Общество
только в "рг"

Эта память не имеет цены

Галина Гагарина о своем отце

Галина Гагарина: Многие книги об отце, написанные в перестройку, созданы с целью вытащить "жареные" факты

Двенадцатого апреля в России торжественно отпразднуют 50-летие первого полета человека в космос. В преддверии знаменательной даты мы обратились с вопросами к младшей дочери космонавта-1, доценту Российского экономического университета им. Г.В.Плеханова кандидату экономических наук Галине Юрьевне Гагариной, которая в эти дни встречает и свой личный юбилей.

Российская газета: При всех сравнениях и образах, которыми сопровождали и сопровождают имя Юрия Гагарина - Колумб Вселенной, первопроходец космоса, посланец землян, для вас он прежде всего отец. И 9 марта - его день рождения, который уже в 42-й раз отмечают без Юрия Алексеевича. Как это обычно бывает в вашей семье?

Галина Гагарина: В день рождения отца мы обычно с утра едем к Кремлевской стене, чтобы положить цветы к тому месту, которое считается местом захоронения. И собираемся всей семьей, с друзьями семьи, чтобы вспомнить папу и помянуть его.

РГ: А что связывает вас со Звездным городком и часто ли бываете там сейчас?

Гагарина: В Звездный мы переехали весной 1965-го. До этого жили в поселке Чкаловский, который был построен для летчиков Чкаловского аэродрома и их семей. В те времена там царила необыкновенная атмосфера: все знали друг друга, так как были связаны по службе и работе. Дети учились в одной школе. Теперь понимаю, что состав педагогического коллектива и уровень преподавания были очень высокими. В современных школах найти такое очень трудно.

Сейчас в Звездном бываю не так часто, как хотелось бы. К сожалению, этот уникальный городок постепенно разрушается и скоро вообще может исчезнуть, так как Центр подготовки космонавтов и сам Звездный выведены из структуры минобороны. А в Роскосмосе, куда все передали, озабочены главным образом извлечением средств из объекта за счет приватизации зданий и сооружений. Плюс - все вытекающие отсюда последствия в виде полного развала ЖКХ.

РГ: Вам исполнилось только семь лет, когда не стало отца. Какие эпизоды сохранила ваша детская память? Бывает ли так, что с годами вдруг вспоминаются новые "картинки из детства"?

Гагарина: В памяти осталось довольно много эпизодов - обо всех, конечно, не расскажешь. В основном запомнились моменты, когда у папы выпадало свободное время и он проводил его вместе с нами. Но случалось это нечасто. Ведь наряду со службой у него было много общественных обязанностей, учеба в академии имени Жуковского. Каждое утро перед уходом на службу он вносил запись в дневник о событиях предыдущего дня, вечером сидел за учебниками, выполнял задания и проекты, необходимые для сдачи зачетов и экзаменов. Очень не любил обмана в любом виде, вплоть до самых мелочей. Никогда не наказывал грубо, рукоприкладством, но мог сказать и объяснить так, что запомнишь на всю жизнь.

РГ: Есть ли такое место в Звездном городке или где-то еще, которое особенно нравилось отцу, и он любил бывать там вместе с семьей?

Гагарина: Я не помню какого-то определенного места, где любил бы бывать папа. Но он очень любил природу. Если выпадало свободное воскресенье, мы выезжали в лес: собирали грибы, просто гуляли. Любили ездить на катере (папе подарили в Швеции) на пикники на Химкинское водохранилище. Всегда вокруг была компания друзей-космонавтов - как слетавших, так и тех, кто только готовился к полету.

По-своему важным для папы, я думаю, было Бородинское поле. Пару раз я с ним там была вдвоем по дороге в Гжатск, ездили к бабушке - его маме. На поле папа был особенно задумчивым, грустным. Рассказывал мне о войне 1812 года и о кровавых событиях, связанных с Бородино. О нашей победе, о славе русского оружия, о доблести, храбрости и мужестве защитников Родины. Еще по дороге на Бородино пел мне песню "Скажи-ка, дядя, ведь не даром..."

РГ: Не стихи читал, а исполнял как песню?

Гагарина: Да. Пел чистым голосом, и очень музыкально. У папы был прекрасный слух: в молодости он играл на трубе в оркестре. И Бог судья Иосифу Кобзону, который выставляет папу человеком, не имевшим ни голоса, ни слуха. Причиной этому могу назвать только желание найти у Юрия Гагарина какой-то недостаток. Или придумать его. Легко наговаривать на человека, которого уже нет на этом свете, и он не может ответить.

РГ: О вашем отце и его подвиге написано несметное количество газетных и журнальных статей, выпущено множество книг, документальных фильмов и телепрограмм. Создавалось это в разные годы, и разные преследовались цели. Что из этого вам кажется наиболее достойным памяти отца? И что сегодня вы бы посоветовали прочитать-посмотреть тем, кто только вступает во взрослую жизнь и хотел бы понимать, чем и кем в истории нашей страны можно гордиться?

