Прямая речь

Соло для родины с оркестром

Альбина Шагимуратова со званием лауреата Конкурса им. Чайковского покоряет мир, но хотела бы петь больше в России

Альбина Шагимуратова: Я российская певица и хочу петь в России

В день открытия XIV Международного конкурса Чайковского настоящей сенсацией для всей публики стал не только впечатливший своей идеальной реконструкцией Большой зал консерватории, но и выступление на его обновленной сцене молодой певицы из Татарстана, победительницы прошлого XIII Конкурса Чайковского сопрано Альбины Шагимуратовой, исполнившей программу сложнейших арий классического оперного репертуара. Пение Шагимуратовой, уже несколько лет покоряющей крупнейшие сцены мира, вызвало настоящий фурор, доказав, что на Конкурсе Чайковского в любые времена открываются настоящие таланты. Мы дозвонились в Лондон Альбине Шагимуратовой, где она находится в эти дни:

Российская газета: Альбина, поздравляем с блестящим успехом. Вы стали победительницей прошлого XIII Конкурса Чайковского. Что для вас значила эта победа, как она повлияла на вашу карьеру?

Альбина Шагимуратова: Спасибо большое. A победа на конкурсе четыре года назад oчень повлияла: буквально через две недели после Конкурса Чайковского я получила контракт в Зальцбурге. Меня пригласили петь Царицу ночи в "Волшебной флейте" Моцарта под руководством Риккардо Мути. Это был мой первый контракт и первый европейский дебют - и сразу на Зальцбургском фестивале!

РГ: Что вы ощущали тогда: начинающая певица попали в сердце моцартовского мира и сразу - к маэстро Мути? Рене Папе пел Зарастро.

Шагимуратова: Было страшно. Кроме меня на эту партию прослушивались еще пять солисток, певиц собрали со всего мира. И я очень удивилась, что через полчаса после моего прослушивания был дан ответ в мою пользу.

РГ: Как вы готовились к своему европейскому дебюту? Русская вокальная школа ведь не моцартовская.

Шагимуратова: Я приехала за два месяца до фестиваля. Занималась с разными коучами по языку. Мне музыкального коуча специально вызвали из Венской государственной оперы. Но на самом деле, я готовила эту партию целый год. До этого я спела "Царицу ночи" в Хьюстоне, еще когда занималась в Молодежной программе оперных певцов. Но, конечно, дебют в Зальцбурге был очень ответственным. И как победа на Конкурсе Чайковского дала результат - Зальцбург, так и выступление в Зальцбурге дало толчок - у меня появились предложения в другие театры мира.

РГ: Но вы и до Зальцбурга уже выступали в Хьюстоне. Известно, что музыкальные менеджеры постоянно ездят по миру в поисках голосов. Где вас впервые услышали и как увезли на Запад?

Шагимуратова: Я была еще студенткой Московской консерватории. В Москве ежегодно в мае проходит Международная школа вокального мастерства под руководством Марка Либерзона, на которую съезжаются преподаватели вокала, менеджеры. Мой педагог профессор Галина Алексеевна Писаренко пригласила меня принять участие в этой школе. А там одна из преподавателей - Диана Зола, оказалась артистическим директором Хьюстонской оперы. Она, услышав меня, и пригласила в Молодежную программу.

РГ: Сейчас в Большом театре тоже появилась Молодежная программа под руководством Дмитрия Вдовина. Знаю, что он сейчас занимается с вами. Большая разница в программах?

Шагимуратова: Молодежная программа Большого театра как раз очень приближена к западным. Такие студии есть и в Метрополитен-Опера, и в Хьюстоне, и в Чикаго. Такие программы очень важны для начинающих певцов.

РГ: Это правда, что только с третьего раза вас взяли в Московскую консерваторию, когда вы хотели перевестись из Казани?

Шагимуратова: Да, я никак не могла поступить, не проходила по конкурсу. В Казани я закончила дирижерско-хоровое отделение в музыкальном училище и поступила в Казанскую консерваторию тоже на дирижерско-хоровое. А музыкальную школу я оканчивала, как пианистка, в Ташкенте. Я там родилась, и в 1994 году мои родители переехали в Казань.

РГ: Где теперь ваш дом?

Шагимуратова: Мой дом - самолет. А родители живут в Казани.

РГ: Но официально вы числитесь в штате Казанского оперного театра?

Шагимуратова: Да, была счастлива, когда директор Татарского театра Рауфаль Сабирович Мухаметзянов позвонил мне и пригласил работать в театре. Я ему сказала, что у меня очень загруженный график, и постоянно выступать в Казани я не смогу. Но он ответил: ничего страшного.

РГ: В Большом театре вы спели Царицу ночи в "Волшебной флейте". Это уже коронная для вас партия: вы спели ее на самых крупных сценах мира, хотя имеете пока небольшой сценический опыт. Спектакли все разные, на разных сценах, с разными дирижерами, постановщиками. Да и сам образ Царицы ночи противоречивый, неоднозначный у Моцарта. Что для вас остается главным в этой партии Царицы - воплощение тьмы или, может, абсолютная любовь к дочери?

Шагимуратова: Это зависит от того, что от меня просит режиссер. В некоторых постановках Царица может быть и неадекватной, совсем сумасшедшей. Бывает, что режиссерам нравится моя интерпретация - демоническая фурия. Мне ближе такая трактовка, я считаю, что Царица ночи была написана скорее для крепкого драматического голоса, чем для легкого колоратурного сопрано, как ее принято исполнять. 

