мнение

Сергей Караганов: России нужна еще одна столица - сибирская

Если бы Петр I жил бы сейчас, то, вне всяких сомнений, он построил бы столицу не на Балтике, а на Тихом океане

Сергей Караганов: Место Петра в современной русской истории пустует
Текст: Сергей Караганов (Декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ )
Сергей Караганов: Место Петра в современной русской истории пустует. Фото: Виктор Васенин
Сергей Караганов: Место Петра в современной русской истории пустует. Фото: Виктор Васенин

Сезон выборов, длившийся необычно долго и интенсивно, слава богу, закончился. Больше года предвыборные потребности заглушали серьезную дискуссию о будущем страны. Можно обратиться к теме вновь. Что я и делаю. По вопросу, которым я глубоко интересуюсь последние лет пятнадцать. И плотно изучаю года четыре. Проблема эта во многом неожиданно всплыла во время выборов. Но может быть, в очередной раз похороненной непродуманной политикой из-за предубеждения или унаследованного из прошлого русского разгильдяйства или воровства.

Давно назрела и перезрела необходимость подключения России к набирающему темпы азиатскому локомотиву экономического роста. И параллельно нового освоения Сибири. Особенно отстающих забайкальских регионов. К этому локомотиву успешно подключились США, найдя там новые источники роста, передовые страны Европы. И только граничащая с этим регионом Россия топталась на месте. С мазохистским упоением заламывая руки по поводу депопуляции Сибири и пугая себя полностью отсутствующей китайской людской экспансией или грядущим доминированием Китая.

Причин такого нашего поведения немало. Главная - объективна. Сибирь и Дальний Восток в ХХ веке осваивались социалистическими полулагерными методами. И крушение коммунизма не могло не вызвать в регионе особенно болезненной структурной перестройки. Но дальше начинаются причины менее извинительного характера. Главная - долголетняя неспособность российской элиты, хоть правой, хоть левой ориентации, отойти от стремительно устаревающего в новом мире европоцентризма, тяжелая недооценка скорости и глубины экономического и цивилизационного подъема Азии. И параллельно неспособность отойти от представления об Азии, как о неокоммунистической альтернативе демократическому, европейскому пути развития. (Замечу в скобках, что сами дискуссии о такой альтернативе свидетельствуют об убогости мышления. Ее для России просто не было и нет.)

В последние два-три года о необходимости поворота к новой Азии заговорили В.В. Путин и Д.А. Медведев. Активизировалось торговое сотрудничество, хотя инвестиционного как не было, так почти и нет.

И, наконец, в последние полгода выскочила идея создания государственной корпорации по развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока. С фактическими возможностями и привилегиями. Тут же в газетах стали появляться одно за другим имена потенциальных руководителей корпораций.

Весьма уважаемые экономисты заговорили о том, что такую корпорацию создавать нельзя. Не менее серьезные руководители намекнули, что может быть, и не корпорация нужна. Появились альтернативные идеи о специальном министерстве или вице-премьере. Что усугубило ощущение непроработанности, если не несерьезности идеи.

Не буду включаться в спор о том, какими инструментами нужно управлять политикой по новому подъему Сибири. Ограничусь предложением принципов, на которые должна опираться эта политика.

- Она должна исходить не из желаемого восстановления прошлого, сколь прекрасным оно бы ни казалось. А из реальных возможностей, предоставляемых настоящим и будущим.

- Поэтому незачем заламывать руки об ухудшении качества торгового баланса с Азией и талдычить о новой индустриализации. Гранича с регионом, предоставляющим сотни миллионов неизмеримо более дешевых рабочих рук для любой промышленности и вытягивающего завод за заводом, отрасль за отраслью из гораздо более развитых и производительных, чем Россия, стран. Нужно увидеть, что новая индустриализация Азии вкупе с обострением в ней водного и продовольственного дефицита предоставляет беспрецедентные для России конкурентные преимущества и возможности для производства и экспорта  сырья максимальной степени переработки сельскохозяйственной продукции.

- Создание условий для максимально возможного экономического открытия Зауралья для внешнего мира. Отход от отношения к Сибири как к "стратегическому тылу" в противостоянии с Западом или к "фронту" в противостоянии с Китаем. Эти фантомы прошлого до сих пор уродуют и мышление, и политику.

- А значит - максимальное привлечение для развития региона инвестиций из-за рубежа не только Китая, но и США, Японии, Южной Кореи, стран АСЕАН, той же Европы. Создание для этих инвестиций максимально благоприятных условий. Главный критерий работы местных начальников - объем привлеченных инвестиций.

- Создание преференциальных условий для жизни и работы в регионе местных талантливых людей, молодежи. Чтобы они не уезжали из него на Восток или в Москву. И для молодежи из Центральной России, которая еще долго будет выталкивать новое поколение на Запад. Создание современного аналога столыпинскому переселению излишних крестьян, которые вольным трудом подняли Сибирь. А потом, набрав опыта и капитала, эти люди смогут прийти и на командные высоты в стране. Как сделали это Хлопонин и Прохоров.

Чтобы сделать  Россию частью поднимающейся Азии и поднять Забайкалье, нужно, чтобы люди там жили вольнее и богаче, чем в Центральной России.

Государство должно создавать условия для такой жизни, разрабатывать индикативные планы, вкладывать деньги в инфраструктуру: дороги, порты, нефте- и газопроводы. Но хозяйствовать должно как можно меньше. Мы уже точно знаем эффективность этого хозяйствования.