Гагарина: Книг, статей, воспоминаний создано действительно много. Но значительная часть - это компиляции из разных источников. Другие создавались с целью вытащить и предать гласности какие-то "жареные" и сенсационные, по мнению корреспондентов, факты. Особенно характерно это было для периода перестройки. Серьезными и правдивыми, конечно, являются книги самого Юрия Гагарина - "Дорога в космос", "Психология и космос" (в соавторстве), книги родных и близких, коллег по первому отряду космонавтов. В свое время на ОРТ или РТР (не помню точно) сняли прекрасные документальные сериалы, посвященные становлению космонавтики в СССР, первому отряду космонавтов.

РГ: Еще живы некоторые из журналистов, которые лично встречались с Юрием Гагариным и писали о нем с его слов. Это Василий Песков, Владимир Губарев. Не так давно умер Ярослав Голованов, оставивший большую книгу о Сергее Павловиче Королеве. На ваш взгляд, что отличало и отличает их подход от методов работы нынешней генерации журналистов и редакторов?

Гагарина: Я бы добавила к этому списку еще Михаила Реброва, возглавлявшего отдел по космосу в "Красной звезде". Он сам (хотя его уже нет в живых) и его семья были и остаются нашими близкими и хорошими друзьями. Плеяда журналистов, писавшая о начале космической эпохи, умела мечтать. Ведь прошло чуть больше десяти лет после окончания страшной войны, когда был запущен спутник. Люди вдруг увидели, что мечта становится действительностью. Они были честны, открыты, по-настоящему профессиональны, прекрасно образованны, любили свою страну, глубоко разбирались в вопросе, о котором писали. Никогда не гнались за сенсациями и специализировались в одной близкой им области.

К сожалению, не могу сказать этого о ныне пишущих и снимающих. О тех, кому ничего не стоит сунуть камеру в лицо плачущей женщине, потерявшей своего ребенка, и при этом спросить "Что вы чувствуете?" Константин Симонов, беря интервью у участников войны, всегда приказывал выключать камеру, когда на глазах интервьюируемого появлялись слезы. Современные журналисты хотят добиться своего всеми неправдами, представляясь совершенно другими людьми, стараясь застать врасплох, а потом бессовестно перевирают слова или интерпретируют их как заблагорассудится.

РГ: Многим памятна попытка выпуска в прокат фильма с провокационным названием "Внук Гагарина". Вам стоило немалых сил, чтобы авторам разъяснили: никакие "творческие" фантазии не отменяют этических норм и законов, стоящих на защите семьи и человеческого достоинства. Полагаю, что этот нашумевший случай не единственный, когда вам и вашей семье приходилось вставать на защиту имени первого космонавта?

Гагарина: Мне не очень хочется продолжать эту тему, но людям (в том числе представителям творческих профессий), которые возмущаются "ограничениями авторской свободы и художественного вымысла", хочу посоветовать: снимайте подобные сюжеты о собственных родителях. И вот тут можете в полной мере реализовать свои художественные фантазии и творческий потенциал, если то и другое окажутся в наличии.

РГ: Не так давно глава Роскосмоса Анатолий Перминов, отвечая на вопрос журналистов, подтвердил и одобрил подачу вами заявки в Роспатент на регистрацию товарного знака "Юрий Алексеевич Гагарин". Что побудило вас к такому шагу и каковы его юридические последствия?

Гагарина: Товарный знак был зарегистрирован еще десять лет назад, и совершенно непонятно, почему сейчас вдруг это вызвало такой ажиотаж. А все, что за этим, позвольте оставить без комментариев.

РГ: Где и какой из памятников Юрию Гагарину вам кажется наиболее удачным и почему?

Гагарина: Все памятники носят достаточно символичный характер, поэтому назвать один сложно. Из тех, что наиболее удачны, - бюст на Аллее Героев космоса и тот, что создал Кербель.

РГ: Истоки вашей семьи по линии отца музейные работники и смоленские краеведы исследовали очень глубоко - нашли предков даже в Костромской губернии. А откуда ваши корни по материнской линии? Кем были родители Валентины Ивановны?

Гагарина: Родители мамы были из так называемого мещанского сословия. Ее отец - Горячев Иван Степанович, уроженец Оренбурга, всю жизнь проработал поваром. И, по отзывам, был мастером в своем деле. Его даже приглашали поработать в комбинате общественного питания ЦК партии. Бабушка наша - Варвара Семеновна - родом из Рязанской области. Занималась домашним хозяйством и воспитанием детей. А в семье их было шестеро - трое мальчиков и трое девочек. Мама - самая младшая. Двое сыновей - старший Алексей и младший Михаил - погибли на войне, средний - Иван - воевал на Дальнем Востоке и вернулся домой.