РГ: Вы фактически первая певица, которая вышла на сцену отреставрированного Большого зала. Как вы оцениваете акустику после реставрации? 

Шагимуратова: Акустика в этом великолепном зале всегда была исключительной. Я пела там до реконструкции, поэтому смогла почувствовать, что акустика в Большои зале изменилась еще в лучшую сторону. На репетиции с маэстро Спиваковым в пустом зале голос вообще летел, и было так невероятно легко петь! Но, когда в зал сел зритель, конечно, все немного изменилось. Но акустика стала лучше, это точно! 

РГ: А такое собрание народных артисток СССР, которые были на вашем концерте - Галина Вишневская, Елена Образцова, Тамара Синявская, присутствие Валерия Гергиева - все это не осложняет работу на сцене? 

Шагимуратова: Нет. Я выхожу на сцену и пою - Лючию, Джульетту, Джильду. Я не думаю о том, что в зале сидит Гергиев, Путин и такие великие артистки. Иначе мне незачем выходить на сцену. 

РГ: Когда вы пели на этом концерте, чувствовалось какое-то внутреннее ликование в голосе, будто вы влюблены. Это так? 

Шагимуратова: Да. И это мне помогает сейчас на сцене. 

РГ: У вас большая семья?

Шагимуратова: Нет, я единственная дочь. Родители мои уже на пенсии. 

РГ: Приезжают на ваши премьеры? 

Шагимуратова: Они приезжали ко мне в Зальцбург и на мой дебют в Метрополитен. 

РГ: Если человек постоянно живет в самолете, как вы сказали, меняет ли психологию такое странствие? У вас есть квартира, где вы можете жить, отдохнуть?

Шагимуратова: Конечно, меняется психология. Я стала "человеком мира". Жизнь мне не принадлежит. Я вижу разные страны, знакомлюсь с новыми музыкантами, интересными людьми. А на квартиру я еще не заработала. Когда у меня перерыв между спектаклями, я приезжаю к родителям. Но обычно я из одного контракта еду на другой, и у меня нет перерывов, нет отдыха.

РГ: А кто занимается вашим гардеробом? Где храните свои туфли, платья?

Шагимуратова: Все у меня в Казани. На концерт в Москву мама мне платье привозила. Ну, а гардеробом я занимаюсь в основном сама. Прислушиваюсь к мнению людей. В спектаклях могу попросить художника сделать какие-то изменения. Кто-то идет навстречу, кто-то нет.

РГ: А как форму поддерживаете? "Чак-чак" можете себе позволить?

Шагимуратова: Сейчас уже нет. Основная проблема в том,  что директора многих театров мира хотят видеть стройных оперных артистов, поэтому всегда надо быть в хорошей форме. Я активно над этим рботаю.

РГ: Что в Лондоне сейчас поете?

Шагимуратова: Пою сейчас в Англии донну Анну в "Дон Жуане" Моцарта на Глайнборгском фестивале. На открытие Конкурса Чайковского приезжала в Москву между спектаклями. В следующем году у меня будет "Сомнамбула" и "Любовный напиток" в Венской опере. Это мои дебюты в партиях. А в Казани я недавно спела Зайтуну в опере "Любовь поэта" Резеды Ахияровой, и тогда же мне вручили Государственную премию Республики Татарстан им. Г. Тукая.

РГ: Когда вы планируете снова появиться в России, или здесь нет заявок на ваш голос?

Шагимуратова: Меня приглашает выступать в Россию Владимир Спиваков, он и открыл меня московской публике. А сейчас пригласил выступить на открытии Конкурса Чайковского, за что я ему очень благодарна. Надеюсь также, поскольку это входит в планы Большого театра, выступить на открытии исторической сцены Большого театра в ноябре этого года в опере Глинки "Руслан и Людмила". Главное, чтобы театр открылся.

РГ: Альбина, а где живет ваша любовь?

Шагимуратова: Моя любовь - в России. Я очень хочу почаще приезжать в Россию и петь - в Москве, в Казани. 95 процентов моего графика - это Запад: Америка, Европа. Но я получила российское образование, я российская певица и хочу петь в России. 

Досье "РГ"

Альбина Шагимуратова - народная артистка Татарстана, лауреат Государственной премии РТ им. Г.Тукая, солистка Татарского академического театра оперы и балета им. М. Джалиля. Родилась в Ташкенте, окончила вокальный факультет и аспирантуру Московской государственной консерватории (класс народной артистки России Галины Писаренко). Была солисткой Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. В 2007 году стала лауреатом I премии Международного конкурса им. П.И.Чайковского. В 2006-08 годах стажировалась в Молодежной оперной студии Хьюстонской Большой оперы, где спела партии Мюзетты ("Богема"), Лючии ("Лючия ди Ламмермур"), Джильды ("Риголетто"). В 2008 году дебютировала на Зальцбургском фестивале (Царица ночи в "Волшебной флейте"), в 2010 году спела эту партию в Большом театре, Венской опере, Метрополитен, Лос-Анжелесе, в Ла Скала. Сотрудничает с выдающимися дирижерами - Риккардо Мути, Зубином Метой, Джеймсом Конлоном, Патриком Саммерсом, Петером Шнайдером, Адамом Фишером, Владимиром Спиваковым и др.

Комментарии (0)
Добавить комментарий
новости партнеров
новости
партнеров
Наверх