерального прокурора Бирюков, и механизм в сумасшедшем темпе стал затушевывать уже сделанное.
     Решать, кто прав, а кто виноват, - не нам. Следствие почти по всем уголовным делам, возбужденным "по мебели", прокуроры прекратили, а по тем,что пока идут, до суда еще ничего не дошло. Мы будем говорить о другом.
     Уголовных дел на мебельщиков было несколько. Их вели МВД и таможня. Но одно из основных уголовных дел - по контрабанде. Это самое серьезное дело поручили следователю по особо важным делам капитану Павлу Зайцеву. Он работает в Следственном комитете МВД. Взлет его служебной карьеры был стремителен. В милицию пришел в 1992 году. Два года проработал в Кимрском ГОВД Тверской области, потом старшим следователем по особо важным делам Управления по расследованию организованной преступности при УВД Тверской области. А в 1999 году пошел на повышение - в Москву. Должность теперь у него звучала, аж мороз по коже, - следователь по особо важным делам отдела по расследованию тяжких и особо тяжких преступлений о коррупции и в сфере экономики следственной части по расследованию организованной преступной деятельности Следственного комитета при МВД.
     У капитана Зайцева кроме молодости и хороших знаний в столице не было ни крутых связей, ни волосатых рук, ни даже своей крыши над головой. Он до сих пор живет в общаге и передвигается на метро. Контрабандой капитан уже занимался. Он, Зайцев, в 2000 году руководил следственной группой, которая "разбирала полеты" одной солидной компании контрабандистов. В итоге нашлись деньги и имущество на миллион долларов, которые и вернулись государству. Благодарное государство в лице Генеральной прокуратуры и "отблагодарило" капитана Зайцева как раз на весь миллион.
     Очередное уголовное дело тоже было по контрабанде. Следственной группой опять руководил капитан Зайцев. В группе было около десяти следователей. Но вот здесь вышел облом. Работала группа четко и слаженно с 9 октября по 22 ноября 2000 года. За столь короткий срок нарыла столько, что мало не покажется. Что и сколько обнаружила следственная группа, уже писалось не раз - накопала много липовых документов о незаконном ввозе в Россию мебели. Говоря по-русски - контрабанду. В деньгах только эта находка потянула на миллионы долларов. Визг "тормозов" Генеральной прокуратуры оглушил многих в МВД.
     22 ноября в спешном порядке в Следственном комитете появляется сотрудник Генеральной прокуратуры и сгребает все, что оказалось на столе у капитана Зайцева. Делается это вообще без каких-либо бумаг, положенных в таких случаях, - запроса, описи, актов приема-передачи.... Бумагу об "истребовании на изучение в порядке надзора" пришлют позже задним числом и по факсу. А еще позже пришлют настоящую бумагу, но чего и сколько унесли, потом в эту бумагу впишут сами прокуроры от руки. Что же на самом деле вывезли и сколько, ни Зайцев, ни его начальство сказать не могут. Часть вывезенных документов потом просто испарится в стенах Генеральной прокуратуры.
     Унесли из Следственного комитета, как выяснилось очень скоро, немного - всего 5 или 6 томов. Сформированных томов оказалось четыре, остальные сложили из разрозненного. Когда же наконец появилась бумага с официальной просьбой передать Генпрокуратуре дело, то документов оказалось, кроме уже забранного, почти 200 томов и плюс куча вещественных доказательств. МВД пришлось подчиниться. Загрузили томами и прочим грузовик и повезли все в Генеральную прокуратуру. Только зря бензин жгли. Попросить-то Генеральная все привезти попросила, но забирать запрошенное отказалась. Оказалось, что двести томов доказательств по делу никому не нужны, потому как уголовное дело, которое прокуроры "изучили", они уже решили прекратить. И двести томов им как бы без надобности. Хватило первых пяти томов. Генеральная прокуратура до сих пор те двести томов не взяла. Что же тогда изучали? А у МВД остались рапорты тех, кто тома возил.