РГ: Чем запомнились бабушкины и дедушкины уроки? Какое участие они приняли в вашей судьбе?

Гагарина: К сожалению, родители мамы умерли довольно рано. Бабушка помогала маме в воспитании сестры, но со мной она повозиться успела совсем немного. О них, по рассказам мамы, остались самые теплые воспоминания.

РГ: Кто из друзей и сослуживцев отца оказался по-настоящему близок вашей семье, помогал и поддерживал, когда не стало Юрия Алексеевича?

Гагарина: В первом отряде космонавтов все были достаточно дружны, но объединял компанию, конечно, папа. Собирались и отмечали общие праздники у нас дома. Наша квартира всегда была полна гостей - папиных сослуживцев и других людей, с которыми он встречался по различным вопросам. После его гибели наиболее близкими нашей семье были и остаются космонавт Владимир Александрович Шаталов и его семья. Папа по-настоящему дружил с первым секретарем ЦК ВЛКСМ Сергеем Павловичем Павловым. Между ними наблюдалось родство душ. Сергей Павлович и его супруга всегда искренне помогали маме, часто поддерживали добрым словом. Часто мы вместе с ними проводили отпуск.

Из космонавтов первого набора папа с очень большим уважением относился к Павлу Ивановичу Беляеву и Владимиру Михайловичу Комарову. Они были самыми старшими в отряде, с большим опытом службы и тем не менее не стеснялись обратиться за советом, как и отец к ним. Гибель Комарова, дублером которого был папа, причинила ему огромную боль. Он страшно переживал и добился того, чтобы в свидетельстве о смерти была указана настоящая причина, а не какое-то бытовое происшествие, как хотели было указать власти.

Особое отношение у папы было к Сергею Павловичу Королеву, которого он называл "космическим отцом", о чем и написал на своей фотографии, подаренной С.П. Смерть Сергея Павловича была настоящим ударом для отца. Он страшно переживал ее. У папы на стене кабинета висела фотография академика Королева.

РГ: Встречались ли вы или кто-то из вашей семьи с первым астронавтом США Джоном Гленном или членами его семьи?

Гагарина: С американскими астронавтами встречаться не довелось.

РГ: А дети наших космонавтов, на ваш взгляд, чем-то отличаются от других детей - своих сверстников?

Гагарина: Я не знаю, как дети современных космонавтов, но в наше время мы ничем не выделялись: ходили в одну школу, вместе проводили свободное после уроков время. И до сих пор время от времени собираемся двумя выпускными классами.

РГ: Что повлияло на ваше решение, когда пришла пора выбирать профессию?

Гагарина: Главным образом - общение с выпускниками нашей школы в Звездном городке, которые уже учились в разных вузах и рассказывали об этом.

РГ: Известная фамилия, унаследованная от отца, одним помогает в жизни, другим может мешать и создает проблемы. Как было в вашем случае?

Гагарина: Нельзя сказать однозначно, но определенные обязательства это, конечно, накладывает. Заставляет быть более ответственной, обязательной, иногда требует обдумывать каждое свое слово. Потому что если за кем-то промах не заметят, то человеку с известной фамилией это обязательно припомнят, а иногда и придумают то, чего не было. Но в основном люди относятся по-доброму. Те, кто постарше, вспоминают, чем для них стал день 12 апреля 1961 года, иногда рассказывают о встречах с Гагариным, если такое случалось. А молодежь очень часто задает вопрос: "А вы действительно дочь?" И мне, конечно, приятно, что память об отце передается и через меня.

РГ: Когда вы получили образование, обзавелись семьей, а в стране изменилась политическая атмосфера и были сняты многие табу, у вас не возникало желания лично и в полном объеме ознакомиться с материалами, проливающими свет на обстоятельства гибели отца и полковника Серегина? Считаете ли вы, что к этой теме специалистам следовало бы вернуться, чтобы сказать всю правду и положить конец домыслам?

Гагарина: Я обладаю достаточной информацией об этом, а дополнительные технические подробности не внесут кардинальных изменений и не вернут папу к жизни. Хотя я благодарна людям, специалистам в разных областях, которые не считают закрытым вопрос о причинах и обстоятельствах той катастрофы. Известная питерская компания выпустила фильм, в котором очень подробно исследована и проанализирована гибель Юрия Гагарина.

РГ: В России и за ее пределами есть много мест, связанных с именем вашего отца и вашей семьей. Есть Гжатск (теперь Гагарин), есть Оренбург, Саратов, Мурманская область, где родилась ваша старшая сестра, есть подмосковные Люберцы и ставший заграницей Байконур. И бывает немало поводов пригласить вас, вашу маму, других членов семьи на мероприятия, связанные с памятью об отце. На какие предложения вы чаще откликаетесь и почему?