Могу придумать и предложить десятки конкретных мер, как всего этого добиться. Такие меры предложат и другие люди. Ничего сверхсложного. Если хотеть успеха для людей и страны и реалистично оценивать внешний мир и самих себя в нем.

Но об одной конкретной мере скажу. Инерция отношения к Сибири как к "тылу", "фронту", как к сырьевой полуколонии сильна. И перебороть ее будет очень трудно.

Для того чтобы сделать это, нужно объявить - после обсуждений и расчетов - серьезной части отличных функций в один из городов Дальнего Востока, построить там новую столицу.

А не до изумлений расстраивать Москву, которая и так высасывает живительные человеческие соки из всей страны.

Перенос столицы из Рио-де-Жанейро в специально построенную столицу в глубине страны мощно толкнула развитие Бразилии. Из Бонна - в Берлин - резко убыстрил реальное объединение Германии. И подъем ее Восточной части. Если бы президент Нурсултан Назарбаев не построил новую столицу в Целинограде (Астане), Казахстан либо распался бы, либо развалился крайне уродливо.

Создание города с частью столичных функций на Дальнем Востоке потянет туда талантливую и амбициозную молодежь, бизнес, сделает Россию частью поднимающегося мира.

Если бы Петр I жил бы сейчас, то, вне всяких сомнений, он построил бы столицу не на Балтике, а на Тихом океане. Место Петра в современной русской истории пустует.

Чтобы быть современно глобальной, культурно и социально европейской и по-азиатски успешной, России нужны три столицы. Политическая и военно-дипломатическая - в Москве. Культурная и правовая - в Санкт-Петербурге и экономическая - в условном Новом Владивостоке. Объявление о намерении сделать это на предстоящем саммите АТЭС во Владивостоке резко повысило бы международную капитализацию страны, которая начала уменьшаться из-за отсутствия перспективы развития.

России нужен проект погуще Олимпиады или даже полета на Марс - проект нового современного освоения азиатской части страны и создания там третьей столицы.

Опрос "РГ"
как вам это?

Владимир Волков, первый заместитель председателя правительства Пензенской области, министр инвестиционного развития и предпринимательства:

- Я отношусь положительно к идее создания на Дальнем Востоке города с частью столичных функций.

Считаю, что туда можно было бы перенести, например, министерство, которое занимается развитием регионов. Тогда на Дальний Восток сразу начнут летать самолеты, снизятся цены на билеты, появится связь. Стимулировать развитие бизнеса на Дальнем Востоке гораздо рискованнее и сложнее, чем перенести туда один из центров государственного управления. А бизнес начнет развиваться сам.

Леонид Полежаев, губернатор Омской области:

- Россия как великая держава представляет собой органическое соединение трех цивилизаций. Лицом западной - служит Санкт-Петербург. Крупнейшим центром православия и христианства является Москва.

А у евразийского крыла страны пока нет официального форпоста. Эту функцию, на мой взгляд, мог бы взять на себя Омск, которому уже однажды довелось, хотя и в трагических обстоятельствах Гражданской войны, быть столицей.

Разумеется, речь не идет о сооружении современной версии Нью-Москвы. Мы отдаем себе отчет в том, что все идеи требуют тщательной проработки, прежде чем стать предметом серьезной межгосударственной программы.

Николай Барсуков, начальник отдела образования Трубчевского района Брянской области, кандидат педагогических наук:

- Идея мне кажется очень здравой, в ней есть и большой экономический смысл. Недопустимо, чтобы все финансы стекались в столицу.

Если Росрыболовство обоснуется во Владивостоке, нам, брянцам, не нужно будет туда ездить - просто везите нам рыбу. Если минсельхоз отправится в Краснодар, он только будет ближе к земле. Если министерство культуры вернется в Питер, от этого выиграет весь народ.

С нынешними средствами связи и "электронным правительством" не суть важно, в каком городе будет работать то или иное ведомство.

Надежда Вавилина, ректор Нового сибирского университета, доктор социологических наук:

- От перемены мест слагаемых сумма не меняется. Совершенно не важно, где располагаются важнейшие институты государства.

Важен вопрос качества власти - вот о чем следует задуматься. В последнее время государство не всегда способно представлять и воплощать в жизнь интересы разных сторон, не всегда может найти между ними разумный компромисс. На мой взгляд, ему сейчас не хватает политической воли для достижения желаемых результатов в экономике и других сферах. То, что вся власть, все важные для страны процессы сосредоточены в Москве, а жизнь в отдаленных регионах якобы замирает, это всего лишь "любимый" стереотип, которым Россия пользуется уже много лет. И, как всякий стереотип, он неэффективен, не дает импульса для развития. Мы "прячемся" за стереотип вместо того, чтобы анализировать ситуацию.

Олег Кожемяко, губернатор Амурской области:

- Безусловно, регионам Дальневосточного федерального округа не хватает ряда полномочий, которые помогли бы решить важные вопросы их социально-экономического развития.

Эти полномочия необходимо передавать из федерального центра на места. Но требуется ли для этого идти на такие серьезные изменения, как создание второго столичного города? Вопрос обсуждаем, но ответа на него пока нет.

Татьяна Александрова, Нина Рузанова, Наталья Саванкова, Светлана Сибина, Александр Федосов

новости партнеров
новости партнеров
новости
партнеров
новости
партнеров
Наверх