     Закрыли уголовное дело по контрабанде весьма интересно. Коротко суть вот в чем. Загружали в морские суда за границей один вес мебели, а в Россию поступал другой. По дороге происходила очень большая "усушка с утруской". Контейнеров было много, а перевозки шли с завидной регулярностью. Но иностранные суда в своих документах вес груза писали настоящий, так как от этого зависело, доплывет судно или утонет. И груз по трюмам и палубам должен быть распределен совершенно точно до килограмма.
     Прекращая уголовное дело, прокуратура посчитала, что "...данные об истинном весе товара в контейнерах на бумажных носителях, представленные перевозчиком распечатки, следствием не могут быть признаны доказательством по делу". А раз нет доказательств - нет и дела. Что помешало запросить у перевозчиков официальную бумагу и почему "данные на бумажных носителях" доказательством быть не могут - очередная неразгаданная тайна. Так прекратило свое существование уголовное дело по фирме "Лига-Марс", которой занимался Зайцев. Фирме, никогда не существовавшей в действительности и в свое время появившейся по потерянному паспорту.
     Следующим торопливым шагом был срочный поиск "самого виноватого". "Стрелочником" назначили капитана Зайцева. Есть две совершенно одинаковые бумаги. Обе на бланках Генеральной прокуратуры. Обе за одним номером, датированы одним днем, обе одинаково подписаны, но - разные. Первая говорит, что возбуждается дело по фактам нарушений в ходе следствия. А вторая бумага о конкретном виноватом - Зайцеве. Видимо, сначала решили расследовать "нарушения" при ведении дела. Но этого показалось мало, и моментально рождается вторая бумага с конкретной фамилией. Первую даже убрать не успели.
     Против капитана Зайцева очень оперативно возбудили уголовное дело и взяли подписку о невыезде. Но он до сих пор работает, расследует дела и сначала ходил параллельно на допросы в прокуратуру, теперь, когда следствие кончилось, ждет суда. И работает. Из МВД его увольнять не стали. И имели к тому основания.
     "Как свидетельствуют результаты оперативно-технических мероприятий, для нейтрализации работы следователей и оперативных сотрудников члены преступного формирования использовали сотрудников центрального аппарата Генеральной прокуратуры для прекращения расследования дела, опорочения полученных доказательств с последующим увольнением сотрудников из органов внутренних дел и возбуждения против них уголовного преследования..."
     Это отрывок из письма министра внутренних дел Грызлова Генеральному прокурору Устинову. Написано еще летом 2001 года. Министр как в воду смотрел.
     Прокуроры обвинили Зайцева в том, что он незаконно провел несколько обысков и незаконно арестовал нескольких граждан. Те, естественно, пожаловались. Генеральная прокуратура немедленно взялась за дело. Граждане, о которых за последние годы мне приходилось писать, реакции от Генеральной прокуратуры ждали долгие месяцы и годы. Кто-то дожидался, а кто-то ждет до сих пор. В данном конкретном случае реакция была удивительно оперативной. Время от жалоб до конкретных действий Генеральной прокуратуры на них можно исчислять не днями, а часами. Только и остается подивиться - везет же некоторым...
     По требованию прокуратуры МВД вынуждено было по пунктам разбираться с "нарушениями" следователя Зайцева, теми, которые легли в основу уголовного дела против него. Дотошно, нудно, по пунктам. "Заключение служебного расследования по фактам, изложенным в представлении по уголовному делу N 9285" - об этом пять страниц убористого текста. Суть этого документа выглядела так: вы(прокурор) пишете, что событие произошло 14-го, но это было 15-го, вы пишете, что постановление было вынесено от имени Зайцева, а оно было вынесено от имени другого человека, вы пишете, что прокуратуру не уведомили, а на самом деле в Генеральную прокуратуру было направлено уведомление N17-сч/7101 и так далее по каждому пункту.