Гагарина: Я не любитель подобных мероприятий, поэтому откликаюсь на них крайне редко. Просто не люблю повышенного внимания и любопытства по отношению к себе. До сих пор очень переживаю в таких случаях, хотя с момента гибели папы прошло уже больше сорока лет.

РГ: Многие фотографии Ю.А. Гагарина, в том числе любительские снимки и фотографии из семейного альбома, давно разошлись по музейным экспозициям и редакционным архивам. А сейчас во множестве появились в Интернете и часто - даже без ссылок на авторство и принадлежность. Как вы к этому относитесь? Какая фотография отца (или с отцом) вам особенно памятна? С чем это связано?

Гагарина: Папа был очень публичным и известным человеком. Множество людей его фотографировали или хотели сфотографироваться с ним. Поэтому появление этих фото в Интернете - естественный процесс, и к нему отношусь совершенно нормально. Очень люблю фотографии, на которых остановлены моменты нашего с папой совместного отдыха в Крыму или на природе.

РГ: В России, как известно, появились космонавты во втором поколении. По стопам своих отцов пошли Сергей Александрович Волков и Роман Юрьевич Романенко. С их же слов, где-то на подходе уже и третья смена. А какую дорогу выбрали для себя внуки Юрия Гагарина? Где живут, чем занимаются?

Гагарина: Дочь Елены, Катя, окончила исторический факультет МГУ им. Ломоносова, учится в аспирантуре и работает в структуре музеев Кремля. Мой сын - Юрий - студент факультета государственного управления МГУ.

акцент

РГ: Вы читаете в университете им. Плеханова курс экономической географии, у вас научные труды и учебники по региональной экономике, размещению производительных сил и природно-ресурсному потенциалу. Позвольте поинтересоваться как у специалиста: что думаете о новомодной ныне тенденции уповать на развитие туризма и рекреационных зон в местах существовавшего прежде сельхозпроизводства? В том числе и в Смоленской области, на родине вашего отца?

Гагарина: Не вижу ничего страшного, если развивать в регионе туризм, тем более что там сохранилось большое количество памятных мест, связанных с именами замечательных русских людей. Развитие туризма заставит строить дороги, гостиницы, развивать сферу общественного питания и, следовательно, сельское хозяйство, создавать перерабатывающие предприятия, сохранять народные промыслы - например, производство льняных тканей, чем так славится Смоленщина. Как следствие - появятся новые рабочие места и повысится уровень жизни населения. Но сначала нужно вложить деньги в инфраструктуру и в восстановление памятников культуры. Потянуть за один хвостик - и вытянется весь региональный хозяйственный комплекс. Но этим нужно заниматься не один год и не ждать сиюминутной прибыли в 300 процентов. Наш бизнес этого не умеет и не хочет уметь, да и законодательство этому не способствует. Хотя почему бы не создать там то, что сейчас строят в Сколково?

РГ: Возможно, вы слышали о проекте под названием "Гагаринлэнд" вблизи села Клушино. За 220 километров от Москвы предлагается создать "приют отдохновения" для состоятельных граждан, утомленных мегаполисом: дома из дерева по финской технологии, магазин, кафе, свой кинотеатр и вертолетная площадка. Еще более масштабный проект затевается на землях, прилегающих к Вазузскому и Яузскому водохранилищам - сейчас это территория природного парка. Вы бы сами не хотели обзавестись на родине отца подобным "ранчо"?

Гагарина: Мне совершенно не нравится название "Гагаринлэнд", а по сути особенных возражений нет. Конечно, если это не вредит экологии и не разрушает памятники истории и природы. Что касается "ранчо"... У меня есть дачный участок, и его вполне хватает. К тому же я и члены моей семьи не большие любители огородничества.

РГ: А может ли вообще такой подход обеспечить достойное развитие территории? Как, по вашим сведениям, обстоит с этим в других, традиционно аграрных регионах - например, в Оренбургской и Саратовской областях?

Гагарина: Оренбургская и Саратовская области - зерноводческие. Это, во-первых. Во-вторых, они обладают еще и другими природными ресурсами, кроме земельных. В связи с этим их сравнение со Смоленской областью не совсем корректно. А вообще сейчас все развитие субъекта зависит от способностей губернаторов привлечь в свой регион как можно больше финансовых ресурсов из центра. Поэтому говорить о проведении реальной региональной политики в России нельзя.

Поздравляем!

Так произошло, что день рождения Юрия Гагарина и появление на свет его младшей дочери почти совпали, расположившись сразу после и в канун 8 Марта. А то, что свершилось через месяц и четыре дня после рождения Галины Юрьевны Гагариной, навсегда сделало ее ровесницей отцовского триумфа и всей пилотируемой космонавтики.

Комментарии (0)
Добавить комментарий
новости партнеров
Наверх