В мире
Конфликт

Диссиденты не хотят молчать

Финский университет уволил известного правозащитника - доцента юридического факультета Йохана Бэкмана

Финского правозащитника уволили из университета за помощь русским матерям
Текст: Надежда Ермолаева (Хельсинки - Москва)
Уволенный из Университета Хельсинки Йохан Бэкман. Фото: PhotoXPress.ru
Уволенный из Университета Хельсинки Йохан Бэкман. Фото: PhotoXPress.ru
Вчера в Суоми появился еще один видный диссидент. Университет Хельсинки принял решение уволить известного правозащитника, доцента юридического факультета Йохана Бэкмана. Поводом для начала гонений стало заявление Бэкмана, где он поддержал предложение российского МИДа о создании с Финляндией совместной комиссии по правам детей.

"Это прямой сигнал всем вузам и университетам Финляндии о том, что защищать права детей, а также русских матерей, крайне опасно для карьеры. Понятно, что теперь ни один финский ученый не будет помогать русским семьям", - сказал "РГ" Бэкман.

Быть диссидентом в Финляндии плохо. В этом убедился и бывший финский пастор Юха Молари, в очередной раз побывав в службе по трудоустройству города Хельсинки. На этот раз он пытался устроиться на сезонную работу в качестве продавца овощей. Но его кандидатуру вновь отклонили.  На протяжении почти двух лет Молари предпринимает усилия, чтобы трудоустроиться в качестве уборщика, служащего автозаправки, работника на складе. Получить более интеллектуальную работу он уже не надеется, несмотря на то, что имеет три высших образования. С ним никто не хочет иметь дело. Потому что в глазах общества он диссидент - человек, которого финские власти считают своим врагом. С 1999 года Молари, будучи пастором в лютеранской церкви, публично выступал с критикой правительства Суоми за открытие в Хельсинки "Кавказ-центра", поддерживающего чеченских боевиков. Руководство церкви тут же начало давить на пастора и в итоге лишило его сана.

10 тысяч детей был изъяты из семей в Финляндии.  Их родители - потенциальный электрорат диссидентского движения

С тех пор Молари - безработный со статусом диссидента, что фактически полностью вычеркивает его из социальной жизни. Пособия в размере 500 евро хватает только на нищенскую жизнь.

"Мне до сих пор досадно, что финская Лютеранская церковь продолжает заигрывать с "Кавказ-центром". Эта организация под защитой властей продолжает спокойно работать в самом центре Хельсинки", - с сожалением говорит Молари. Недавно он продал свою машину, отказался от подписных газет, и все равно его долги продолжают расти.  Таких диссидентов, ставших врагами официальных властей, в Суоми более десятка.  Среди них - журналисты, режиссеры, служащие и священнослужители, которые потеряли работу из-за своих  взглядов.

Анализ каждого случая показал, что у финского государства есть несколько чувствительных  тем, выступление по которым вызывает жесткую реакцию властей. Первая - критика ювенальной юстиции в вопросе изъятия русских детей из семей. Вторая - обличение незаконных действий финского дипломата, похитившего русского мальчика и доставившего его в багажнике своей машины в Финляндию. Третья - защита прав русскоязычного населения в Прибалтийских республиках. Четвертая - любая критика оказываемого Финляндией гостеприимства "Кавказ-центру" и другим чеченским сепаратистам. И последнее, несогласие с либерализацией устоев финской лютеранской церкви, в частности, с рукоположением женщин в сан пастора.

Финские власти, пытаясь маргинализировать диссидентов, добились обратного эффекта

Финские СМИ, публикуя материалы на эти темы, не дают альтернативных точек зрения. "Недавно обо мне "Хельсингин саномат" написала чуть ли не целую полосу. Вылили на меня ведро помоев. Но при этом мне даже высказаться не дали", - говорит Бэкман.

Финская телерадиокомпания "Юле" выпустила материал, в котором утверждалось, что русским женщинам платят за то, чтобы они критиковали Финляндию. Но самим женщинам опять же слова не предоставили.

Противники диссидентов объясняют травлю инакомыслящих тем, что они выступают против государства и чиновников, которым, согласно опросам, доверяет 94 процента населения Финляндии. Диссиденты же убеждены, что подобное слепое доверие властям необоснованно. "О коррупции в Финляндии не пишут ничего. Так же, как о нелегальной иностранной рабочей силе, которая строит дома в Финляндии", - говорит Молари.

Однако финские власти, пытаясь маргинализировать диссидентов, добились обратного эффекта. Инакомыслящие стали объединяться. И уже сейчас перед Суоми забрезжила перспектива создания в стране диссидентского движения. Причем планы у него глобальные.  В частности, обсуждается создание наднациональной партии пострадавших от ювенальной юстиции. Напомним, что в Суоми более 10 тысяч детей были изъяты из семей. Многие из их родителей - потенциальный электорат этой партии.

"Уже начало работу русско-финское освободительное "Октябрьское движение" против произвола ювенальной юстиции. Оно будет организовывать мероприятия протеста, пикеты, создавать палаточные городки. Но пока первый шаг деятельности движения - это письма солидарности русским женщинам - жертвам ювенальной юстиции Финляндии", - говорит Бэкман.

Между тем

У будущей партии есть еще одна важная электоральная опора - консерваторы, которые не приветствуют излишнюю либерализацию устоев Церкви. Так, что не исключено, что на следующих парламентских выборах Суоми ожидает очередное, вслед за взлетом никому ранее не известных "Истинных финнов", электоральное чудо. А именно - стоящая на диссидентских позициях партия противников либеральных реформ в сферах семьи и Церкви.

Комментарии (0)
Добавить комментарий
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости
партнеров
Наверх