календарь поэзии

Любимое окно Джанны Тутунджан

В Москве открылась выставка произведений народного художника России Джанны Тутунджан

Фамилия Тутунджан мне, вологодскому мальчишке, казалась особенно северной, а Джанна - именем какого-то тихого народа, таящегося по берегам бездонных лесных озер. Помню, как был удивлен, узнав, что имя и фамилия художницы исконно армянские.

Любимое окно

И в непогоду светит.

Чудесное. Оно -

Дороже всех на свете.

Счастливое окно.

Его заколотили.

Не думай, что к тебе

Пути мы позабыли.

Поверь - и полетит

К заветному дорога!

И снова буду я

У милого порога...

Джанна Тутунджан

А я ведь помню это окно...

Стояло лето в зените, грозовые тучи густо синели над лесом, а наш газик то нырял в овражки, то натужно скрипел в гору, то летел с горы, поднимая облака пыли. Так двадцать лет назад я на полном ходу влетел, пугая кур, в деревню Сергиевскую, в гости к художнице Джанне Тутунджан.

Я рос в Вологде и на выставки Тутунджан в картинную галерею ходил вместе с дедушкой. Дедушка с умилением находил в ее картинах свое деревенское детство, а я полюбил веселые чистые краски Тутунджан, ее просторы, снега и небо - все звонкое, как ее имя - Джанна.

Она переехала в Вологду из Москвы в 1961 году - вслед за мужем-художником Николаем Баскаковым.

...От двух корней моя основа:

Растила бабушка Снежкова,

А та, кем мне отец был дан,

Теплей и жарче всех южан...

Мороз и Солнце, как две силы -

Армения и ты, Россия.

А родилась я на Арбате,

И Сивцев Вражек - колыбель...

Вскоре Николай и Джанна купили домик на окраине деревни Сергиевской, куда приплыли по Сухоне на... самодельном плоту.

Про такие места, как Сергиевская, у нас привыкли говорить "глухая деревня", того не замечая, что глуше самых дальних деревушек у нас города. И чем больше город, тем он глуше, неотзывчивее на людское горе.

Как встретили Джанну в деревне, вспоминает Декабрина Шалашова (в письме к вологодской журналистке Н. Веселовой): "Прошел слух по деревне - художница к нам приезжает, летом жить будет, рисовать людей наших, дома. В большую перемену бегали всей школой смотреть на нее, как на диковинку. Незнакомых людей мало тогда в деревне бывало, не только телевизоров не было, радио не в каждой избе услышишь. К нам как-то фотограф в школу пришел, так мы его чуть не затоптали! А тут - художница, да еще с нерусской фамилией - как не посмотреть!..

А когда Тутунджан стала делать с меня первые наброски к картине "Молодая", я ей говорю: "Вот все художники красивых рисуют, а я вроде бы некрасивая, почему вы меня выбрали?" - "Ты еще не знаешь, какая ты красивая!" - улыбнувшись, ответила она мне...

И вот уже полвека как южное имя Джанны (а кличут ее многие Жданочкой) в Сергиевской так же привычно слуху, как местные названия: Шевденицы, Хавденицы, Тюреберь, Мадовицы...

"Самое любимое состояние: зимой жить одной на краю деревни, - рассказывает Джанна Таджатовна. - Днем пишу снега и людей. А вечером, когда истоплю свою печку, пойду вдоль верхнего или нижнего посада. И без стука открою любую дверь. И меня обдаст избяным теплом... И я буду рисовать и слушать, как пить, эту жизнь! И она будет проходить сквозь меня... А нагостившись, я пойду к себе, хмельная от счастья, общения с чем-то главным, неподдельным, высказанным живыми словами..."

Вот и в стихах Джанны все слова живые, родные.

Синица - синь.

Синица - сень.

Назавтра будет

Ясный день.

Назавтра будет синий март.

И снова солнышко -

В азарт!

И снова будет

Таять снег.

Придет опять

Тепло для всех.

Опять закапает капель,

За ней появится апрель.

И снова побегут ручьи.

В них уплывут, как бы ничьи,

Все мои горести и беды.

И доживу я до Победы...

Выставка произведений народного художника России Джанны Тутунджан открылась в Москве в художественной галерее Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе.

Продлится выставка до конца апреля.

Написать автору вы можете по адресу: dmitri.shevarov@yandex.ru

Комментарии (0)
Добавить комментарий
новости партнеров
новости
партнеров
Наверх