событие

Поперек потока

В Москве открыл двери Мультимедиа Арт Музей

В Москве открыл двери Мультимедиа Арт Музей

Вчера после пятилетней реконструкции в Москве на Остоженке открылся Мультимедиа Арт Музей (раньше - Московский Дом фотографии). Среди трех выставок, с которых ММАМ начинает работу, - уникальная ретроспектива, посвященная международному движению Fluxus. О проекте "Fluxus: поживем - увидим..." рассказывает ее куратор Бернар Блистен.

Российская газета: Выставка "Внезапное лето Fluxus" была показана в прошлом году в Париже. Вы изменяли ее, готовя экспозицию для Москвы?

Бернар Блистен: Я старался найти параллели этому движению в России. Некоторые русские художники очень близко приближались к территориям, на которых работал Fluxus. Скажем, на выставке показаны работы Комара и Меламида, сделанные вскоре после отъезда из СССР. Вообще-то Fluxus - интернациональное движение, начавшееся в 1960-х. В нем участвовали американские, европейские, азиатские художники. Его идеологом был литовец Джордж Мациюнас, который жил в Нью-Йорке.

РГ: Fluxus значит "поток"?

Блистен: Да. Причем принципиально, что эти художники жили в потоках сразу нескольких искусств. Их интересовала музыка, поэзия, изобразительное искусство. Среди самых ярких фигур Fluxus a - композитор Джон Кейдж, ученик Арнольда Шёнберга. Дух Fluxus a нашел отклик в послевоенной Германии, где в начале 1960-х работал Карл-Хайнц Штокхаузен. Их объединял вкус к эксперименту, открытость жизни.

Не менее важна для них была поэзия, в которую они вдохнули новую жизнь. Представители этого движения, например, жаждали вывести поэзию на улицы, перенести ее на стены домов, выплеснуть в декларациях и перформансах.

РГ: Звучит очень знакомо. У нас этим занимались в начале ХХ века, в частности, "лефовцы"...

Блистен: Конечно. Идеи сходны - соединить искусство и жизнь. Искусство Fluxus - тоже "левое", антибуржуазное, бросающее вызов обществу потребления. При подготовке московской выставки мы попытались провести параллели с искусством Маяковского, Хлебникова...

РГ: Вы хотите сказать, что художники Fluxus - младшие братья мастеров русского авангарда?

Блистен: Скорее - младшие братья вообще художников авангарда. Их вдохновлял опыт Марселя Дюшана, Эрика Сати, сюрреалистов, дадаистов.

РГ: В России многие связывают Fluxus с именем легендарного Йозефа Бойса... Он участвовал в этом движении?

Блистен: Да, работы Бойса есть в экспозиции. Но Бойс был связан с Fluxus очень недолго. Он дружил с корейским художникам Нам Джун Пайком, который был увлечен идеями Fluxus. Это был период, когда создавалось очень много коллективных работ. Вообще на Fluxus большое влияние оказал авангардистский театр. В сущности, это был коллективный социальный проект.

РГ: Рассказывают, что в 1962 году художник Вольф Фостель пригласил знакомых проехаться на любом автобусе по Парижу, обращая внимание на разорванные афиши, мусор, пятна на стенах, шум и проч. В этом и была суть художественной акции. Понятно, что она невоспроизводима. Тогда как эти произведения показывать?

Блистен: Можно собрать документацию акций, их записи и следы, печатную продукцию... Что-то подобное делал Курт Швиттерс во времена дадаизма.

Художник - тот, кто показывает нам этот мир. Роберт Филлью, очень значимый представитель движения Fluxus, говорил: "То, что дает жизнь, гораздо более интереснее самого искусства". Художники возвращали зрителям к красоте каждодневной жизни.

РГ: Но тогда ваш проект оказывается историческим? Он представляет русло реки, которая утекла?

Блистен: Fluxus в музее - это только на первый взгляд звучит абсурдно. Мы постарались, чтобы выставка сохранила непредсказуемость акций тех художников. Чтобы она мобилизовала все органы чувств: зрение, слух, осязание... Зритель здесь перестает быть только пассивным созерцателем, он становится участником действия. Музейная территория в свою очередь должна стать открытием пространства индивидуального жизненного опыта.

РГ: А как вы открыли для себя Fluxus?

Блистен: Лично для меня самыми главными было произведение Марселя Дюшана. Он стал моим проводником к художникам Fluxus. Потому что он поставил те вопросы, на которые искало ответ искусство ХХ века. Можно ли создать произведение, которое не будет искусством? Можно ли сделать из своей жизни произведение искусства? Дюшан оказал сильное влияние на Fluxus.

Среди тех художников Fluxus, которых я знал, я встретил ту манеру поведения, способ жить в этом мире, которые очень близки к духу дзэн. Это мне помогло. Я начал искать легкость тут, в этом мире. Существование в настоящем, жизнь в текущем мгновении стали для меня главным. Общение с этими художниками рождало очень теплое чувство. Ощущение, словно ты оказался в семье.

Комментарии (0)
Добавить комментарий
новости партнеров
новости партнеров
новости
партнеров
Наверх