     Вывод "... в ходе проведения служебной проверки указанные в представлении (прокуратуры) факты нарушения законности не нашли своего подтверждения... В связи с отсутствием нарушений к следователям мер дисциплинарного воздействия не применять". Лишь после этого "разбора полетов" своих подчиненных министр Грызлов обратился к Генеральному прокурору Устинову. Обратился очень вежливо и аккуратно: "...В связи с приведенными доводами возбуждение уголовного дела в отношении следователя и предъявление ему обвинения в совершении преступлений из карьеристских побуждений позволяет усомниться в правильности принятого решения и просить вас поручить проверить его законность..."
     Ответ, который спустя 20 дней пришел министру внутренних дел из Генеральной прокуратуры, почему-то было читать стыдно. Таких ответов, слово в слово, в редакции не просто много, а очень много - их присылают нам читатели, обращаясь за помощью. Это такая стандартная отписка, которую решили не сглаживать даже ради должности просителя. Пара абзацев, которые пишут в Генеральной прокуратуре абсолютно всем, всегда и на любые обращения граждан: "...Ваше обращение рассмотрено... Принятое решение является законным и обоснованным... Обстоятельства дела исследованы всесторонне, полно и объективно... Нарушений уголовно-процессуального законодательства не допущено. Оснований для отмены принятых решений нет". А ведь министр Грызлов писал официальное письмо на нескольких страницах, приводил доводы, ни на один из которых просто не ответили. Причем обращался Грызлов к Устинову, а ответил ему первый заместитель Бирюков как обычному жалобщику на четвертинке странички...
     Просто возбуждением уголовного дела против капитана Зайцева дело не закончилось. Сотрудники Генеральной прокуратуры, судя по всему, находятся либо в полном цейтноте, либо они чего-то действительно опасаются. Например, что Зайцев может не молчать, ведь даже за короткий срок следствия узнать он мог достаточно.
     Из рапорта капитана Зайцева заместителю начальника Следственного комитета при МВД России генерал-майору юстиции М.Зотову: "...Представитель Генеральной прокуратуры Липченко Александр Анатольевич мне сообщил (встреча произошла в ГТК, куда руководство направило Зайцева, и в присутствии нескольких посторонних),что ему обо мне многое известно - привел детали моей биографии, детали расследования Генеральной прокуратурой уголовного дела в отношении меня, проявив очень большую осведомленность в этом. Липченко сказал, что я очень много знаю и что если на суде я буду говорить про действия представителей Генеральной прокуратуры, то "они" в суде решат, чтобы меня обязательно арестовали, и неизвестно, как я буду жить в тюрьме, и чтобы я подумал о своей жене и сыне.
     Данные слова представителя руководства Генеральной прокуратуры РФ Липченко А.А. я воспринял как прямую угрозу в мой адрес с требованием того, чтобы в суде я молчал и не предъявлял какие-либо доказательства в мою защиту... Прошу поручить управлению собственной безопасности обеспечить мою безопасность и фиксировать все случаи давления на меня..." Такое поручение было дано.
     Любопытно, что Зайцева вызванные на допрос граждане по "мебельному" уголовному делу вполне конкретно предупреждали о том, что с ним будет. Так хозяева складов, где хранилась мебель, даже назвали следователю время, когда Генпрокуратура заберет это уголовное дело к себе, кого из следователей и оперативников уберут и кого посадят. Они ни разу не ошиблись в прогнозах действий прокуратуры. Наверное, они медиумы...
     Теперь капитан Зайцев ждет суда. Арестованные им граждане не только на свободе, но и получили сатисфакции. Вещественные доказательства, особо ценные для следствия, либо им возвращены, либо куда-то делись. Если бы эти доказательства Генеральная прокуратура сохранила, то они бы не только доказывали контрабанду, но и говорили о невиновности следователя. А так - концы в воду. Умные головы все-таки трудятся в Генеральной прокуратуре России...
     Конфликт китов от мебели и таможни не утих. Битвы гигантов продолжаются, несмотря на то, что МВД в них уже не участвует. О следователе капитане Зайцеве никто не вспоминает. Он - "стрелочник".

Наталья Козлова Rambler's Top100 ServiceRambler - Top100